Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Тимашева: Петербургские драматурги вместе с коллегами из Сибири готовят новый сборник пьес для театра. Он должен стать итогом, а также развитием достижений фестиваля ''Сибирская рампа''. С петербургским драматургом Андреем Зинчуком беседует Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Начало года - традиционное время для того, чтобы строить планы на будущее, а любой план на будущее - это в большой степени подведение итогов прошлого. В частности, итогов прошлого года - его трудов и дней, ярких праздников и пыльных будней. Вот и план нового драматургического сборника, который выйдет не раньше середины нового года, целиком основан на достижениях фестивальной жизни года минувшего. И это радует, поскольку всякий фестиваль раскрывается на несколько дней, как некий цветок - и безвозвратно увядает, со всеми своими радостями и огорчениями, находками и прорывами. И так хочется остановить мгновение - но как? А вот как. Говорит драматург Андрей Зинчук.

Андрей Зинчук: Надо сначала найти пьесы, а потом искать, естественно, финансирование. Очень бы хотелось, чтобы основная масса ребят была из Сибири. Ребята чрезвычайно мне понравились, они неплохо пишут как прозаики, но надо им немножко помочь определиться с профессией драматурга. Если получится то, что мы задумали, получится очень неплохой сборник. Собирается он трудно, может быть, к следующему Байкалу мы его соберем. Если не будет денег на полиграфическое издание (всегда это очень сложно), то я его выпущу просто на своем сайте. Пускай там будет 5-6 пьес для начала. Очень важно заразить людей. Ведь драматург по-настоящему начинает писать только тогда, когда он видит свой материал на сцене. Поэтому, если мы найдем какие-то пьесы, если мы договоримся с театрами, что они к этому фестивалю эти пьесы поставят, значит, те люди, которые увидят свои работы, уверяю вас, они будут писать как из пулемета.

Татьяна Вольтская: Получается, что какое-то искусственное дыхание вы делаете драматургии, лежащей в обмороке.

Андрей Зинчук: Мы никого не оживляем, мы хотим увлечь. Это - другое. Мы хотим привлечь других людей в этот цех.

Татьяна Вольтская: А зачем этот сборник?

Андрей Зинчук: Представляете, на этом фестивале были пьесы 60-х годов! Я спрашивал: ''Почему вы взяли это пьесу?''. ''Вы знаете, мы ничего не можем найти''. На самом деле это такая проблема, она уже притча во языцех - сейчас очень мало драматургического материала. Для того, чтобы нормально развиваться, нужна современная пьеса, и мы каким-то образом пытаемся восстановить эти пробелы. И здесь, и Тыве. Потому что в Тыве - та же самая проблема. Вот мы нашли одного автора, а, оказывается, там есть еще ребята. Если получится все в этом году, то будем уже заниматься с аудиторией в пять-шесть человек прозаиков тувинских, которых мы попытаемся склонить к драматургии, постараемся объяснить им законы. Они очень хотят.

Татьяна Вольтская: Андрей, ну, наверное, надо вернуться к истокам будущего сборника - прояснить, на основе каких двух фестивалей он задуман. Я так понимаю, что один был на Байкале, а другой в Тыве?

Андрей Зинчук: Меня нашла девушка из Тывы, режиссер Марина Идам, которая заинтересовалась нашими петербургскими проектами. Она узнала о том, что есть Мастерская драматургов при СТД, есть проект Современная петербургская драматургия, а больше всего ее заинтересовал проект Лаборатория Театра кукол Театральной академии. Мы с ней списались и через какое-то время они нас пригласили в Тыву. Это и фестиваль, и мастер-класс - все сразу. Туда поехало несколько человек: Ольга Леонидовна Глазунова - театральный критик, Анна Федоровна Некрылова - кандидат искусствоведения и фольклорист, Вячеслав Владимирович Борисов - завкафедрой Театра кукол Ярославского Государственного театрального института, я, Александр Ставиский - доцент кафедры режиссуры и актерского мастерства факультета Театра кукол Петербургской Театральной академии, и Михаил Кошубаров из Москвы. Вот такая странная и разношерстная компания приехала в город Кызыл. Каждый занимался своим: Михаил Кошубаров занимался с актерами Драматического театра движением, мы с Сашей Стависким занимались с актерами Театра кукол, параллельно шла работа Борисова над этюдом, Анна Федоровна Некрылова была и там, и здесь, а Ольга Леонидовна Глазунова помогала с документами для создания тувинского театра. У них нет театра кукол отдельного, только труппа при большом театре. Я могу рассказать про нашу работу. Она была интересна, потому что в Тыве есть только один профессиональный театр. Театриков таких непрофессиональных очень много. Кужун - это район по-тувински. Вот из кужунов приехали представители этих театров и мы с ними занимались. Это был, наверное, мастер класс. Мы разбирали пьесу местного драматурга Салима Монгуша и все вместе пытались сконструировать пьесу для дальнейшей постановки. У нас была классная доска, на которой мы все вместе сочиняли эту пьесу, перестраивали ее. Его герои, его тема, но она была немножко литературна, где-то что-то подвисало, и вот мы старались каким-то образом сделать из нее пьесу более динамичную.

