Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Преступления франкистского режима берется расследовать аргентинский судья


Ирина Лагунина: Федеральный судья Аргентины заявила о своей готовности расследовать военные преступления, допущенные в Испании сторонниками бывшего правителя этой страны генерала Франко в 30-ые годы прошлого столетия. Решение судьи латиноамериканской страны вызвало неоднозначную реакцию в Мадриде. Из испанской столицы Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: В документе, который направила испанскому правительству федеральная судья Аргентины Мария Ромильда Сервини де Кубрия, содержится упрек в том, что в Испании, я цитирую, не расследуется «всеобщее, умышленное и спланированное преследование испанцев-республиканцев, их физическое устранение сторонниками генерала Франко». Судья потребовала от испанских властей незамедлительно направить ей поименный список с домашними адресами сподвижников Франко: руководителей армии, сил общественного порядка и полувоенных организаций. Аргентинская фемида желает также получить список погибших, пропавших без вести и подвергнутых пыткам антифранкистов. Кроме того, ее интересует месторасположение их братских могил. Аргентинский адвокат, специализирующийся на преступлениях латиноамериканских диктаторских режимов, Карлос Слепой Прада считает, что Аргентина имеет полное право заняться деяниями, некогда совершенными в Испании. По его мнению, это преступления против человечности, которые могут быть расследованы юристами любой страны и не прощаются в связи со сроками давности.

К.Слепой Прада: Существует ряд постановлений международных организаций, которые дают право юридическим органам любого государства расследовать преступления против человечности, где бы они ни совершались. Речь идет, в первую очередь, о странах, которые отказываются самостоятельно расследовать совершенные на их территории преступления. В последние 10 лет это положение получило широкое распространение в мире. Принцип универсального характера юстиции позволяет жертвам преступлений, не добившимся правосудия себя на родине, прибегать к помощи юристов других стран, чтобы добиться справедливости. В данном случае аргентинский суд становится на сторону жертв преступлений в Испании.

Виктор Черецкий: Адвокат Слепой Прада напомнил, что аргентинская судья занялась эпохой франкизма не по своей собственной инициативе, а по иску шестерых граждан Аргентины, в основном выходцев из Испании, чьи родственники пострадали в свое время от сторонников генерала Франко. Это Инес Гарсия Ольгадо, чей дядя отправился в 1936 году из Аргентины воевать в Испанию и не вернулся, Адриана Фернандес Галистео, внучка бойца республиканской армии, пропавшего без вести в 1936 году, Эухения Гомес Сан-Хуан, чей дед умер от туберкулеза в испанской тюрьме в 1938 году и другие. Говорит один из подателей иска 92-летний Даниэль Ривас, который считает, что его отец, мэр одного из поселков Галисии, на северо-западе Испании, был убит сторонниками Франко 76 лет назад.

Даниэль Ривас: Его арестовали и освободили. Ну а ночью его тело нашли на дороге.

Виктор Черецкий: Отметим, что решение Аргентины было с воодушевлением встречено со стороны нескольких левых общественных организаций Испании, которые также хотели бы «разобраться» с деяниями сторонников Франко. Это активисты так называемых Ассоциаций исторической памяти. Вице-президент одной из таких ассоциаций, существующей в южно-испанском городе Кордоба, Луис Наранхо:

Луис Наранхо: Франкисты организовали массовые убийства, заполнили безымянными трупами республиканцев братские могилы по всей Испании. Этих могил множество, и некоторые из них мы уже никогда не сможем обнаружить. Теперь речь идет о том, чтобы увековечить память жертв злодеяний и материально компенсировать их родственников. Некоторые думают, что переход Испании к демократии автоматически означал, что мы забудем про жертвы произвола. Но мы их не забыли, мы требуем справедливости, мы требуем ответа за совершенные злодейства. Ведь в Испании до сих пор не наказаны франкистские палачи, их никто никогда не судил - в отличие от главарей диктатур в других странах. Их простили.

