Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Новый год принято желать друг другу счастья, причем обязательно нового, которое точно будет больше старого. К праздничным поздравлениям присоединяется корреспондент Радио Свобода Евгений Аронов. В США, где живет автор, проблематика счастья - это модная тема социально-экономических исследований, за которую охотно берутся и теоретики, и эмпирики, - и частенько обжигаются.

В Новый год принято желать друг другу счастья, причем обязательно нового, которое точно будет больше старого. К праздничным поздравлениям присоединяется корреспондент Радио Свобода Евгений Аронов. В США, где живет автор, проблематика счастья - это модная тема социально-экономических исследований, за которую охотно берутся и теоретики, и эмпирики, - и частенько обжигаются.
Счастье – это грозное средство идеологической борьбы. Стоит одной стране или группе стран убедить мир в том, что их концепция счастья - самая продвинутая, как они получают огромное преимущество в противоборстве с теми, кто исповедует иную концепцию. Докажи, что величина счастья напрямую зависит от уровня доходов или демократизации, как деньгоделание и демократизм станут первейшими ценностями человечества, а деньгоделатели и демократы – их главными хранителями. И напротив – неселение стран, в которых рынок и институты самоуправления развиты слабо, должны будут почувствовать себя очень несчастными. Так и получается. Например, из опросов, проводимых авторитетным Мичиганским Институтом социальных исследований, следует, что нет людей более несчастных на Земле, по их собственному признанию, чем армяне, молдаване и зимбабвейцы.
В Америке самый высокий на душу доход населения, и американцы, в принципе, народ счастливый, но чтобы, не дай Бог, они не почувствовали себя чемпионами по счастью и не погрязли в культурном империализме, сами же американские экономисты доказали, что зависимость счастья от денег описывает функция логарифмическая, а не линейная, - иными словами, если у тебя есть миллион и ты, не покладая рук, ног и головы, заработаешь еще один, то счастья это тебе добавит совсем немного, а также, что душевное удовлетворение индивида сильно коррелирует с нематериальными факторами, - состоянием окружающей среды, свободой выбора, политического и сексуального, равенством полов, толерантностью к наркотикам, - а с учетом этих критериев Соединенные Штаты, если и занимают почетное место в конце первой двадцатки, то заметно отстают не только от привычно умиротворенных скандинавов, но и от пуэрториканцев и колумбийцев, коих в хит-параде умиротворенных видеть несколько странно.
Ведущий американский социолог, сотрудник Института American Enterprise Чарльз Мюррей – большой специалист по счастью, понимаемому традиционно.
- Если я бы проводил сравнительные международные опросы по измерению счастья, то начал бы с того, что попросил респондентов проранжировать те вещи, которые принесли им в жизни наибольшее душевное удовлетворение, а также наибольшее разочарование. Далее, я бы спросил их: если бы вы могли начать жизнь заново, как бы вы изменили ее с тем, чтобы максимизировать удовлетворение и минимизировать разочарование? Боюсь, это был бы совсем непростой опрос.
Анкетировать подростков Мюррей не стал бы: счастье - детям не игрушка, и если советская детвора благодарила Сталина за счастливое детство, то их родители были уже достаточно благоразумны, чтобы помалкивать о количестве счастья, которым они обязаны вождю в своей взрослой жизни.
- Думаю, тридцатипятилетний американский профи ставит карьеру выше семьи и детей как источник душевного удовлетворения, но у того же профи в шестьдесят пять приоритеты, вероятно, будут прямо противоположные, - считает вашингтонский ученый.
Человек, естественно, испытывает удовлетворение от обладания материальными благами, к производству которых он может быть абсолютно не причастен, но подлинное счастье, убежден Чарльз Мюррей, ему может принести только личная сопричастность трансцендентальным ценностям: что он сделал, чтобы пронести через жизнь веру предков; чего добился в деле, которому себя посвятил; как помог близким людям и какой вклад внес в процветание своей нации.
Как полагает вашингтонский ученый, Америка остается привержена перечисленным трансцендентальным ценностям больше, чем любая другая страна, и пока это так, американцы останутся и самым счастливым народом на Земле. Любопытно, что главными противниками этих ценностей и конкурентами за право называться самыми счастливыми, Мюррей считает сегодня не адептов тоталитарных идеологий, а сибаритствующих западно-европейских социал-демократов.
- Ослабление института брака, катастрофически падающая рождаемость, пустующие церкви, утрата интереса к труду, все это отличает современную Европу, которая провозгласила смыслом жизни максимизацию положительных эмоций в промежутке между рождением и смертью человека. При этом многие вещи в Европе меня очаровывают, – фермерские рынки, магазины деликатесов, кафе под открытым небом, музеи, замечательная старая архитектура, - но в зрелом возрасте, когда человек задумывается о пройденном пути, он не может испытывать глубокого счастья или видеть свое высшее предназначение в поедании вкусных сыров и колбас или в прогулках по средневековым городкам. Поэтому я и противопоставляю Америку Западной Европе, а, скажем, не Китаю или Ирану, так как Западная Европа во многих отношениях – место весьма и весьма привлекательное.
Глубинные факторы, определяющие счастье для огромного большинства рода человеческого, имеют мало что общего с идеалами прогрессистки настроенной части западной творческой интеллигенции, - борьбой против глобального изменения климата, за права сексуальных меньшинств и материальное равенство. Пусть слушатели Радио Свобода сами протестируют себя на этот счет,- советует эксперт Института American Enterprise.
В заключение мой собеседник рассказал про свою поездку в Россию в 90ом году. Знакомый в Вашингтоне дал ему и жене адрес своих дальних московских родственников, они встретились, и те, невзирая на крайне стесненные материальные обстоятельства, закатили для незнакомцев из-за океана такой пир, что Чарльз Мюррей до сих пор по этому поводу ахает и охает. «Я хочу пожелать россиянам», - сказал он, - «как бы ни складывалась история страны, не терять присущего им необыкновенного радушия и гостеприимства, без которых в нашей жизни было бы куда меньше счастья».
XS
SM
MD
LG