Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Генис: Накануне Нового Года главные политические события происходили в России, а с самого начала 2012 года политика захватила Америку. 2 января официально открылся год президентских выборов. По традиции это событие начинается в штате Айова, известном своей суровой зимой, сельским хозяйством и консервативными избирателями. Об итогах первой примерки президентских выборов рассказывает репортаж с размышлениями Владимира Абаринова.

Владимир Абаринов: Первичные выборы - праймериз и кокусы - вошли в американскую избирательную практику сравнительно недавно. Историю вопроса осветил на днях на брифинге в вашингтонском международном пресс-центре профессор Американского университета Аллан Лихтман.

Аллан Лихтман: Первые 20 лет у нас в Америке было однопартийное государство, и кандидатов в президенты выдвигал Конгресс. Эта система была разрушена в 20-е годы XIX века, когда происходило политическое восхождение Эндрю Джексона, и была основана современная Демократическая партия. Появился новый механизм выдвижения кандидата – через национальный партийный съезд. Но делегаты съезда в те времена отбирались партийными боссами – не было никаких праймериз. Праймериз и кокусы появились в начале XX века. Первое серьезное сражение за партийную номинацию на праймериз развернулось в 1912 году между бывшим президентом Теодором Рузвельтом и действующим Уильямом Тафтом. Современные правила первичных выборов появились в 1972 году. Именно тогда делегаты национальных съездов впервые были избраны исключительно в ходе открытых праймериз и кокусов. Никаких закулисных совещаний партийных боссов с делегатами. Это было рождение нынешней системы первичных выборов. Тем самым национальные съезды утратили свое значение.

Владимир Абаринов: Первичные выборы в Айове – кошмар любого кандидата, как бы хороши ни были его рейтинги. Потому что опросы опросами, но как проголосуют своенравные избиратели штата Айова, неведомо и им самим. Все дело в том, что это первое в календаре голосование. Можно не участвовать в айовских кокусах. Но участвовать и проиграть – это почти катастрофа. Поэтому кандидаты республиканцев, среди которых сегодня нет явного фаворита, вложили в этот маленький штат, 26-й по размеру и 30-й по численности населения, несоразмерно большие деньги и усилия. Только в декабре кандидаты потратили в Айове в общей сложности более 10 миллионов долларов – по сто долларов на каждого избирателя, собирающегося принять участие в голосовании. Львиная доля этих средств пошла на покупку эфирного времени на местных телеканалах. Познакомимся с некоторыми предвыборными роликами, чтобы иметь представление о повестке дня этих выборов и о том, чем один кандидат отличается от другого. Вот клип бизнесмена и бывшего губернатора штата Массачусетс Митта Ромни.

Митт Ромни

Митт Ромни

Митт Ромни: Я намерен кое-что сделать с правительством. Я собираюсь сделать его проще, меньше и умнее. Социальные программы будут переданы в ведение правительств штатов, и в итоге федеральное правительство станет более эффективным. Я избавлю страну от здравоохранения по Обаме. Моральный императив заключается в том, что Америка должна прекратить тратить больше, чем зарабатывает. Это сокращает рабочие места и лишает наших детей светлого будущего, которого они заслуживают. Вашингтону остро необходим сбалансированный бюджет, и я сделаю бюджет таким. Я – Митт Ромни, и я одобряю это послание.

Диктор: Почему этот человек улыбается? Потому что его план работает. Нападая на Митта Ромни, вы помогаете его оппоненту Ньюту Гингричу. У Ньюта за плечами тяжелый багаж. Он был оштрафован на 300 тысяч долларов за нарушения норм этики и получил как минимум полтора миллиона от корпорации ''Freddie Mac'' как раз перед тем, как она способствовала экономическому краху.

Владимир Абаринов: А это ролик бывшего спикера нижней палаты Конгресса Ньюта Гингрича.

Ньют Гингрич: Америка переживает время испытаний. Мы хотим и заслуживаем решений. Другие, похоже, больше заняты личными нападками, чем движением страны вперед. Им виднее. Я верю в то, что смелые идеи и новые решения раскрепостят творческий дух Америки. Когда я был спикером, наш бюджет был сбалансирован, было создано 11 миллионов новых рабочих мест. Мы способны сделать это снова и вернуть себе ту Америку, какую мы любим. Я – Ньют Гингрич и я одобряю это послание.

Диктор: Республиканский истеблишмент хочет выбрать нашего кандидата за нас. Когда консерватор с принципами вырывается вперед, они тратят в 20 раз больше денег, чем Ньют Гингрич, они набрасываются на него с фальшивками. Консерваторам нужен тот, кто отстаивает их интересы. Ньют сбалансировал федеральный бюджет, реформировал здравоохранение, сократил налоги и создал 11 миллионов рабочих мест. Ньют будет противостоять леволиберальным судьям и бороться против абортов. Не позволяйте либеральному республиканскому истеблишменту выбрать нам кандидата.

