Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватели Радио Свобода – о предвыборной кампании республиканцев в США


Митт Ромни

Митт Ромни

2012 год в Соединенных Штатах год президентской кампании. Первой в этой гонке стартовала республиканская партия, которая провела уже так называемые "кокусы" в Айове и "праймериз" в Нью-Гемпшире. Эксперты и журналисты внимательно следят за тем, что происходит в рядах республиканцев. Главный вопрос: сможет ли партия, по мнению многих, расколотая на радикальное и умеренное крыло, назвать кандидата, который имел бы шансы противостоять в ноябре Бараку Обаме? Пока в центре внимания победитель в Айове и Нью-Гемпшире Митт Ромни.

Ход предвыборной кампании обсуждают директор Русской Службы Радио Свобода Ефим Фиштейн, главный редактор Русской Службы Кирилл Кобрин и обозреватель РС/РСЕ Брайен Уитмор.

Ефим Фиштейн: Итак, Айова, Нью-Гемпшир. Кажется - по крайней мере внешне - раскол в элите Республиканской партии так или иначе преодолевается. Впереди - Митт Ромни. Но действительно ли он является сегодня настоящим лидером в Республиканской партии?

Брайен Уитмор: Я думаю, очевидно, что Ромни станет кандидатом от республиканцев. Впрочем, это зависит от результатов общей партийной конференции в начале осени. Более того, значительная часть республиканских избирателей не любят Ромни, и вопрос заключается в том, проголосуют ли они за него в ноябре, на президентских выборах.

Кирилл Кобрин: Митт Ромни - умеренный кандидат, станут ли его поддерживать самые разные группы электората Республиканской партии? Ведь это очень неоднородный электорат. Ему противостоят крайние фигуры - но, как известно, радикалы высказываются громче...

Е.Ф. Радикалы не только высказываются громче, они бывают более убедительными для значительной части своего электората. Вспомните, что и Барак Обама был радикалом среди демократического истеблишмента. Считается - такова одна из политологических школ - что люди с радикальными взглядами лучше умеют мобилизовать свою часть электората. Но нам нужно прежде всего осознать, что Республиканская партия, как, впрочем, и Демократическая, если мы говорим об электорате этих партий - действительно исключительно разнородная публика. Поскольку в США нет системы деления на мелкие партии, и партий существует всего две, то каждая из них состоит из большого количества всяких фракций. Естественно, у того, кто приходит к концу гонки как победитель, следующая задача - объединить всех в противостоянии существующему противнику, в данном случае, скажем, тому же Бараку Обаме. Я думаю, что в конечном счете даже разочарованных республиканцев, которые в ходе предварительных отборов голосовали за других, более крайних кандидатов, в конечном счете, удастся убедить, что это единственная альтернатива Бараку Обаме. И они поддержат Митта Ромни. Хотя, мне кажется, это "подсознание" Республиканской партии в данном случае говорит, а не "сознание", и это подсознание ведет к тому, что они выбирают кандидата, который может каким-то образом привлечь и среднего американца, который не придерживается крайних взглядов.

К.К. Можем ли мы предположить, что радикальные кандидаты, такие как Рик Санторум или Рик Перри, мобилизуют наиболее крайнюю часть республиканского электората, для того чтобы потом как бы "подарить" этот электорат, эти группы более умеренному кандидату Митту Ромни? Нет ли за всем этим такой интриги?

Б.У. Были попытки крайне правой Республиканской партии найти кандидата, который был бы "анти-Митт Ромни". Они искали целый год: Мишель Бакман, Рик Перри, Ньют Гингрич. Но ничего не получилось, потому что у Ромни - самые большие деньги для поддержки своей кампании и самая большая поддержка истеблишмента. Но с Ромни такой парадокс. С одной стороны, я согласен с Ефимом, что это самый сильный республиканский кандидат на выборах в ноябре, который имеет шанс победить Обаму. Но, с другой стороны, больше, чем половину партии он не устраивает, они не хотят его.

К.К. Парадоксальная ситуация. После победы Обамы на предыдущих президентских выборах с Республиканской партией произошла очень любопытная история: она, по крайней мере часть ее, сильно радикализовалась благодаря так называемому "движению чаепития". Все, что происходило в годы правления Обамы, в частности, появление и рост "движения чаепития", и консолидация очень консервативно-радикальной части республиканского электората, послужило усилению республиканцев или, наоборот, их ослаблению?

Е.Ф. Я считаю, что это послужило серьезному усилению партии. Что в значительной степени имеет и теоретическое, и практическое значение. Теоретическое в том смысле, что республиканцы хотят вернуться к истокам своей идеологии и поэтому, как кажется мне, это движение оживило всю американскую политическую ситуацию. Но дело не в этом. Сейчас мы видим, после праймериз с Нью-Гемпшире, как уходят на дно, выходят из соревнования именно те кандидаты, которые раньше считались перспективными, но свою перспективность никак не доказали. Я имею в виду Рика Перри, которого многие из нас считали перспективным кандидатом, и Мишель Бакман. И, наоборот, ожидаемо поднимается наверх Митт Ромни, потому что это рационально. Республиканцы не идиоты, они рационально рассуждают, и первыми становятся люди, имеющие серьезные основания для победы в конечном счете. Меня лично порадовал выход на третье место Джона Хантсмана, у которого до этого не было шансов - в Айове, кстати, он вообще не выставлялся. То есть идет отбор, и это отбор по рациональным, и не по иррациональным принципам.

К.К. Это наш первый из долгой, надеюсь, серии разговоров, посвященных американским предвыборным кампаниям - не забывайте, что еще и демократическая кампания должна стартовать. И естественный для первого разговора вопрос. Ефим, ваш прогноз, кто будет кандидатом от республиканцев?

Е.Ф. Митт Ромни.

Б.У. То же самое, Митт Ромни.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG