Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Религиовед Николай Митрохин – о речах патриарха Кирилла


Патриарх Русской Православной церкви Кирилл и премьер-министр РФ Владимир Путин, 19 июля 2011 г

Патриарх Русской Православной церкви Кирилл и премьер-министр РФ Владимир Путин, 19 июля 2011 г

Вслед за несколькими священниками и представителями православного сообщества патриарх Русской Православной церкви Кирилл в рождественском телевизионном интервью определил свое отношение к недавним массовым митингам в поддержку честных выборов. "Власть должна прислушиваться к голосу граждан", – заявил патриарх, который еще месяц назад негативно оценивал гражданское движение, которое пыталось сорганизоваться с помощью социальных сетей.

Чем вызваны новые акценты в общественной позиции Русской Православной церкви? Говорит религиовед и историк религии из Бременского университета в Германии Николай Митрохин:

– Мы имеем два заявления. Одно от 17 декабря, где он говорил о том, что общество может быть запутано социальными сетями и уведено не в ту сторону, и заявление, которое он сделал о том, что все-таки власть должна прислушиваться к заявлениям граждан. Между ними, насколько я понимаю – московский митинг. Я думаю, что это признак некоторого разложения путинской команды. До этого мы видим деятельность Кудрина в направлении в попытке примирить общество и власть или заставить власть пойти на какие-то уступки, а теперь заявление патриарха. Я думаю, что в первую очередь это связано с тем, что патриарх, который по сути своей является сторонником модернизации авторитарного плана, начал понимать, что значительная часть его команды, на которую он опирается в своей внутрицерковной авторитарной модернизации, скорее находится на позициях протестующего народа. И он должен учитывать и этот фактор. Это заявление скорее в пользу своих, нежели в пользу общенациональных проблем.

– Есть и заявления некоторых священников Русской Православной церкви или православных журналистов, которые тоже идут в общем русле того, о чем патриарх Кирилл говорил во время своего телевизионного интервью. Однако вы считаете, Русскую Православную церковь частью путинской команды?

– Я считаю, что патриарх лично является частью путинской команды, то есть это типичный питерский имперский администратор по своему духу так же, как вся питерская команда. Но церковь как социальный институт включает в себя самые разные группы людей, на которые высшая церковная власть опирается для решения тех или иных проблем. Сейчас патриарх, стремясь увеличить количество верующих, опирается на, условно говоря, либеральную часть церкви, особенно на людей, которых я называю молодой церковью, то есть это поколение молодых церковных администраторов в возрасте примерно между 35 и 45 годами. Так уж получилось, что это то поколение, которое подростками или молодыми людьми встретило перестройку и впитало во многом перестроечные идеи, в том числе идеи признания каких-то гражданских свобод. И это поколение сейчас крайне возмущено результатами выборов.

– Исключаете ли вы, что среди протестующих могут появиться священники с православным крестом? Это исключено полностью?

– Нет, это не исключено. Вопрос – какие это будут священники? В принципе, в современной церкви не принято в церковных одеждах ходить на митинги. Бывают случае, когда священники, если не призывают своих прихожан, но могут информировать, скажем так, о подобных мероприятиях и принимать в них участие не с крестами, но в личном качестве.

– Политической истории известны многочисленные случаи проповедников-революционеров. Известно и обновленческое левое движение священников в Латинской Америке в 60-е годы. Русская Православная церковь может сыграть какую-то такую организующую роль для движения общественных протестов – или нет?

– Нет, этого не может быть. Некоторые отдельные московские или питерские церковные общины могут быть более или менее активными и заметными. Но в массе своей церковь – это сельские батюшки и сельские храмы. А сельские прихожане – пожилые, им не интересно участие в массовых протестах.

– Что говорит традиция Русской Православной церкви – в какой степени священник, проповедник может обращаться к этим общественно-политическим темам?

– Это зависит в первую очередь от его личного темперамента. В Русской Православной церкви был период, когда священники активно участвовали в общественно-политической жизни – а именно первые 20 лет ХХ века. Негативный опыт помнится. Кроме того, церковь в тот период оказалась быстро расколота на различные общественно-политические группировки духовенства, что в значительной степени привело к ее краху и уничтожению ее большевиками. Никто этого повторять не хочет. Церковная власть старается максимально удерживать священников от реальной политической деятельности.

– Новые заявления патриарха Кирилла могут привести к тому, что Владимир Путин, Кремль и российская власть в целом как-то скорректируют свою позицию? Или, может быть, каким-то образом изменится тональность диалога власти и церкви?

– Тональность диалога власти и церкви, я думаю, неизменна. Между собой они всегда имеют возможность договориться. Кроме того, заявления патриарха никак радикальными не назовешь. Заставить власть что-то делать, чем-то поступиться, церковь тоже не может. Скорее, это часть или симптом общего изменения настроений и в обществе, и в элите.

– Насколько важен этот симптом? Вы были удивлены, когда услышали такие заявления от патриарха?

– Я был удивлен тем, что он так часто меняет свою позицию – меньше, чем за месяц. Но я бы сказал, что это значимый фактор, поскольку это свидетельствует о глубине подвижек внутри путинской элиты.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG