Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сирийская оппозиция между международными наблюдателями и режимом аль-Асада


Ирина Лагунина: Во вторник лидеры демократического движения Сирии заявили, что наблюдатели Лиги арабских государств, прибывшие в страну в конце декабря, действуют непрофессионально. В городах по-прежнему орудуют снайперы, режим расправляется с оппозицией. По неофициальным данным, с начала протестов в стране в середине марта погибли более 5 тысяч человек. Президент Франции Николя Саркози во вторник выступил с заявлением, что режим аль-Асада совершает варварство и предложил ему уйти от власти. Ни один из пунктов мирного плана, предложенного Лигой арабских государств, так до сих пор и не выполнен. Напомню, этот план включал не только вывод войск из городов, но и переговоры с оппозицией, и освобождение политических заключенных. Мы беседуем с сирийским политологом Хайсамом Бадерханом. Как ему видится роль международных наблюдателей в Сирии? Они на самом деле "сидят на поводке" у режима, как заявляет оппозиция?

Хайсам Бадерхан: На самом деле арабские наблюдатели в том или ином смысле выражают не точки зрения Лиги арабских стран, а точки зрения своего руководства из тех или иных стран. Если наблюдатель из Кувейта более-менее подходит к этому вопросу, если возглавляет делегацию или наблюдателей из Судана, сам участник преступлений режима Судана, конечно, у него совсем другая точка зрения. На самом деле действительно они особой роли не играют. Им не дают в какой-то мере выполнять свою миссию. Дело в том, что именно в том районе, куда они хотят зайти, начинается стрельба, они туда не заходят. Многие из оппозиции приглашали в тот или другой район, особенно в Хомс, они не вошли ни в один район. Оппозиционеры вышли из региона и сказали, какие требования, они в самом районе не видели ничего и не вошли. Если вспомнить тот день, когда они вошли туда, был взрыв около самого опасного и самого защищенного места в Сирии, где находится комитет безопасности Сирии. В этом месте муха не пролетит, нельзя парковать машину, и там устроили взрыв. Дело в том, что накануне визита в Дамаск Лиги арабских стран и наблюдателей Лиги арабских стран министр иностранных дел Сирии сказал: я покажу наблюдателям, какие террористы в Сирии, и как они взрывают ситуацию. И в тот день совершается этот взрыв. Действительно, они никакой роли не играют, они в полной договоренности с властью, они наблюдают там, куда власть разрешает идти. Есть в Хомсе два-три района, где сторонники власти живут, и там они нашли поддержку. В 90% районов не возили, и они сами туда не шли.

Ирина Лагунина: Хайсам, вы затронули вопрос о том, что происходят взрывы, во вторник утром был взорван газопровод, например, и действительно до сих пор непонятно, кто это все взрывает. Правительственные средства массовой информации Сирии говорят о том, что в стране есть терроризм, есть религиозная напряженность. Что говорит оппозиция?

Хайсам Бадерхан: Оппозиция, не в ее пользу такие вещи. Элементарные вещи, представьте себе: наблюдатели приезжают, и совершается взрыв около комитета безопасности Сирии. Даже чуть-чуть подумать, какая неграмотная должна быть оппозиция, чтобы совершить такие преступления. Режим в Сирии исторически всегда использует эти методы, для него ничего святого нет, всегда взрывал, всегда использовал методы нападения на противника. Как Саддам Хусейн, сколько переворотов совершил против себя. Одна партия "Баас", одна сущность, что Саддам Хусейн, что здесь. Есть отличия в кое-чем, но не на этом уровне. Я не думаю, что оппозиция идет на такие взрывы, чтобы население потом ненавидело ее. Наоборот, мы замечаем, что большинство людей и населения идет в поддержку. Демонстрации были вчера в центре Дамаска – это вообще новая стадия революции. На прошлой неделе был поход на свободной площади, центральной площади. Конечно, всегда козлом отпущения были исламисты. Да, это исламские страны, мусульмане там большинство, естественно. Исламская культура влияет, да. Власти не могут запретить выходить демонстрантам из мечети, она не может закрывать мечети, другие места они закрывает. Когда демонстранты в Дамаске вышли из кафе "Гавана", и сразу закрыли кафе. Мечеть не могут закрывать, выходят из мечетей, в этом ничего особенного нет. Да, есть много сил, есть такие слухи, что силы безопасности поддерживают эти исламские организации. Может быть такое есть. Но до сих пор, как после распада СССР, это единственные организации, которые стали более организованны. Потому что такого толка организации, как коммунисты, они уже распались. Мечеть кроме того, что является храмом, еще является центром культуры.

Ирина Лагунина: Хайсам, вы упомянули о том, что в той же самой провинции Хомс есть регионы, есть районы, где поддержка партий, поддержка режима Асада все еще сохраняется, поскольку там живут алавиты. Насколько межрелигиозные разногласия могут играть какую-то роль в политике Сирии и в протестах, которые нарастают?

Хайсам Бадерхан: С первого дня власть всегда строилась на основе противостояния межконфессиональных, межрелигиозных организаций. На самом деле сегодня оппозиция фактически, несмотря на разногласия в подходе к этой проблеме, однако она объединяет все слои населения в обществе, все конфессии, все религиозные организации. Там есть и алавиты в оппозиции, которые занимают посты в оппозиции. Христиане есть, все есть в оппозиции. Власть всегда пытается играть на этом. Давайте, не алавиты, объединяйтесь, потому что это опасно для всех. У меня самого много друзей алавитов, я их уважаю, люблю, защищаю их, они готовы меня защищать в случае чего, потому что нас объединяет не ислам, не христианство, нас объединяет будущее Сирии, будущее демократии, будущие свободы. Конечно, власть играет на этом, "разделяй и властвуй" – это всегда цель любого диктатора.
XS
SM
MD
LG