Виктор Черецкий: Представитель ассоциации исторической памяти, безусловно, во многом прав. Ни консервативные военные, сторонники генерала Франко, ни он сам, никогда не подвергались суду в Испании, хотя были виновны в смерти многих соотечественников. Более того, их действия официально никогда не были даже осуждены. И это при том, что Испания, в общем-то, считается государством с высоким уровнем развития демократии, всецело соблюдающим права человека и весьма болезненно относящимся к их нарушениям в других странах мира.
Что же происходит? Почему испанцы сами не разбираются со своей историей и теперь в это дело даже вынуждена вмешаться Аргентина? Ответ, по мнению многих аналитиков, кроется в непростой и часто противоречивой истории страны. Напомню, что гражданская война бушевала в Испании неполных три года: с 1936-го по 39-ый. Франко, поднявший мятеж против левого республиканского правительства Народного фронта, в конце концов, одержал победу и установил в стране на 36 лет свою персональную диктатуру: поначалу, действительно, репрессивную, а в последствие, как говорят испанцы, довольно «мягкую». Настолько «мягкую», что после смерти генерала в 1975 году стране удалось совершить безболезненный переход к парламентской демократии. Осуществляли этот переход, в основном, сподвижники Франко, в частности, его воспитанник и приемник на посту главы государства – король Хуан Карлос до Борбон. Краеугольным камнем перехода к демократии стал так называемый «исторический компромисс» между политическими наследниками Франко и испанскими левыми. Рассказывает Сантьяго Каррильо, в период «перехода» генсек компартии.

Сантьяго Каррильо: «Исторический компромисс» был заключен между властью, переданной Франко королю, и испанскими левыми, наследниками республики. Мы заключили его для ликвидации последствий гражданского конфликта - успешного перехода страны к демократической форме правления и для установления прочного мира. Без этого компромисса нам бы не удалось осуществить сложнейшие политические преобразования общества.

Виктор Черецкий: В 1977 году в результате все того же «исторического компромисса», достигнутого для примирения, как тогда говорили, враждовавших между собой «двух Испаний» - консервативной франкистской и левой республиканской, была провозглашена всеобщая амнистия. Она официально, от имени государства, предавала забвению и прощала грехи прошлого – военные преступления времен гражданской войны и последующей эпохи. Амнистия, как считалось, должна была не только освободить всех участников конфликта от каких-либо преследований в дальнейшем, но и подвести окончательную черту под гражданским конфликтом. Ею, в частности воспользовался и уже упомянутый Сантьяго Каррильо, который здравствует до сих пор: ему 96 лет. Дело в том, что Каррильо отвечал за обеспечение порядка в республиканском Совете обороны Мадрида, когда в ноябре 1936 года его подчиненные расстреливали без суда и следствия представителей мадридской интеллигенции. Таким образом, как полагают многие испанские историки, он несет прямую ответственность за уничтожение пяти тысяч ни в чем неповинных людей, в том числе трехсот детей и подростков, расстрелянных вместе с родителями. В районе поселка Паракуэльос, недалеко от столицы, уничтожались писатели, журналисты, университетские преподаватели, богословы, врачи и адвокаты, а часто и случайные люди, которые подозревались в причастности к интеллигенции, лишь потому, что носили очки. Рассказывает историк Альберто Рейа Тапиа:

А.Рейа Тапиа: Убийства в Паракуэльосе являются черной страницей в истории республиканцев. С 7 ноября 1936 года по 4 декабря там расстреливались заключенные мадридских тюрем, которых подозревали в симпатиях к политическим организациям правого толка.

Виктор Черецкий: Примером преступлений против человечности, допущенных сторонниками республики, считается и систематическое уничтожение в годы войны представителей испанского духовенства. По официальной статистике, было убито 13 епископов, около пяти тысяч священников и семинаристов, две с половиной тысяч монахов и триста монахинь. Католическая церковь чтит как мучеников веры 51 семинариста-кларетианца, которые были казнены республиканцами в поселке Барбастро лишь за то, что верили не в Маркса и Сталина, а в Иисуса Христа. Историк церкви священник отец Франсиско Хименес:

О. Франсиско Хименес: Порядка полутора тысяч бойцов ополчения анархистов, которые занимались расстрелами в Барбастро, были уголовниками из тюрьмы «Модело» в Барселоне. Среди них было немало профессиональных убийц. Их освободили, чтобы они воевали за республику. Что от них можно было ожидать, кроме злодеяний?

Виктор Черецкий: Все эти факты в Испании широко известны. В сознании большинства испанцев гражданская война явилась умопомрачением, наказанием господним, посланным за грехи, величайшей трагедией, в ходе которой совершали неоправданные злодеяния обе враждующие стороны. Так что забвение, нежелание кого-то судить и рядить, сводить счеты, теребить давно зажитые раны, объясняется не какой-то реакционной идеологией, а элементарным стремлением продолжать жить в условиях гражданского мира. По мнению мадридского историка и журналиста Сесара Видаля, нежелание большинства испанцев возвращаться к теме минувшей войны – это не изъян демократии, а наоборот, свидетельство демократической зрелости испанского общества. Поэтому намерения аргентинской судьи начать расследование преступлений, допущенных в далеком прошлом, к тому же расследование лишь одной из сторон конфликта, рассматривается здесь, в основном, как дурной анекдот. Преподаватель права Сарагосского университета Октавио Гомес:

Октавио Гомес: Я не согласен с этим решением. Дело в том, что в годы демократии было достаточно сделано, чтобы компенсировать ущерб лицам, оказавшимся в стане побежденных – они получили компенсации и пенсии, были восстановлены в должностях и воинских званиях. О диктатуре Франко написаны сотни критических статей и книг. Все знают, что мы пережили братоубийственную войну, так что ничего нового о том этапе сказать уже нельзя. Думаю, нам не следует бередить старые раны, деля испанцев на «хороших» и «плохих», провоцировать новую полемику, «реставрировать» раскол в обществе 70-летней давности. Ведь потомки сторонников бывшего режима, обидевшись, что их дедов обвиняют во всех грехах, уже начинают вспоминать, что в годы войны существовал и террор по отношению к франкистам, что их тоже расстреливали без суда и следствия, что зверства проявляли обе стороны конфликта. А ведь, сколько труда было потрачено, чтобы примирить, восстановить мир и единство испанцев. Так что же теперь, все начинать заново? Для чего?

Виктор Черецкий: Действия аргентинской судьи Марии Ромильды Сервини де Кубрия – не первая попытка «разобраться» с событиями гражданской войны. Несколько лет назад испанский следователь Бальтасар Гарсон тоже возбудил дело против Франко и других покойных деятелей диктатуры. За это он был отстранен от должности и отдан под суд. Следователя обвинили в нарушении закона об амнистии от 1977 года, предвзятости и использовании служебного положения в идеологических целях, попытки создать напряженность в обществе. Гарсон был наказан, несмотря на то, что в Испании в то время у власти находилось симпатизирующее ему левое правительство. Однако закон в демократическом обществе стоит выше любой идеологии. Журналист Сесар Видаль убежден, что расследование столь отдаленных событий – это уже удел не юристов, а лишь историков, причем, желательно, объективных.

Сесар Видель: Оснований для юридического расследования событий, происшедших столь давно, не существует. Кроме того, это просто невозможно. Свидетелей практически не осталось, а те, что остались – глубокие старцы. Предполагаемых обвиняемых давно уже нет. Ну а делать заключения на основании каких-то письменных хроник недопустимо. Ведь они составлялись до сих пор в основном необъективно, в зависимости от идеологических позиций авторов. Все это какой-то абсурд!

Виктор Черецкий: Официальный Мадрид ничего не ответил аргентинской судье. Зато ей отвечают рядовые испанцы на различных форумах в Интернете. Отвечают часто с юмором. Особенно веселит испанцев требование аргентинки назвать адреса сподвижников Франко. Кто-то даже предлагает послать судье адреса кладбищ, где покоятся эти деятели, и устроить сеанс спиритизма для снятия с них следственных показаний.
XS
SM
MD
LG