Владимир Абаринов: В последних опросах неожиданным лидером стал конгрессмен Рон Пол – скорее либертарианец, нежели правоверный республиканец, прежде уже дважды, в 1988 и 2008 годах, пытавшийся получить партийную номинацию. У него есть своя электоральная база – его называют ''интеллектуальным отцом'' Движения чаепития. Сегодня у партии нет явного лидера, и в этой ситуации шансы Рона Пола повышаются. Для иллюстрации взглядов Пола я выбрал его полемику с Ньютом Гингричем в ходе теледебатов по вопросу о терроризме и эффективности закона ''Патриот США''. Упоминающийся в дискуссии Тимоти Маквэй взорвал в апреле 1995 года административное здание в городе Оклахома-сити. Начинает Рон Пол.

Рон Пол

Рон Пол

Рон Пол: Я думаю, что закон ''Патриот США'' непатриотичен, потому что он подрывает нашу свободу. Меня, как и всех, беспокоит вероятность терактов. Терроризм – это преступление по международному и национальному праву, и с ним надо бороться. Однако боюсь, мы сползаем к положению, о которым совершенно ясно высказались наши отцы-основатели. Они сказали: не жертвуйте свободой ради безопасности. Кажется, сегодня наше правительство и наш Конгресс слишком легко жертвуют свободой ради безопасности. Безопасность можно обеспечить, не уничтожая Билль о правах.

Вулф Блитцер: Хотите ответить, господин спикер?

Ньют Гингрич: У Тимоти Маквэя получилось. В этом все дело. Тимоти Маквэй убил множество американцев. Я не хочу, чтобы у нас был закон, который говорит после уничтожения одного из крупнейших городов Америки: мы найдем виновного. Я хочу закон, который говорит: мы не допустим этого, мы остановим его.

Рон Пол: Это все равно что сказать: нам нужен полицейский в каждом доме, видеокамера в каждой спальне, потому что мы хотим предотвратить насилие в отношении детей и женщин. Можно бороться с преступностью, превратившись в полицейское государство. Если вы выступаете за такое государство – да, вы можете обеспечить безопасность и предупредить преступность, но это само по себе будет преступлением против американского народа и наших свобод.

Владимир Абаринов: Послушаем профессора Лихтмана – как он оценивает шансы каждого из наиболее вероятных номинантов?

Аллан Лихтман: Рон Пол станет фактором на этих выборах. Он не выиграет ни одного праймери. Он не получит номинацию. Однако он продолжит борьбу, будет участвовать в дебатах, и его 10-15 процентов могут оказаться решающими, если соперничество между Гингричем и Ромни будет носит упорный характер. Сторонников Рона Пола невозможно переманить на свою сторону. Ни Ромни, ни Гингрич не могут сказать ничего такого, что превратило бы страстных сторонников Пола в его противников. У Ромни по-прежнему есть преимущества перед Гингричем. Прежде всего – он совершил меньше ошибок. Ньют Гингрич - опытный политик, однако у Ромни больше опыта участия в национальной избирательной кампании. У Ромни лучшая организация и гораздо больше денег, чем у Гингрича. Однако у кандидатуры Ромни есть очевидные недостатки: он мормон, и консервативный республиканский электорат не верит в то, что он настоящий консерватор. Гингрич несет с собой больше политического багажа, чем любой другой кандидат. Он замешан в сексуальных и финансовых скандалах. Он совершил много необдуманных поступков. Но у него есть и свои преимущества. Он блестящий политтехнолог, быть может, лучший политтехнолог двух последних поколений, и уж конечно, гораздо лучший, чем Митт Ромни. Да, он часто спотыкался, но он интересен, его приятно слушать – не то что Ромни, от которого клюешь носом. Так что мы имеем двух реальных кандидатов, каждый со своими достоинствами и недостатками.

Владимир Абаринов: 3 января избиратели Айовы подтвердили свою репутацию непредсказуемых. Они держали в напряжении всю страну до половины второго ночи. Неожиданно много голосов получил сын шахтера, бывший сенатор Рик Санторум. Ему наступал на пятки Митт Ромни. По мере подсчета голосов они то и дело менялись местами. Наконец, победителем был объявлен Митт Ромни - Санторум уступил ему всего восемь голосов. Формально разница не имеет значения: оба они, как и пришедший третьим Рон Пол, получат по семь делегатов на национальном съезде. Однако для Рика Санторума это важная психологическая победа.

Рик Санторум: В то время, как экономика находится в ужасном состоянии, когда наша страна отнюдь не так безопасна, как была, в то время как повсюду в мире растут угрозы, и под управлением нынешней администрации продолжается падение нравов, я верю в то, что ключевой вопрос этой гонки – свобода. Cтанем ли мы страной, в которой граждане верят, что правительство позаботится о них, или мы позаботимся о себе сами? Верим ли мы, как верили наши отцы-основатели, в то, что права даны нам от Бога, что он дал нам свободу, чтобы мы построили великое и справедливое общество не сверху вниз, а снизу вверх?

Владимир Абаринов: Ньют Гингрич занял обидное для него четвертое место и получил двух делегатов, однако намерен продолжить борьбу. А вот член Конгресса Мишель Бакман приняла решение сойти с дистанции – в Айове она стала всего лишь шестой.
Борьба только начинается. Для того, чтобы получить партийную номинацию, кандидату необходимо заручиться голосами 1144 делегатов национального съезда.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG