Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Генис: Про Северную Корею пишут, когда ее боятся. Смена власти внутри первой коммунистической династии обострила интерес остального мира к запретному миру Пхеньяна и его страшной провинции. О недавних книгах, посвященных Северной Корее, рассказывает Марина Ефимова в первом в этом году выпуске ''Книжного обозрения''.

Barbara Demick. ''Nothing to Envy. Ordinary Lives in North Korea'';
Барбара Демик. ''Нечему завидовать. Будни Северной Кореи'';

Ralph Hassig and Kongdan Oh. ''The Hidden People of North Korea'';
Ральф Хэссиг, Конгдан О. ''Спрятанные от мира граждане Северной Кореи'';

B.R. Myers. ''The Cleanest Race. How North Koreans See Themselves'';
Би. Ар. Майерс. ''Чистейшая раса. Какими себя видят северные корейцы''

... и другие книги о Северной Корее.

Марина Ефимова: После внезапной смерти северо-корейского диктатора Ким Чен Ира начался новый всплеск интереса к Северной Корее. Особенно - в связи с обошедшими весь мир кадрами кинохроники, запечатлевшими сцены демонстративного, почти театрального всенародного горя - с истерическими рыданиями и конвульсиями. Многих зрителей эти сцены потрясли, у некоторых возникло предположение, что такая искренняя любовь не может быть незаслуженной. Им стоит, конечно, напомнить сцены массовых любовных истерик при виде Гитлера и Муссолини в 30-х годах или столпотворение в Москве в день похорон Сталина. Как известно, во всех трёх случаях наступало, раньше или позже, всенародное отрезвление.
В книге ''Чистейшая раса. Какими себя видят северные корейцы'' её автор Би.Ар.Майерс, профессор Южно-Корейского университета Ёнсан, дает такое объяснение истерической любви северо-корейцев к покойному диктатору:

Диктор: ''Доминирующие в Северной Корее представления одинаково далеки от всех идеологий, которые Запад пытается анализировать - то есть, от коммунизма, конфуцианства и от официальных ''выставочных'' идеологий правительства. То, что доминирует в умах, можно приблизительно сформулировать так: ''Мы, корейцы, – народ такой чистой крови, таких неиспорченных добродетелей, что нам не выжить в страшном мире без великого вождя-отца''. Один из их лозунгов гласит: ''Мы не сможем жить, оторвавшись от Его груди''. По моему убеждению, народ Северной Кореи, в большинстве своем, заражён параноическим, расистским национализмом''.

Марина Ефимова: ''Чистейшая раса'' Майерса, опубликованная в 2010 году, – одна из многих книг, которые можно предложить читателям, взволнованным событиями в Северной Корее. Правда, эти книги – не праздничное чтение. Все они свидетельствуют о том, что ''темные века'', ''смутное время'', ''Большой террор'' - не обязательно наше прошлое и что в подходящий исторический момент они могут вернуться – во всяком случае, в ''одну, отдельно взятую'' страну.
Символичны снимки дальневосточного региона, сделанные в вечернее время с сателлита и приведенные в книге Барбары Демик ''Нечему завидовать. Будни Северной Кореи''. Все соседние страны: Япония, Южная Корея, Китай – залиты электрическим светом - первое свидетельство цивилизации. А Северная Корея (страна размером с Англию, родина 23-х миллионов жителей) – представляет собой черную дыру, море тьмы. Пораженная этим снимком Барбара Демик – корреспондент газеты ''Лос-Анджелес Тайм'' - пишет в своей книге:

Диктор: ''Северную Корею нельзя назвать неразвитой, нецивилизованной страной. Это – страна, которая выпала из развитого и цивилизованного мира''.

Марина Ефимова: Западному наблюдателю трудно понять особенности жизни в Северной Корее – и из-за разницы культур, и потому, что туда допускаются лишь немногие иностранные журналисты, да и те посещают только дозволенные места под бдительным присмотром ''сопровождающих лиц''. (Знакомая картина). Соответственно, для внешнего мира главным источником сведений о Северной Корее , как когда-то и о советской России, являются рассказы беглецов и редких бесстрашных жителей.

