Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Социолог Борис Фирсов: человек нескольких эпох


Доктор философских наук, профессор Борис Максимович Фирсов

Доктор философских наук, профессор Борис Максимович Фирсов

Почему я решил рассказать о докторе философских наук, профессоре, создателе и почетном ректоре Европейского университета в Санкт-Петербурге Борисе Максимовиче Фирсове? Причин рассказать о нем – много, назову главные. Прежде всего, Фирсов входит в короткий ряд наиболее известных российских социологов, им внесен значимый вклад в развитие ряда направлений социологии. Далее, он – один из нравственных авторитетов нашего профессионального сообщества. Третье – в его жизни отражены многие важнейшие события советской и российской истории последних восьми десятилетий.

Фирсов родился в 1929 году, и первые 37 лет его жизни прошли вне социологии. Простая семья, перенесенная новой жизнью из Сальских степей, где служил отец, в Ленинград. В 1938 году по доносу кого-то из бывших друзей отца арестовали. Били, потом отпустили "за недоказанностью состава преступления", вскоре он умер. Потом — война, девятьсот дней блокады. Учился школе на одни пятерки и с "красным" дипломом окончил Электротехнический институт им В.И. Ульянова (Ленина). Одновременно – активнейшая общественная работа. Сначала – комсомольский лидер своего института, потом секретарь Ленинградского обкома комсомола. Вторая половина 50-х, политическая "оттепель". Возникали новые формы молодежной активности: фестивали, концерты, выставки, диспуты. Все это требовало внимания со стороны комсомольского вожака, как мог – помогал. Пройдут годы, и эта деятельность обернется для Фирсова глубоким уважением тех, чьи имена навсегда вписаны в историю советской и российской культуры.

В тридцать лет Фирсов – первый секретарь Дзержинского РК КПСС, в "его" районе были основные культурные центры города: Эрмитаж, Русский музей, Дом кино; здесь же – творческие союзы писателей, журналистов. С ними он находил общий язык, но стиль работы Фирсова не устраивал партийное руководство, ему предложили поучиться в Москве в Академии общественных наук, он отказался. Вспомнили, что он – технарь, и в 1962 году Фирсов стал первым директором Ленинградского телевидения. Ветераны ТВ называют те годы "золотыми".

Критически настроенные поэты и писатели, самые громкие имена тогдашней театральной сцены стали авторами, героями и участниками большого числа телевизионных передач. Складывался культурный диалог с телезрителями. Через некоторое время Фирсов "дымился" от партийных взысканий и выговоров. Работник он был отличный, и потому его терпели. Но не вечно же...

Точку во всем этом поставила в начале 1966 года передача о государственной политике переименования населенных пунктов – взамен исторически сложившихся названий городам присваивались имена деятелей советского государства. Социолингвистическая дискуссия участников передачи – тогда все шло в прямом эфире – напрягла партийные власти. В итоге Фирсова освободили от работы директора Ленинградской студии телевидения. Обдумав прожитое, он понял: никакого возврата в партийную номенклатуру. Первый этап жизни завершился.

Естественно, что в Фирсове поселился "вирус" телевидения, он чувствовал необходимость основательной его перестройки. Он поступил в аспирантуру философского факультета ЛГУ к Владимиру Ядову и начал работать над кандидатской диссертацией по социологии на основе изучения ленинградской телеаудитории. Московские друзья помогли Фирсову пройти стажировку в Англии в Службе исследований аудитории Би-Би-Си. В феврале 1969 года он досрочно защитил кандидатскую диссертацию. Это было пионерное для советской социологии исследование.

После этого Фирсов занялся анализом процессов массовой коммуникации в СССР и в мире. Итоги были обобщены им в 1979 году в докторской диссертации. И затем, неожиданно, но мгновенно он отошел от этой темы. Он понял: общественный спрос на серьезные исследования постоянно снижался.

Так случилось, что в начале 1970-х годов Ленинградский обком КПСС решил завести свою информационную базу и, в частности, приступить к изучению общественного мнения населения города. Оказалось, что, кроме Фирсова, возглавить эту работу в многомиллионном городе было некому. В рамках Института социально-экономических проблем АН СССР была создана уникальная по тем временам технология, которая позволяла за 24 часа опросить 2000 человек, провести первичную обработку на допотопной вычислительной технике и подготовить оперативный отчет.

До 1983 года было осуществлено полтора десятка исследований, но все результаты были засекречены. На волне расправы с социологией в Ленинграде летом 1984 года этот проект закрыли. При этом, выдвинув смехотворные – даже по тем временам – аргументы, обком КПСС объявил Фирсову "строгий выговор с занесением в учетную карточку" (более серьезным наказанием было только исключение из партии) и рекомендовал дирекции Института освободить Фирсова от должности заведующего сектором. А еще лучше – вообще освободиться от него. Так и произошло. Тогда Фирсов сказал себе: "Радуйся! Ты стал свободным от них".

Поначалу будущее не прорисовывалось, но вскоре пришел апрель 1985 года. Социология оказался востребованной, а Фирсов – нужным, и пошел третий, современный этап его жизни.

В конце 80-х он создал ленинградское отделение академического Института социологии, а в 1992 году тогдашний мэр города А. Собчак предложил Фирсову возглавить организационный комитет по созданию негосударственного образовательного учреждения, позже названого Европейским университетом в Санкт-Петербурге. Фирсов смог собрать сильную команду по-новому мысливших социологов, экономистов, культурологов, ему удалось убедить в реализуемости задуманного многих европейских и американских ученых, и в 1996 году университет открылся. Два двухгодичных срока Фирсов был ректором и заложил основы и традиции этого уникального для России центра обучения.

Став посвободнее, он смог вернуться к научной работе. Три года назад вышла его книга по исследованию разномыслия в России. В этом году будет опубликовано второе издание его истории советской социологии.
XS
SM
MD
LG