Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о новом после США в России


Госсекретарь США Хиллари Клинтон и новый посол США в РФ Майкл Макфол на церемонии присяги

Госсекретарь США Хиллари Клинтон и новый посол США в РФ Майкл Макфол на церемонии присяги

Во вторник, 10 января, в Вашингтоне прошла церемония приведения к присяге в качестве нового посла Соединенных Штатов в России Майкла Макфола. Выступая на ней, госсекретарь США Хиллари Клинтон отметила заслуги Майкла Макфола как одного из ведущих американских экспертов по России.

Владимир Кара-Мурза: Американский дипломат, профессор политических наук Майкл Макфол приведен к присяге в качестве посла США в России государственным секретарем Хиллари Клинтон в Государственном департаменте США. Макфол приступит к исполнению обязанностей посла США в России 14 января 2012 года.
Дипломат сменил на посту посла Джона Байерли, назначенного предыдущим президентом США Джорджем Бушем. Макфол был предложен американским президентом Бараком Обамой на пост посла в России в мае, однако только в декабре его кандидатура была утверждена конгрессом США.
Новый посол США в России Майкл Макфол убежден, что перезагрузка отношений двух стран еще не окончена.
"Сейчас у нас более сложная стадия, когда совпадение наших интересов и приоритетов не так очевидно. Сотрудничество в сфере ПРО, реагирование на ядерные амбиции Ирана, прекращение кровопролития в Сирии требуют более интенсивного диалога и большей изобретательности для того, чтобы найти общий знаменатель и преодолеть противоречия".
Макфол является признанным специалистом по России, ранее он занимал пост специального помощника Обамы по вопросам национальной безопасности.
Продолжит ли политику перезагрузки в предвыборном году новый посол США в России, об этом мы беседуем с Константином Боровым, бывшим депутатом Государственной думы, бывшим главным редактором журнала "Америка", Алексеем Подберезкиным, проректором МГИМО по научной работе, бывшим депутатом Государственной думы и Владимиром Согриным, руководителем Центра североамериканских исследований Института всеобщей истории Российской академии наук. Какие противоречия сейчас, по-вашему, нуждаются в первоочередной перезагрузке, возникшие в российско-американских отношениях?

Владимир Согрин: Я думаю, что наши отношения сейчас находятся на одном из самых высоких уровней. Что касается перезагрузки, то очень много сделано положительного – это и договор СНВ-3, это и только что вступление России в ВТО, это соглашение о сотрудничестве по Афганистану, это совместная борьба против ядерного терроризма. Очень много сделано для перезагрузки. Но какие-то конкретные шаги, которые еще должны быть сделаны, конечно, в первую очередь приходит на ум размещение ПРО американского в странах Европы, в первую очередь странах, недавних союзников Советского Союза, но теперь уже участников НАТО. По этому вопросу позиции такие: Россия считает, что ей должны быть даны гарантии по поводу ее безопасности, а Соединенные Штаты Америки считают, что нужно укреплять доверие и в рамках укрепления доверия Россия должна поверить, что никакой опасности ПРО не представляет. Здесь возможен диалог, здесь нужно укреплять сотрудничество. Остаются другие вопросы. Как я представляю, стратегия нового реализма Обамы, эти вопросы не будут препятствием, я имею в виду, что Обама отказался от бушевской доктрины распространения демократии по миру, смены режимов, скажем, с точки зрения и Обамы, и как я думаю, Макфола, развитие демократии внутри России – это внутриполитический процесс России. И здесь россияне, которые хотят демократии, должны собственными усилиями добиваться ее, что они, собственно, и делают.

Владимир Кара-Мурза: Какова репутация Майкла Макфола в качестве специалиста по России?