Диктор: ''Но если мы с трудом можем разглядеть Северную Корею, то жители Северной Кореи уж совсем не могут разглядеть нас. Телефонная связь с заграницей запрещена. На телефонных книгах - гриф ''секретно''. Электронной почты не существует. Интернет – не реальность, а порождение слухов. Телевидение держит жителей на голодной диете государственной пропаганды. Главных тем две: культ поклонения вождю и культ ненависти к Америке''.

Марина Ефимова: Дети на уроках музыки разучивают песенку ''Стреляй по ублюдкам-янки''. Текст примерно такой: ''Наши враги – американские ублюдки. Они хотят отнять у нас нашу прекрасную родину./ Я сам сделаю пушку, и застрелю их. Пиф-паф!''
Книга Барбары Демик прослеживает судьбы шестерых рядовых жителей: корейских Ромео и Джульетты, фабричного рабочего, женщины-врача и подростка-сироты. До своего бегства все они жили в провинции, далеко от опрятного Пхеньяна, который автор называет ''Потемкинской деревней''. Их образ жизни многое напоминает бывшим советским гражданам не первой молодости:

Диктор: ''Люди работают долгие рабочие часы, а вечерами сидят на занятиях по идеологической подготовке. Шпионство друг за другом и доносительство – популярное занятие как в рабочие, так и в свободные часы. За антипатриотические высказывания, за намек на иронию в адрес Ким Чен Ира вас могут отправить в ГУЛАГ и даже применить высшую меру наказания''.

Марина Ефимова: Книга Демик, вышедшая тоже в 2010 году, описывает жизнь своих персонажей и после бегства, на Западе, где они чувствуют себя абсолютно потерянными и постоянно терзаются чувством вины перед оставленными в Корее близкими, которые почти наверняка были наказаны за пособничество предателям родины.
Еще одна книга о Северной Корее написана парой: мужем-американцем Ралфом Хэссигом и женой-кореянкой Конгдан О. Книга содержит больше двухсот интервью, на основании которых авторы и строят свои выводы – тоже в 2010 году:

Диктор: ''Было бы огромным преувеличением сказать, что народ поддерживает Ким Чен Ира. Скорей, им не приходит в голову идея сопротивления. Жители Северной Кореи так заняты собственным выживанием и так озабочены предстоящим конфликтом с Америкой (на которую их науськивает пропаганда), что у них ни на что другое не остается сил и времени''.


Марина Ефимова: Ралф Хэссиг и Конгдан О в книге ''Спрятанные от мира граждане Северной Кореи'' рисуют портрет теперь уже покойного лидера Ким Чен Ира. В своем полувоенном френче он играл на публике скромную роль ''слуги народа'', а за закрытыми дверьми вёл жизнь ''народного кумира'' - сибарита, гурмана и сладострастника - и в излишествах доходил до анекдотического уровня. Его ''команды наслаждения'' словно сошли со страниц пьесы Евгения Шварца ''Голый король''. Народ жил впроголодь, а в покоях вождя рекой лилось доставленное из Франции бордо, повара готовили изысканные блюда и тщательно проверяли параметры каждого рисового зерна. Кстати, сказать, вождь Ким Чен Ир и сам писал книги: ''Жизнь и литература'', ''Об искусстве кино'' и ''Об оперном искусстве''. Любопытствующие могут их прочесть, правда, его книга о киноискусстве стоит 128 долларов.
Бедность народа была не главным преступлением режима Ким Чен Ира. Те, кому удалось вырваться из страны, описали северо-корейский ГУЛАГ, перед которым бледнеет советский. Об этом – нашумевшая книга Кан Чол Хвана ''Пхеньянские аквариумы'', книга Ким Чена ''Длинная дорога домой'' и мемуары 2005 года ''Это рай!'', где автор, Хиок Кан, пишет ''Первую экзекуцию я увидел, когда мне было 9 лет''.
Автор ''Чистейшей расы'' профессор Майерс считает, что западные соблазны не способны вдохновить на перемены народ Северной Кореи, почивший на лаврах своего морального превосходства. Ну, что ж, есть и другие освободительные стимулы. Северные корейцы шутят: ''Мы живем, как лягушки в колодце''. Такая шутка – уже первый шаг к переменам.
XS
SM
MD
LG