Татьяна Вольтская: Играбельную.

Андрей Зинчук: Более играбельную, да. И он побежал все это переделывать. Мы так волновались. Естественно, нам показывали красоты Тывы, это совершенно особенная история - там начинается Енисей, там Саяны, там соленые озера. Каждый вечер после всех мероприятий нас обязательно куда-то везли. И мы такие окрыленные с Сашей Стависким ждем, появляется Салим Монгуш , и когда он показывает нам пьесу, у нас волосы встают дыбом, потому что он все сделал по-своему, он ничего из того, что мы делали, не взял. Но пьеса стала другой. Может быть, это даже хорошо. Потому что мы его тянули к какому-то европейскому театру, а он все сделал по-своему. Ну, собрались с духом, читка такая театрализованная была очень удачная, был министр культуры. И то, что Салим все сделал по-своему, по большому счету это правильно, несмотря на то, что нам было немножко горько. Такие там бездны, нам казалось, открываются драматургические, а он такое сделал сказание. Через некоторое время Ставиский стал уже работать с актерами, я уже не вмешивался в их работу, и в конце нашей поездки мы посмотрели несколько работ — посмотрели работу Кошубарова, работу, которую делал со своими актерами преподаватель ярославского института Борисов, и наша работа была, на мой взгляд, очень удачная, потому что актеры тувинские мгновенно включились в игру. После этого мы уехали. Очень теплая встреча была, нас принимали замечательно, надо отдать должное, с таким вниманием к нам отнеслись, наверное, мы могли что-то им дать. Договорились о дальнейшем совместном творчестве. Я знаю, что завязались какие-то отношения, Саша Ставиский, наверное, будет уже ставить профессиональный спектакль с куклами, Борисов уже поставил профессиональный спектакль, и еще куча всяких проектов.

Татьяна Вольтская: Ну, а вторая ваша поездка года с прицелом в будущее - это Байкал?

Андрей Зинчук: Вторая поездка тоже очень неожиданная. Я получил приглашение на Фестиваль любительских театров на острове Ольхон, он называется ''Сибирская рампа''. Я побывал на этом удивительном мероприятии и первое, что бросилось в глаза, это численность - 450-500 человек участников. Когда начался фестиваль, они нас ждали, мы опаздывали, самолет не туда прилетел, и вот это огромное театральное товарищество, видно, что люди чем-то спаяны вместе, они в костюмах, в гриме идут через рыбачий байкальский поселок — зрелище, конечно, феноменальное. Я там щелкал, щелкал фотоаппаратом! И дальше выходят эти театры, там 35 театров, мы оказались вместе на таком пригорке на берегу Байкала, феноменальной красоты берег. Было четыре человека педагогов и три члена жюри. Владислав Владленович Терещенко - декан драмфака Щукинского училища, Олег Волынцев - доцент кафедры пластики ГИТИСа, Валерий Дмитриевич Кирюнин из Иркутска — кукольник, он занимался с ребятами движением рук, и директор фестиваля Александр Иванович Кононов. Я взрослых людей перечислил, потому что остальные были, в общем, дети - более взрослые, более мелкие дети, даже была девочка-актриса, ей, по-моему, шесть лет. Кстати, феноменальный был с ней спектакль. Вот в такой компании мы там провели две недели. Работа шла по двум направлениям, там четко все было - были мастер-классы и были просмотры спектаклей. А в перерыве мы куда-то на берег ездили. Что меня больше всего поразило - меня поразили ребята сибиряки. Их настрой, их желание учиться, желание что-то узнать, как они слушали, как они никогда никуда не опаздывали. Там было много людей, которые приехали сами, им никто не оплачивал дорогу, жили в палатках. Дожди были, тем не менее они как-то жили, непонятно как питались, какие-то примусы. Они все время ходили на мастер -классы. Это было очень приятно и, наверное, очень полезно. У меня была небольшая группа - драматурги, прозаики, журналисты и преподаватели. В этом смысле я приехал туда очень вовремя, потому что первый раз они пригласили драматурга. Вопросов было очень много и по каждому спектаклю было видно, что надо бы там немножко кое-что подправить было драматургически, я каждый раз давал такие советы по готовым спектаклям и, как правило, это всегда хорошо принималось. Это не значит, что они будут все переделывать, но во всяком случае выслушивали очень внимательно и с благодарностью. Туда довольно часто ездили режиссеры, занимались танцами, движениями. Все-таки это любители, у них статус любительских театров. Но я могу сказать, что я там два или три спектакля видел феноменальных. Спектакли были на открытом воздухе. Одна была жуткая история - молоденькие девочки 15-16 лет играли Островского с голыми плечиками, и вот в перерывах их отпаивали чаем, кофе, но они под дождь выходили в таких костюмах. Ветер, холод - ничего не мешало, в темноте зажигались фонари, бегали собаки, кошки, могла корова где-то рядом замычать, потому что это все происходило в деревне рыбацкой. И я приехал в каком-то смысле окрыленный оттуда, потому что я понял, что не всегда все получается, что ты хочешь, но ради таких дел хочется что-то делать.
XS
SM
MD
LG