Константин Боровой: У него высокая квалификация, очень хорошая репутация. Но сегодня надо об этом говорить прямо, Барак Обама в терминологии Соединенных Штатов хромая утка. Предстоят президентские выборы. И сегодня скорее надо прислушиваться к мнению, к позиции претендентов, кандидатов в президенты Соединенных Штатов. То, что касается перезагрузки, я думаю, что излишний оптимизм в этом вопросе просто вреден. Перезагрузка была и для Обамы, и для российской стороны почти пропагандистским, символическим шагом. Результаты этой перезагрузки плачевные. Конфликты или напряженности в отношениях между Соединенными Штатами и Россией в последние несколько лет только увеличились. И заявление Кремля по поводу ПРО очень серьезное, очень радикальное. Это напоминает конец 90-х годов, когда расширение НАТО на Восток, вступление Чехии, Польши в НАТО воспринималось как угроза для России. И закончилось это мощнейшей пропагандистской кампанией, когда начались югославские события. Сегодня, я думаю, Соединенные Штаты очень хорошо понимают, что Россия погружена во внутренние проблемы значительно больше, чем в противостояние на международной арене. Это хорошо, это хорошо для международной общественности. Россия не занимается некоторое время такой провокационной деструктивной деятельностью на международной арене.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, в каком состоянии сейчас находятся российско-американские отношения?

Алексей Подберезкин: Я думаю, что это стабильное состояние, которое существует многие десятилетия. На самом деле основные процессе предопределены. Например, разговоры о подготовке к развертыванию широкомасштабной системы ПРО ведутся с начала 80-х годов, и в общем-то американцы никогда не отказывались от этого. Более того, на определенной стадии они просто вышли из договора по ПРО и не стали его соблюдать. То есть совершенно определенно американцы преследуют свои долгосрочные цели и будут их преследовать дальше. Их политика предсказуема, она понятна и не надо думать, что со сменой администрации, республиканцев или демократов, она будет меняться. Она будет такой же. В этом смысле кто бы ни был в Белом доме, в Конгрессе или в Сенате, политика будет обладать преемственностью, никаких особых зигзагов не будет. Американцы будут создавать широкомасштабную систему ПРО, которая будет составной частью единой системы наступательно-оборонительных вооружений, она будет гарантировать защиту территории Соединенных Штатов и не гарантировать защиту территорий других государств, в том числе европейских. Она будет девальвировать все наступально-оборонительные вооружения в других государствах, в том числе и России и так далее. Эта задача была продекларирована в 82-м году еще Рейганом, и с тех пор она последовательно и очень точно реализуется.
То же самое и в отношении интересов Соединенных Штатов в мире. Независимо от того, республиканцы или демократы находятся у власти, степень их активности одинакова. Американцы продолжают четко реагировать на защиту своих прежде всего морских коммуникаций, как они считают, жизненно важных интересов, на свое присутствие и они расширяют военное присутствие по всему миру. Хотя иногда, случай с Ираком, они делают обратные шаги. Но при всем при этом их сфера деятельности контролируемого ими блока НАТО вышла давно за региональные сферы, это стал мировым по сути блоком с мировой ответственностью. Эти тенденции долгосрочные, предсказуемые, совершенно понятны.
Непонятно, что будет с Россией. Потому что соотношение потенциалов экономических один к двадцати, по технологиям один к ста не в пользу России. Те решения, которые принял недавно Владимир Путин об укреплении обороноспособности страны, даже может быть в ущерб развитию человеческого потенциала, они не смогут компенсировать, как бы мы того ни хотели, экономического и технологического отставания от Соединенных Штатов. Поэтому вопрос, как нам обеспечить свою безопасность, с помощью каких союзов, он лежит скорее в плоскости восстановления наших утерянных позиций на постсоветском пространстве, то есть это евразийская идея, поиск новых союзников, а данном случае очень характерен пример по отношению к Сирии или к Ирану, потому что у Китая и у России во многом близкие позиции. И здесь какое-то возможно союзничество. Но при всем при том надо понимать, что мы не та величина для Соединенных Штатов, которая имеет принципиальное значение.

Владимир Кара-Мурза: Александр Шаравин, директор Института политического и военного анализа, не боится ухудшения отношений между Москвой и Вашингтоном.

Александр Шаравин: Назначение Макфола послом в России ситуацию в принципе уже не ухудшит. Потому что все, что отрицательное можно было сделать за последнее время, оно сделано. Поэтому пугаться не следует, как бы из него ни изображали противника России, я думаю, что это неверно. Я думаю, что человек этот абсолютно прагматичный. И в целом ухудшаться нашим отношениям просто невозможно. Я думаю, что разумные решения компромиссные будут найдены, и Макфол себя как посол США в России проявит неплохо.

Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG