Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Прислали огромную подборку примет из старинной русской копилки. Я взял оттуда толику. Читаю:
«Если доведется, одевшись, застегнуть пуговицы не по порядку, то это означает, что быть в тот день пьяну или биту.
Кто ест хлеб с плесенью, будет хорошо плавать.
Кто за столом не доедает хлеб и оставляет объедки, тот будет видеть тревожные, мучительные сны.
Горбушку съесть у каравая — женка горбом будет к тебе спать.
Если ножик туп — хозяин глуп, если скатерть черна — хозяюшка глупа.
Если дым из трубы идет против ветра, в том доме живет ведьма».
Из времён, когда прозвучало выражение: учение – свет, а неучение – тьма», приведу подоспевшую к этой мудрости примету: «Если оставишь книгу открытой, то лишишься памяти». А как быть тем, кто и не открывал?

«Отличная работа, можно сказать, крутая, - пишет мне один слушатель об очередном моём тесте. - Предупреждаю, что буду цитировать, где потребуется. Просьба не обижаться, уважаемый Анатолий Стреляный, если иногда без ссылки на автора. Большое спасибо». Спасибо и вам, дорогой, цитируйте, сколько хотите и где хотите, меня не убудет, тем более, что и в том случае, если бы вы на меня ссылались, мне не полагалось бы никакой платы. И радио «Свобода», которому принадлежат наши сочинения, не будет на вас в претензии. Но есть одно «но». Если выдаёте чужие слова и мысли за свои, чтобы поднять себя в глазах вашего собеседника, особенно же – юной собеседницы, - это одно дело. Вперёд! Но если вы делаете это совершенно бескорыстно, только для того, чтобы в чём-то убедить кого-то, тогда вам будет выгоднее ссылаться на какой-нибудь авторитет. Такие ссылки придают веса вашим словам. Мы так устроены, что нам приятно, когда наш собеседник не умнее нас. Это литературный закон, я люблю его вспоминать: чем умнее и важнее мысль, которую автор хочет внушить читателю или слушателю, тем смелее он должен отдавать её герою. Даже если это твоя мысль, и она тебе очень дорога, и ты хочешь ею похвалиться, всё равно: возьми себя в руки, смири свою гордыню и выдумай кого-то, от кого ты будто бы услышал эту мудрость. Тогда она легче дойдёт до людей, если, конечно, ты хочешь, чтобы она дошла, а не просто покрасоваться.

Следующее письмо тоже беру с нашего сайта: «В путинской России больше политической свободы, чем в Чили при Пиночете, но меньше - экономической. А для становления настоящего среднего класса нужна, прежде, всего именно экономическая свобода, которая задавлена в России коррупцией. Поддержание экономической свободы создает условия, при которых средний класс растет численно и получает возможность победить люмпена на свободных выборах, когда до них, наконец, дойдет дело. В этом единственное оправдание политического авторитаризма. Если же авторитаризм, как в России, опирается одной ногой на коррумпированное чиновничество, а другой - на люмпена, а средний класс при этом приносится в жертву, - значит мы обречены на вечное прозябание в нищете и бесправии».


«Бывают люди, не умеющие врать, - говорится в следующем письме. - Иногда это в тягость им самим, да и другим. Большинство же врет только по мере необходимости, во спасение (себя, а то и другого). Но мы, старожилы социализма, совки, знаем и третью породу с очень простым правилом: если можно безопасно соврать, зачем говорить правду? Это чекисты. Путин просто один из них. Врет везде и всегда, врет наяву и во сне, засыпая и спросонок, на вдохе и на выдохе. Таким тоже бывает нелегко - упомни-ка, кому и что соврал», - пишет автор. Можно, наверное, добавить, что любой правитель, да и просто начальник, хотел бы говорить правду как можно реже. Говорить правду его нужно заставлять, и заставлять непрерывно, с утра до утра, Этим и занимается открытое общество, в этом – назначение демократических порядков. Чтобы он и хотел соврать, да не мог. Чтобы врать было опасно. Чтобы за враньё можно было поплатиться должностью, а то и свободой. Одна из разновидностей вранья – когда правитель делает вид, что не знает правды. С путинизмом очень тяжёлый случай. Большинство населения и не ждёт от него правды. Для большинства само собою разумеется, что власть и должна врать – на то она и власть.

Следующее письмо: «Если не ждать от жизни больше того, что она может дать, то надо признать, что огромным историческим достижением было уже одно то, что декабрьские митинги в Москве были разрешены и не сорваны. Их профессилонально охраняли, ими гордится власть, предъявляет их стране и миру, говоря, что это наглядное доказательство, что в стране есть демократия. Это – главное. Это – начало новой жизни. Не имеет значения, - считает автор, - какой будет Госдума, кто будет президентом. Хоть трижды Путин! Не имеет значения, что он думает и будет думать обо всём этом, что он будет делать. На ближайшее время будет достаточно, если он не будет запрещать и срывать митинги, и освободит телевидение. Это будет как бросить детей в реку. Будем барахтаться, учиться плавать», здесь я откладываю это письмо. Мне кажется, автор и сам прекрасно понимает, что состав думы и личность президента не могут не иметь очень большого значения, он просто хочет особо подчеркнуть важность того, чтобы путинизм не забрал сделанных им уступок. Если так будет продолжаться, то капитализм в России, наконец, станет общественной симтемой: какое общество, таков и капитализм. Сейчас он выглядит хуже общества. По карйней мере, на мой взгляд. Желательно, конечно, чтобы он был лучше общества, но это - мечта, это - вряд ли. Хотя я бы с интересом выслушал мнение, что российский капитализм и сейчас лучше российского общества, и что это – благодаря Путину с его ворами и жуликами.

«Дело не только в том, - пишет господин Чудов. - что от социализма мы
унаследовали обескровленный и порченый народ и что едристы убили все
партии правее себя и монополизировали правый край. Хуже всего, что
своим бесконечным враньём и цинизмом, безразмерным воровством они
полностью дискредитировали у нас идеи рынка и демократии. Надеяться не
на что, но "нехай гирше, аби инше". Когда подкралась неизлечимая
болезнь (старость), то хоть лежи, хоть прыгай, она идет своим чередом
и конец неизбежен. Уныло хныкать бесполезно.
Нет, товарищ, зло и гордо,
Как закон велит бойцу,
Смерть встречай лицом к лицу.
И хотя бы плюнь ей в морду,
Если всё пришло к концу!
Вот и собрались на митинг сто тысяч. Я уходил в три часа, а у рамок не
иссякала плотная толпа спешащих на него. А от метро и трех вокзалов
туда же плыл непрерывный людской поток. По настроению людей было
видно, что если бы за вход брали плату, митингующих не стало бы
меньше. А ведь проплаченные "наши", которых организованно привозили,
сразу утекали в город, плюя на митинг. В том и разница. Как говорили диссиденты, "За успех нашего безнадёжного дела".


«Меня зовут Феликс, - следующее письмо, - мне шестьдесят один год, живу в ФРГ шестнадцать лет, вот уже год имею возможность иногда наблюдать в кабеле Первый канал российского телевидения. Лживая информация в любом сообщении, которое втирается в мозг смотрящего. Всегда и везде это телевидение, как и в совковое время, врёт, передёргивая абсолютно всё. Особо отличается такими стараниями поп, допущенный по субботам вещать на многие части планеты. Например, он сообщил, что казаки (по случаю юбилея войны 1812 года) поскачут на лошадях от Москвы до Парижа, тем самым объединя разрозненные народы Европы. Нам с женой было очень странно это слышать, ведь Европа живёт в ЕС, не имея государственных границ, а о России никто здесь не думает. Как вы думаете, закончится ли когда-нибудь официальное враньё?». Закончится, Феликс, обязательно закончится, и когда об этом серьёзно задумаешься, то на ум приходит такая сила, как наука и техника, учёные и инженеры. Уже сейчас люди могут не слушать, что говорит Москва, и при этом знать, что происходит в стране и мире. Жизнь без кремлёвского телевидения входит в моду, а мода – такая вещь, которую может победить только другая мода. Путин говорит, что он не интересуется тем, что происходит в Интернете. Интернет отвечает ему тем же, а это – миллионы людей, их с каждым часом становится больше. Читаю… Это – о том, что делает с нами Интернет: «Нет никакой объективной необходимости в централизованном руководстве или в небольшом количестве харизматических лидеров. Персональное лидерство становится уходящим языческим явлением. Это касается не только протестных движений, но и всех других общественно-политических институтов. Отмирают старые формы партийной жизни в виде съездов и территориальных структур. В развитых странах всё быстрее внедряются интернет-технологии в работу всех правительственных и муниципальных структур. Один шаг отделяет развитые страны от интернет-голосований и интернет-выборов представительной власти», - конец цитаты. Предстоящие перезидентские выборы в России сделают ещё более наглядным одно печальное явление. Разрыв между более образованной и просто грамотной частью населения и менее образованной, менее грамотной. У путинизма больше всего сторонников во второй части. Очень важно вот ещё что. О малограмотной части уже нельзя безоговорочно сказать, что она кормит более грамотную. На одном доме в Москве до сих пор висит табличка с надписью: «Мы работаем, а вы наш труд ядите». Этой табличке больше ста лет. «Мы» назывались трудящимися. Малограмотные и вовсе неграмотные люди, занятые простым, хотя и тяжёлым, ручным трудом… К нашим дням «мы» и «вы» во многом поменялись местами. «Мы» - это более образованные, продвинутые люди, которые кормят менее образованных и развитых. Путинизм – это правление чекистов и чиновников, их нельзя отнести к малограмотным. Но если посмотреть, какие слои населения поддерживают этот режим, то надо сказать, что это режим малограмотных. Путин будет, если будет, президентом не России, а малограмотной части России. Это люди, которые способны годами и десятилетиями голосовать за начальство просто потому, что оно начальство. В одном рассказе Лескова на берег с речного парохода сходит толпа крестьян, целая деревня. Какой-то разбитной мещанин натягивает на себя картуз вроде кондукторского, чтобы выглядеть должностным лицом, и строго командует им идти в таком-то направлении. Куда идти, зачем идти – сам не знает. И они покорно идут, готовые идти, пока все не полягут дорогой от изнеможения.

«Вот хотел задать вам вопрос, - следующее письмо. - В последнее время в России какие-то чудаки голодовки протеста устраивают. Сама по себе их судьба мне лично по барабану, но задумался о другом. Вот откуда вообще у "прогрессивной», «правозащитной" (оба слова в кавычках) общественности взялось это серьезное отношение к голодовкам, известным как метод протеста, надо сказать, уже давно? Ведь с точки зрения здравого смысла, ну, ведь это полный бред! Ну, хочет товарищ голодать - пусть голодает, помрет с голоду - его дело. Если помрет в тюрьме, так избавит власти от расходов на его содержание. Я вообще не понимаю, почему на это кто-то обращает внимание. Такое поведение известно и в личной жизни. Игра на чувствах. Это когда баба говорит: "Не бросай меня, а то я покончу с собой". Всем здравым людям понятно, что в личной жизни единственный правильный ответ на оное "покончу с собой": "Хочешь вешаться - давай, вешайся, хочешь голодать - давай, голодай". Или послать истеричку к психиатру. А вот когда ровно тем же самым занимаются в "общественных" целях, то об этих чайниках на полном серьезе пишут газеты, переживают за их судьбу... Не знаю, конечно, но, по-моему, здесь лишнее свидетельство того, что мир явно чокнулся», - считает автор. Мир-то, положим, и был чокнутым. Трудно сказать, когда он был другим, а вот среди объявляющих голодовки – среди них чокнутых действительно немало, и не становится меньше. На заре горбачёвской перестройки иногда казалось, что они вот-вот составят особую партию – партию голодающих для обращения на себя сугубого внимания начальства. Ладно, скажу вполне серьёзно. Голодовка – крайнее средство самозащиты человека, крайнее средство протеста против беззакония. Но опошлить, как известно, можно всё. Пошляки – племя бессмертное.

Пишет Пётр Петрович из Краснодара: « Меня удивляют жаркие споры по поводу перехода на новое время. На самом деле это наш, как всегда, ассиметричный, ответ на расширение НАТО на Восток. Пока пресловутое НАТО, потирая загребущие ручонки, окапывается на североо-западной границе России, она внезапно отъедет на восток, оставив НАТО с носом. Ночью, в последнее воскресенье октября. Предлагаю разместить на этой границе фотографов, которые смогут запечатлеть для потомков всё это противное НАТО с раскрытым ртом. Теперь просьба к нашим двум благодетелям. Если они так легко двигают Россию вдоль параллелей, нельзя ли её подвинуть вдоль меридианов? Конкретно – на юг. Очень надоела эта противная зима».

Процитирую Тихомолова Виктора: «Распад России – это не трагедия. Трагедия России – отсутствие капитализма, феодальные путы. Единство территорий – это не единство народа или экономического пространства, и держится оно на административном ресурсе. Население России от большой территории ничего не выигрывает, национальности плавятся только в котле капитализма. И от ее распада ничего не потеряет: власть будет ближе к народу, ориентироваться будут на собственные возможности, будет развиваться свое или иностранное производство, а сами регионы будут более мобильны и адаптированы к рынкам. Будут развиваться и крепнуть связи экономические, а не административные. Не нужен будет большой аппарат управления и подавления. Большая Россия, Россия как империя, - это нужно Путину, его бюрократии и силовикам. Нам бы хватило России по настоящему федеративной, а лучше – конфедеративной».

Следующее письмо: «Хотел спросить такую вещь. Вот читал в последние дни разные путеводители. Во всей черной Африки есть фактически 6 стран, куда можно относительно просто и недорого съездить: Кения, Танзания, ЮАР, Уганда, Руанда и Гамбия. А во всех остальных - вопиющий бандитизм, бандитская полиция (например, в Центрально-Африканской республике проехать пару сотен километров по стране на машине или автобусе обойдется иностранцу долларов в пятьсот: везде блокпосты, и каждый собирает дань, непонятно сложные визы, абсурдные цены (в какой-нибудь Экваториальной Гвинее отель с тараканами стоит больше, чем Хилтон в Париже). Вот чем это объяснить? Что, правителям бабло от туристов не нужно? В Эритрее за попытку сфотографировать правительственное здание или просто солдата или полицейского сажают в тюрьму, в том числе и иностранцев. Зачем предъявляют довольно сложные визовые требования к иностранцам ЕС, США, Австралия, Россия в конце концов - понятно: чтобы затруднить проникновение безденежных иммигрантов. Но вот с какого бодуна Эритрея (и десятки подобных стран) поступают так же? Да, у власти в этих странах бандиты, и всюду там бандиты. Но ведь, повторяю, в интересах нормального бандита - чтобы бабло притекало. По идее, они должны были сказать: окэй, привлекаем туристов, будем откаты и дань собирать с отелей и ресторанов, но самих иностранцев - холить и лелеять, ментам запретить их терроризировать под страхом расстрела, пускай люди доллары и евро везут. В конце концов, на той же Кубе именно это и делают. А почему в Африке, кроме названных стран, больше нигде не додумаются до такой элементарной вещи?», - недоумевает автор письма. На ум приходит одно слово: «самоутверждение». Только ради самоутверждения ребёнок готов назло маме нос отморозить. Страны, которые занимаются тем же, есть дети. Россия – тоже во многом дитё, большое дитё. Украина разом и заметно повзрослела пять или уже шесть лет назад, когда сказала Западу: ладно, вы нас без виз не пускаете, а мы вас с завтрашнего дня пускаем, милости просим, потому что нам это выгодно. А Россия – это всё ещё «у советских – собственная гордость». Гордость – да, собственная, а деньги – американские и европейские, и в прошлом году русские гордецы вывезли их на Запад на сумму, близкую к сотне миллиардов долларов.

Слушатель «Свободы» Сергей Гаркуша рассуждает не об Африке, а России и Украине, о том, почему всё же в этих странах нет борьбы с ментовским беспределом, в частности, гаишникам позволяется грабить водителей, особенно – водителей грузовиков. Читаю: «Я понимаю ментовских руководитлей и тех, кто повыше. В сутках только двадцать четыре часа. Если ты всё это время, с коротким перерывом на сон, сам воруешь, мухлюешь, пьянствуешь, шашлыки жрёшь, то когда налаживать надзор за ментами на дорогах? И зачем, если народ не бунтует, исправно платит, сгибает шею? Думаю, грабёж на дорогах сократится только тогда, когда за наведение порядка возьмётся сама дорога, когда взятчников в погонах она начнёт отстреливать, как бешеных собак, когда работа гаишника станет реально опасной и опасность будет исходить не от его начальства, с которым он делится, а от водителей… Предвижу, Анатолий Иванович, войну на наших дорогах. Менты её не выиграют». Я тоже так думаю, Сергей. Теоретически говоря, их может спасти честный, умелый и работоспособный руководитель государства, президент не на словах, а на деле. Беспомощность, бездеятельность, безучастность таких разных людей, как Путин в России и Янукович в Украине, их генералы, министры и депутаты, может выглядеть поразительной, если не иметь в виду того, что вы сказали в своём письме.

Автор следующего письма называет себя пехотинцем, который участвовал в митингах на Болотной и Сахарова. Читаю: «Вот мои впечатления и соображения. Очень много молодёжи, пассионарности, - то есть, воодушевления и напора, - не зря они так напугали режим. Чего требуют? Сами не знают, чего, кроме ухода некоего фигуранта, который выжил из ума и обкололся ботексом. Сегодня он - как кость в горле и бельмо на глазу. Ни коммунисты, ни нацисты после этого к власти не придут, у них нет энергии. Эти демонстранты – молодые буржуа и просто разумные граждане хотят, чтобы в Московии исчезли остатки царизма (ныне они существуют в самой омерзительной и позорной форме). Всего лишь, чтобы один буржуазный политикан легко уступил место другому после выборов или истечения срока полномочий, как это в западных странах и не только. Чтобы московский Обама не из семейного круга, а из другой партии сменил московского Буша, а тот бы просто ушёл на пенсию. Всё, Анатолий, всё только упирается в это. Стало скучно жить. Митинг на Болотной и на проспекте Сахарова глазами рядового пехотинца можешь глянуть с моей бытовой камеры на ю-тубе».
Не очень простое письмо – и в то же время очень русское, хотя русскость и отличается вкусом к простоте. Угадывается улыбчивая отсылка к временам, когда революционные толпы хотели перевернуть весь мир. Понятно, что по сравнению с этим выглядит пустяковым такое требование, как внедрение современных западных порядков. Жизнь при таких порядках, конечно, скучна по сравнению с той, когда человек не знает, какой неприятности ждать в следующую минуту. Я посмотрел эти митинги, хотя вживе там не присутствовал, внимательно в них всмотрелся, современная техника позволяет. Эти люди умнее некоторых из тех, кто пишет о них снисходительно или с унынием: что их, мол, мало, какая-то сотня тысяч на десять миллионов жителей Москвы, что путинизм может особо с ними не считаться. На всё эти умные речи один интернетный человек ответил коротко: «Ну, как же вы не понимаете, что даже минимальный компромис Путина и оппозиции выносит Путина из власти со свистом!». Вот это она и есть, по-моему, трезвая и точная оценка того, что совершается в России. Путина там уже нет. Он ещё есть и будет – но его нет и уже не будет. И путинзма уже нет и не будет. Потому что Путин и путинизм – это беспрекословность населения, стопроцентная беспрекословность всех ста процентов. Если она уменьшается на один процент, это уже не беспрекословность. Путин и путинизм потеряли власть, как только разрешили эти митинги и потом что-то пообещали. Всё. На этом их время кончилось. А зудеть, что митингующих мало, что там нет рабочего класса, нет вождя - значит или ничего не понмать в жизни, или обманывать самих себя. Раз на раз не приходится. В одном случае так, в другом – иначе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG