Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Способна ли оппозиция добиться от власти проведения честных выборов?


Владимир Кара-Мурза: КПРФ намерена в ближайшее время внести на рассмотрение Госдумы 12 законопроектов, касающихся изменения избирательного законодательства. Коммунисты потребуют изменить порядок формирования избиркомов, запретить удалять с участков наблюдателей и установить прозрачные урны для голосования.
"Новая газета" накануне обратилась с официальным запросом к генеральному прокурору Юрию Чайке, в котором попросила предоставить информацию, подтверждающую его недавнее заявление, что митинги оппозиции "За честные выборы" якобы проплачены из-за рубежа.
Как пояснил в пятницу главный редактор издания Дмитрий Муратов, поводом для запроса стало утверждение генпрокурора, высказанное им в интервью "Российской газете", что деньги на митинги оппозиции "зачастую поступают из источников, которые находятся за пределами России". Причем, как следует из контекста, глава Генпрокуратуры имеет в виду митинги "За честные выборы" 10 декабря на Болотной площади и 24 декабря на проспекте Академика Сахарова.
Сегодня же группа политиков разных убеждений подписала манифест Российского политического комитета, где назвала непременными условиями начала преобразований в стране отставку тандема Путина и Медведева, отмену выборов президента России в марте, формирование временного переходного правительства, формирование нового состава Центризбиркома и проведение до конца 2012 года досрочных выборов.
О том, способна ли оппозиция добиться от власти проведения честных выборов, мы сегодня беседуем с Сергеем Соколовым, заместителем главного редактора "Новой газеты" и Марком Фейгиным, одним из учредителей новообразованного Российского политического комитета, бывшим депутатом Государственной думы, членом федерального политсовета движения "Солидарность". Как по-вашему, оскорбительно ли прозвучало для участников митингов "За честные выборы" утверждение Генпрокурора Юрия Чайки, что они проплачены из-за рубежа?

Сергей Соколов: Вы знаете, все успели оскорбиться от подобного же высказывания господина Путина. К нему уже стали относиться как к фольклорному элементу нашей действительности, обсмеяли эти высказывания 24 числа на Сахарове. А то, что господин Чайка все время повторяет за своим патроном – это общеизвестно. Так было и с поисками "заказчиков" убийства Анны Политковской. Неоднократно были сказаны этим господином безответственные высказывания и ни однажды этим высказываниям не было ни одного подтверждения. Поэтому мы и обратились к господину Чайке с запросом – это обычная практика. Мы хотим понять, на чем основывался господин Чайка, только ли на желании выслужиться перед будущим президентом Путиным, либо это его личная твердая убежденность. Пусть ответит по пунктам, кто проплачивал, сколько проплачивал, кому проплачивал. В конце концов, это его обязанность отвечать на запросы граждан и средств массовой информации.

Владимир Кара-Мурза: К нашему разговору подключился Андрей Клычков, руководитель фракции КПРФ в Мосгордуме. В чем суть предложений, внесенных фракцией КПРФ в Государственной думе, касающихся изменений в избирательное законодательство?

Андрей Клычков: Безусловно, наши изменения идут в рамках тех предложений, которые мы озвучивали на протяжении последних лет. Основные касаются реформирования именно, а не мелкой корректировки подходов к избирательной системе. Безусловно, в первую очередь формирование на принципиально иных подходах избирательных комиссий на основании предложений и квот политических партий, которые не только представлены в региональных парламентах и федеральном парламенте, но и на основании всех существующих. Потому что сегодняшняя ситуация, когда, казалось бы, заявлено законодательством, что не менее половины состава избирательной комиссии должно формироваться на основании предложений политических партий, по сути не выполняется, и эти места формируются за счет предложений других общественных организаций на более низком уровне, на основании предложений избирателей по месту работы, жительства, учебы. По сути это приводит к тому, что монополию получает одна-единственная партия "Единая Россия" – это выражено в прямом виде. Мы считаем, что необходимо избирательные комиссии формировать при большинстве политических партий, что позволит обеспечить более демократические подходы для работы избирательных комиссий и исключить возможность монополизма и проведения решений, которые не укладываются ни в рамках законодательства, ни в рамках существующей действительности.
Второй момент в этой же части – это формирование руководящих органов избирательных комиссий. Сегодня редкое исключение, когда в комиссии руководящие органы из представителей разных политических партий. Я могу назвать в качестве положительного примера, и то, который смог состояться лишь благодаря давлению всех политических сил – это Московская городская избирательная комиссия, где до недавнего времени одним из заместителей председателей был представитель КПРФ. Но мы считаем, что было бы правильным и верным, если на всех уровнях избирательные комиссии будут формироваться именно по такому принципу партийному, и руководящие органы, которые позволят более полно владеть информацией работы комиссии, безусловно, отвечая за эту работу, представители политических партий.
Наверное, набившая оскомину тема, которую мы обсуждаем в части реформирования избирательного законодательства – более открытое проведение выборов посредством в том числе видеоконтроля и, конечно, это мелочь, но которую не могут реализовать последние несколько лет – это прозрачные урны, которые позволят наблюдателям и представителям партий, представленных в комиссии, не допустить вбросов бюллетеней. Если же он состоялся, просто в более упрощенном порядке его фиксировать, чего сейчас мы лишены, и в итоге получаем урны, в которые напихали пачки бюллетеней, а потом доказать, что они там оказались каким-то иным способом, тяжело. Это в общих чертах.

Владимир Кара-Мурза: Я так понимаю, что Марк Захарович приехал с учредительного заседания Российского политического комитета. В чем функции этого комитета? Я так понял, что он более радикальные меры предлагает, чем даже коллеги из КПРФ.

Марк Фейгин: Да, разумеется. Потому что все-таки системные партии, находящиеся посредством такого результата выборов, которые состоялись 4 декабря, мы можем с пониманием отнестись к их инициативам относительно либерализации законодательства, но мы на проблему смотрим более широко. Мы считаем, что сама система, внутри которой пытаются функционировать такие оппозиционные партии как КПРФ, "Справедливая Россия" и ряд других в парламенте, вообще не предполагает либерализации законодательства предвыборного. Нужно пытаться изменить ее снаружи. Это пытаются делать митинги, протестная активность в Москве и ряде регионов России. Но она тоже по существу своему имеет пределы своих возможностей. Ни одно из предложений резолюции будь то на Болотной 10 декабря или 24 властью по существу не было услышано и не было предпринято вообще никаких шагов по выполнению требований протестующих – и это факт.
В силу этих причин политическая часть протеста, в основном это представители в данном случае при создании Российского политического комитета, это два десятка представителей политических организаций, политических деятелей совершенно разного толка, от либералов до националистов, от левых до некоторых политически активных общественных активистов, создали Российский политический комитет. Он говорит о более сущностных вещах по изменению системы. Мы настаиваем на том, что необходимо, и это отражено сегодня в нашем манифесте, принятом Российским политическим комитетом, об отставке тандема в целом, то есть и Путина, и Медведева, проведение досрочных выборов по новым правилам, которые должны быть немедленно утверждены. Неважно, если в процессе принятия этих поправок в действующее законодательство примет участие КПРФ и ряд других системных партий, но это должно быть радикальное обновление избирательного законодательства. И до конца года надо провести эти новые выборы – это главное важнейшее условие, чтобы был вновь сформированный парламент, в новом составе с участием всех политических сил, те, которые пройдут в парламент посредством выборов. А на период, пока в стране возникнет некий вакуум власти, необходимо создать коалиционное временное правительство, состоящее из представителей как действующих партий, так называемых зарегистрированных, так и внесистемной оппозиции.

Владимир Кара-Мурза: Устраивают ли вас условия либерализации оппозиционных партий, которые внес президент в думу?

Марк Фейгин: Он ничего не внес по существу – это только название этикеток изменений в закон о выборах депутатов Государственной думы, я так понимаю, некоторых положений закона об избирательных гарантиях и прав граждан, но пока ничего нет. Ничего не предполагается включенного в план законопроектных работ. Мы никакой информации такого рода не видели. Мало того, мы неоднократно об этом говорили, срок полномочий президента Медведева заканчивается самый крайний срок в мае, когда произойдет инаугурация нового президента. То есть принятый термин, что это "хромая утка" и тому подобное, в данном случае, в случае с Дмитрием Медведевым куда как более уместен, чем по отношению к кому бы то ни было. Президент будущий, как он предполагает им стать, Путин ничего подобного не только не говорит, а говорит вещи совсем обратные. Возьмите, что касается отставки Чурова, Чуров неоднократно говорил, что никуда уходить не собирается. Путин на днях отказался от дебатов. То есть они сами по себе, эти выборы фикция и фарс. Поэтому невозможно пытаться бороться с этими выборами, используя микроскопические методы улучшения ситуации типа прозрачные урны, щель для бюллетеней должна быть потоньше, чтобы пачками не бросать – это все косметические изменения, которые не приведут к изменению ситуации в целом.

Владимир Кара-Мурза: Эдуард Лимонов, председатель исполкома незарегистрированной партии "Другая Россия", не верит в возможность регистрации оппозиционных партий.

Эдуард Лимонов: Якобы дума грозится принять какие-то новые правила. Это все, на мой взгляд, демагогия. Например, партию "Другая Россия" не зарегистрировали не из-за того, что не было необходимого количества членов партии. Якобы уменьшение порога членов партии с 450 тысяч до 500 – это чистейшей воды популизм и демагогия. Нас не зарегистрировали, поскольку официально, согласно ответу Министерства юстиции, не соответствие устава партии конституции Российской Федерации. Это была ложь. Для непосвященных это выглядит как какие-то реформы, на самом деле никаких реформ не происходит, происходит обман общественного мнения, наглейший, подлейший, тупейший.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Орла от радиослушателя Дмитрия.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос: каким образом Юрий Чайка доказывает? Они, во-первых, не называют, кто финансировал, почему, какую сумму и кого лично. Если это так, значит это люди - шпионы. Второй вопрос: как возможен приход к власти КПРФ? У них есть конкретный план, самая четкая программа - национализация, миллиардеры, которые устроили приватизацию грабительскую, с одной стороны. С другой стороны, что будет делать КПРФ, когда к власти придет навязанные нам Собчак или Прохоров. Тем более Ксюша прекрасно сказала, что нас устраивает Владимир Владимирович Путин, нам только оставьте бухгалтерию, чтобы у власти остался тот же финансовый блок. И об этом говорит Алексей Леонидович Кудрин.

Владимир Кара-Мурза: Вы требуете от Юрия Чайки предоставить какие-то документы, подтверждающие его слова?

Сергей Соколов: Да, безусловно. Потому что голословные утверждения человека, который должен наблюдать за законом, более, чем странны. Они должны были провести проверку, в рамке этой прокурорской проверки должны были выявить какие-то моменты, связанные с финансированием. Мало того, обосновать, нарушает ли подобная практика или не нарушает действующее законодательство России. Собственно это у него и спрашиваем. А что касается второго вопроса и предыдущих выступлений уважаемых коллег, понимаете, то, что предлагал депутат из Московской городской думы, мне представляется некими финтифлюшками, как и вопрос об отставке Чурова или не отставки Чурова. Опасения слушателя вполне понятны, потому что дело не в том, кто придет к власти, а дело в том, на каких условиях к власти придет. И здесь вопрос вовсе не в прозрачных урнах и щелях, куда кидаются бюллетени, а вопрос в том, что необходимо менять конституцию Российской Федерации, делать это скорейшим образом. Потому что кто бы ни пришел к власти на основании этой конституции, будь Навальный, будь КПРФ, будь условный какой-то либерал, они в любом случае станут в силу действующего основного закона некими царями над всеми. И защита только одна – это новая конституция, которая защищает реально полномочия исполнительной, законодательной, судебной властей. Вот собственно об этом надо говорить. А все остальные реформы возможны только в том случае, если нынешняя дума станет реально легитимной не только с точки зрения людей, вышедших на площадь и проспект Сахарова, а с точки зрения реально действующего закона. Почему депутатам от КПРФ, "Справедливой России", про ЛДПР я молчу, не отказаться от своих мандатов? Я вот этого понять не могу. Вы не признаете эти выборы, но почему вы в них играете? Почему вы пытаетесь спорить по поводу тех нововведений, которые вводятся господином Медведевым через пять лет, не сейчас, а потом. Сейчас мы поиграем в эту игру, а потом будет игра совершенно другая, по другим правилам. Вы в это верите? Я, например, не верю.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, должна ли фракция КПРФ, раз Геннадий Зюганов сказал, что распустит думу, придя на президентское кресло, уже заранее бойкотировать ее работу?

Андрей Клычков: Давай начнем с другому. Я подключился к эфиру на конкретный вопрос по предложению изменения законодательства действующего в части проведения выборов. Мы прекрасно понимаем, что без изменения конституции на сегодняшний день невозможно ничего менять. Это касается и оснований для роспуска Государственной думы, взаимоотношения с региональными парламентами в том числе по отзыву депутатов, избранию глав регионов. Здесь то, что я сказал по реформированию избирательного законодательства, безусловно, ложится, является одним из элементов продолжения конституционной реформы, которая неизбежно в России должна произойти, если мы хотим каких-то коренных изменений. Все остальные разговоры о частичной корректировке являются именно косметическими, то, чего мы не хотим делать, мы хотим как раз, если менять, то менять систему управления. И безусловно, в данном случае первым документом, который нужно менять, будет конституция.
Но я хотел бы обратить внимание, чтобы все слушатели понимали существо вопроса. На сегодняшний день на протяжении всех лет деятельности конституции Российской Федерации в Российской Федерации отсутствует федеральный закон о конституционном собрании, через который позволяется внести изменения в 1, 2, 9 главу конституции. Это касается и национализации, и остальных положений, которые являются принципиальными для нашей страны. Поэтому мы готовимся не к тому, чтобы заявить о необходимости введения прозрачных урн – это смешно. Без изменения системы отношений между властями говорить о каких-то изменениях невозможно.
Мы готовы, сегодня было озвучено на пресс-конференции, что наша основная задача помимо реформирования избирательного законодательства провести достаточно существенное перераспределение полномочий между исполнительной властью, законодательной властью и создание системы независимых судов. К примеру, если начать с выборности судов районных, чтобы они не были зависимы от того же самого президента, который их назначает и платит зарплату. По сути никакого разделения властей не существует в Российской Федерации. Исполнительная власть пишет законы, законодательная их штампует, судебная в случае необходимости подтверждает законность или незаконность тех или иных действий чиновников. Поэтому эта реформа, безусловно, является основной и первой, без нее невозможно провести никакие изменения.
Что касается шагов по работе в случае избрания Геннадия Андреевича президентом, все знают, слушатель из Орла назвал, безусловно, первым и основополагающим моментом – это национализация, пересмотр итогов приватизации, которая у нас была в 90 годах и национализация, извлечение прибыли после национализации является источником доходов, которые не предлагает ни одна политическая партия, не способна чисто политически на это, которая позволит развивать образование и здравоохранение, военно-промышленный комплекс, создавать такую базу, за счет которой мы сможем выживать в дальнейшем и создавать основы для развития.
Что касается работы в Государственной думе. Люди, кто говорят о том, что сдайте мандаты, я депутат Мосгордумы, мне проще комментировать, более того, я занимаюсь изучением избирательного законодательства. Есть 83, 84 статья федерального закона о выборах в Госдуму. Совершенно четко в нынешней ситуации, когда более половины депутатских мандатов имеет "Единая Россия", говорит о том, что невозможно признать думу нелегитимной, сказать, что она не может работать при сдаче, если представить теоретически, что КПРФ, эсеры и, не дай бог, ЛДПР сдадут свои мандаты. Это ничего не изменит, мандаты останутся вакантными до следующих выборов через 5 лет. Таким образом, призыв "сдайте мандаты" очень похож на призыв от Кудрина, Собчак: вы простой уйдите в сторону, в кусты и из кустов вещайте. А на улице разрешат вам что-нибудь вещать? Это некая лирика.
А что касается Прохорова и остальных деятелей оппозиции по фамилии Кудрин, Касьянов, они были во власти, и сегодня они идут, заявляют о том, что идут во власть не для того, чтобы подумать о народе, они идут для того, чтобы определить себе кресло, которое они в свое время потеряли, кто-то давно, кто-то недавно. Но я вас уверяю, что если случится, не дай бог, такая ситуация, что Прохоров, к примеру, окажется во втором туре, то его голоса сдаст Путину, и других целей наверняка не имеет.

Владимир Кара-Мурза: Какими методами Российский политический комитет пытается добиться роспуска думы?

Марк Фейгин: Российский политический комитет будет действовать на улице в основном - это будет участие в протестных акциях. Просто это будет более профилироваться как политический протест, не только как общегражданский. Потому что мы не просто пытаемся давить на власть, мы претендуем на замену собой власти, насколько это возможно, мирным, ненасильственным и цивилизованным путем, путем компромисса с действующими силами во власти для того, чтобы они добились отставки правительства и дали возможность коалиционно создать временный переходный орган, который как раз будет легитимен для поправок во все нормативные акты законодательства и добьется пересмотра выборов. Второе – это через регионы, в этом качественное отличие. Мы претендуем на то, и сейчас у нас около десятка регионов, отделений, чтобы коммуницировать процесс и в Москве, и на периферии.

Владимир Кара-Мурза: Илья Яшин, член политсовета движения "Солидарность", разгадал нехитрую уловку Кремля.

Илья Яшин: Судя по всему, в Кремле придумали довольно хитрый механизм выпуска социального пара, который накопился в стране. Они планируют дать возможность зарегистрироваться огромному числу партий, предельно раздробив политическое поле. В то же время, судя по всему, власти не намерены дать возможность создавать блоки, то есть блоки в нашей стране как были запрещены и разрешать их в ближайшее время не планируется. Это приведет к максимальному раздроблению политического поля и нездоровой конкуренции на каждом политическом фланге. Тем не менее, я думаю, что оппозиционеры найдут способ противодействовать таким вещам, и так или иначе какие-то неформальные блоки будут складываться. В случае, если Государственная дума будет распущена и будут проводиться новые выборы, у оппозиционных партий, в том числе тех партий, которые до сих пор считались несистемными, довольно неплохие шансы получить наконец представительство в Государственной думе. Но для того, чтобы это произошло, очень важно сегодня сохранять уличное давление на власть, чтобы она начала выполнять требования Болотной площади и проспекта Сахарова.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Теймураза Александровича.

Слушатель: Добрый вечер. Хотел коммунисту задать вопрос. Насколько я помню, была статья 6, а сейчас, поскольку этой статьи нет, то монополии одной партии не должно быть в Государственной думе, а тем более в Московской городской думе их там всего две партии – коммунисты, два или три человека, и "Единая Россия". Поэтому пусть уточнит. Во-вторых, по поводу уличного, я понимаю, что сейчас зима, выйти на два-три часа, долго не простоишь. Ближе к 10 марта, я думаю, что погода будет хорошая, выйти и больше не расходиться. Как во всех странах добивались. В Египте, конечно, тепло. Самое главное, когда теледебаты начнутся и опять, видимо, Соловьев будет вести теледебаты, а так как Путин, главный аферист, мошенник и вор, он не будет, тем не менее, коммунисты не должны ругаться с "Правым делом", Явлинским, все должны говорить: почему Путина нет. То есть, одним словом, постоянно намекать на то, что Путин трус, не выходит на теледебаты, ему нечего сказать, за него пишут и прочее.

Владимир Кара-Мурза: Во время митинга на проспекте Сахарова 24 декабря "Новая газета" вела собственный подсчет митингующих. Как по-вашему, чем вы объясняете стремление официальных органов занизить их количество?

Сергей Соколов: Потому что страшно – это во-первых. Во-вторых, с советских времен осталась традиция выпускать для руководителей государства отдельную газету и отдельный листок. Хочет показать ситуацию лучше, чем она есть на самом деле. Я думаю, что Владимир Владимирович довести ситуацию до абсурда не даст, потому что он не к месту упомянул Ганди. И в этой ситуации, я думаю, стоит подумать над опытом веков. Акции гражданского неповиновения, которые не заканчиваются только выходами на площадь. Вариантов масса, они все мирные, доступные и конституционные. Потому что говорить о выборах 4 марта смешно. Эти выборы изначально будут нелегитимны, потому что мы понимаем, как они будут проходить. Без отмены выборов декабрьских, без изменения конституции все остальные шаги совершенно бессмысленны, и надо власть заставлять это делать. Я уважаю многих представителей коммунистической партии, но я вспоминаю 96 год, и что сделал Геннадий Андреевич со своей собственной победой. Поэтому давайте тут не будем тоже особо заблуждаться. Все это делалось в рамках той системы ценностей, в рамках той системы государства, которое сейчас существует и по-другому быть не может, пока эта система государственного устройства не будет изменена.

Владимир Кара-Мурза: Что вы намерены сделать, чтобы сорвать президентские выборы, что стоит одним из пунктов вашей программы?

Марк Фейгин: По существу мы говорим не столько о срыве, сколько об их полной делегитимации. В планах комитета акции, которые могут иметь большое влияние, сейчас это, наверное, каким-то образом обсуждаться призыв к политической забастовке, для этого есть некоторые возможности – это одна из мер гражданского неповиновения. Есть способы и другие - призывы к изъятию вкладов из государственных банков. Есть очень много, их огромное количество. Все будет зависеть от интенсивности протеста, если он будет нарастать, то любого рода такие призывы будут эффективны. Если же все-таки будут сложности внутри протестной среды, будут разные позиции относительно того, как действовать на улице, то тут могут разные варианты появиться. Тут я хочу особенно сказать, что в Российском политическом комитете собрались разные организации, там и "Левый фронт", и Российское общественное движение, и я представляю "Солидарность", ОГФ, Национально-демократический альянс, очень много организаций, вплоть до Пиратской партии. Это разнее люди, но которые претендуют в дальнейшем на участие в парламентских выборах, свободных парламентских выборах. Все эти организации не зарегистрированы, и поэтому для них сам политический процесс является естественным. Но мы находимся в совершенно невыносимых чудовищных условиях авторитарного режима, при котором как раз политические партии не могут заниматься своим непосредственным делом - участие в выборах, а вынуждены участвовать в уличном протесте, который в нормальных условиях носит не главный характер. Ближайший 4 февраля, шествие, если все будет хорошо, мы будем принимать участие вместе с общегражданскими организациями и инициаторами в едином протесте, он выявит новую тактику до 4 марта. Будет ясно, насколько массовый протест, и тогда мы уже каким-то образом верстать наши планы относительно других акций.

Владимир Кара-Мурза: Сегодня много споров вокруг акции, в которой участвовал премьер Путин, о награждении журналистскими премиями. Многие предлагали бойкотировать премьера. Какова была позиция "Новой газеты"? Мы знаем, что Ирина Петровская получила из Ясена Засурского положенную ей награду.

Сергей Соколов: Понимаете, "Новая газета" и Союз журналистов России выступили инициаторами награждения двух людей – это Ирина Петровская, наш обозреватель, и Михаил Бекетов, перед которым надо не только снять шляпу, но и встать на колени. Мы считаем, что эта премия не Путиным вручается и не Путиным освещена, эта премия журналистского сообщества, потому что оно своих кандидатов предлагает, это премия государства, а государство – это не Путин, государство – это все мы в том числе. И поэтому мы считаем, что эта премия – признание великих заслуг журналистов, которые никогда, ни разу, ни секунды не шли против правды и истины. Кто-то туда зайдет, Путин или Жириновский – это их личные проблемы. Ведь мы должны быть несколько выше, чем персонификация зла. Не существует персонифицированного зла, существуют люди, которые пытаются каким-то образом эту маску на себя примерить, но это вовсе не значит, что все должны особенно плясать под его дудку. Поэтому наша позиция такая: профессиональное сообщество, российское общество выдвинуло этих людей на государственную премию. Государство – это не Путин, государство – это мы. Поэтому люди достойные и получили достойную премию.

Владимир Кара-Мурза: Дмитрий Быков, писатель, зам главного редактора еженедельника "Собеседник", один из тех кто отсутствовал на сегодняшней церемонии, отказывается от лавров противника диалога с властью.

Дмитрий Быков: Я не был ни на что выдвинут, и никто меня никуда не приглашал, ни от чего не отказывался. Никакого политического демарша тут нет, откуда вообще взялась эта парадоксальная информация, я понятия не имею. Некоторое количество журналистов без их ведома, насколько я знаю, было внесено в списки почетных гостей. Это, видимо, такая методика, когда вас включают туда, потом не извещают вас об этом, а когда вы не приходите, говорят, что вы отказываетесь от диалога с властью. Но, простите, диалог с властью не осуществляется во время вручения премии – это протокольное мероприятие. Если мне из аппарата премьера или откуда угодно скажут: Владимир Владимирович Путин хочет встретиться с оппозиционными журналистами, потому что читать их статьи ему лень, а он хочет, чтобы они ему пересказали. Ради бога, я сделаю дайджест этих статей приду и скажу: Владимир Владимирович, есть шанс остаться в благодарной памяти России хорошим президентом, пожалуйста, откажитесь баллотироваться в этом году, мы все вздохнем с облегчением. Но он, к сожалению, меня для таких целей не пригласит, а участвовать в телекартинке "уличная оппозиция благодарно внимает нацлидеру" – это немножко не комильфо.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Бориса Ивановича.

Слушатель: Добрый вечер. Знаете, у меня вопрос следующий. Сейчас очень много идет разговоров и о конституционных изменениях, и о чем угодно. Но все это делается в результате тех или иных действий, которые, как известно, подсчитываются волшебником Чуровым, который нарисует 150%, как говорят. У меня вопрос к будущим разборкам в думе или как. Очень много идет информации о так называемых "каруселях". Вбросы – это понятно, а что такое "карусель"? Человек приходит за открепительным талоном, берет талон, который является основанием для внесения его в избирательный список где-то еще, по месту другого пребывания. Он приходит туда, вместо того, чтобы забрать талон, он голосует с этим талоном 15-20 раз. Это тоже установка Чурова или как?

Владимир Кара-Мурза: Будет ли Российский политический комитет разоблачать фальсификации или, вы считаете, дело пройденного - парламентские выборы?

Марк Фейгин: Я просто маленькую ремарку. Методология "каруселей" в основном заключается в следующем: когда уже заполненный бюллетень выдается одному из присутствующих в списке избирателю, он заходит, берет чистый бюллетень, опускает уже заполненный, выносит, его забирают люди на улице, заполняют соответственно, приходит следующий избиратель, обменивает чистый бюллетень и за это, собственно, получает деньги. В этой схеме действительно участвует кто-то из избирательной комиссии, наблюдает, как это происходит. Я хочу сказать, не это главное нарушение. По существу в руках избирательной комиссии и в том числе Чурова существует система ГАС "Выборы", основные приписки как раз происходят на уровне системы ГАС "Выборы", когда вносятся не реальные, даже пусть сфальсифицированные до известной степени протоколы итогов выборов на соответствующих участках, потом через окружную комиссию туда наверх, а просто с потолка ставится цифра, а потом идите, судитесь. Полное несовпадение цифр через систему ГАС "Выборы" в соответствующих округах, в соответствующих избирательных участках и протоколов на руках там, где их смогли взять наблюдатели. Результат судебных разбирательств известен очень хорошо. Поэтому обмануть эту систему невозможно – это важно понять.
Конечно, Российский политический комитет будет обсуждать вопросы того, каким образом попытаться контролировать и выявлять эти нарушения для того, чтобы для той части избирателей, которые еще каким-то боком верят в справедливость и возможность добиться ее посредством участия в выборном процессе, будет думать, как самим в этом почувствовать, поддерживая ассоциацию "Голос", может быть проект "Гражданин наблюдатель". Но эффективность с точки зрения результата мы этим процессам, этим процедурам, механизмам не верим по наблюдению и контролю. Потому что мы убеждались, что самый жесткий контроль, самое твердое намерение выявить эти нарушения не влияли на конечный результат. И поэтому мы сторонники изменения системы в целом, чтобы таких выборов и такой системы управления выборами не было как таковых. Это гораздо, на мой взгляд, важнее.

Владимир Кара-Мурза: Верите ли вы в эффективность российской судебной власти в споре с генпрокурором Юрием Чайкой?

Сергей Соколов: Я абсолютно не верю и предполагаю, что господин Чайка за время своей работы должен был бы вот на что посмотреть: сейчас огромное количество исков подается по всей России о нарушении статьи 141, 142 уголовного кодекса – фальсификация выборов. На самом деле мы имеем дело не с этим. Как у нас было однажды написано Владимиром Семаго в газете, мы столкнулись не с отдельными нарушениями на отдельных участках, мы имеем дело с насильственным удержанием власти. А вот это уже, извините, совершенно другая статья уголовного кодекса, и это уже система, выстроенная изначально от Москвы до самых до окраин. И об этом стоило беспокоиться. Потому что, уличив несчастную училку, которая сидит в сельской школе председателем избирательной комиссии и оштрафовав ее на три минимальных оклада, мы ничего не добьемся, потому что эта училка поставлена в такую ситуацию, когда она вынуждена делать то, что она делает. Это целая выстроенная система. И поэтому говорить об отдельных случаях смешно и бесперспективно. С другой стороны, акция "Гражданин наблюдатель", которую мы активно поддерживали, то, что делал "Голос", именно это пробудило гражданскую активность людей, которые вышли на Болотную площадь, а потом на проспект Сахарова. Я думаю, что с точки зрения тактики подобная работа важна и эффективна, что касается стратегии - надо думать несколько дальше.

Владимир Кара-Мурза: Алла Гербер, президент фонда "Холокост", бывший депутат Государственной думы и член Общественной палаты, выступает противником силовых методов давления на власть.

Алла Гербер: Я против силовых методов, я против этих выкриков, что мы сейчас пойдем на Белый дом или на Кремль, а пока не пойдем, может быть потом пойдем. Я против того, чтобы соединяться с нацистами и другими бандитами во имя достижения целей. Я считаю, что на сегодняшний день, я это подчеркиваю несколько раз, на сегодняшний день единственный способ как-то добиться того, чего мы добиваемся все – это вступить в переговоры с властью. И вот тогда, если власть не будет на это реагировать, если власть будет поворачиваться к нам спиной, если власть будет игнорировать требования общества, вот тогда мы будем думать, что делать дальше. А сейчас мы будем делать все, чтобы нас услышали, не докричаться, не доораться, а быть услышанными, достойной интонацией вести эти переговоры.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Ростовской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к Марку, члену Российского политического комитета. Скажите, пожалуйста, как вы считаете, за что, за какие грехи вся путинская вертикаль от Кремля и до самых до окраин так презирает и ненавидит свой народ?

Марк Фейгин: Вопрос риторически звучит. Но я вас уверяю, что к 12 году своего нахождения у власти у них потеряны всякие идеологические, моральные, морально-политические основания для замещения этой власти, там есть только материальный интерес. Небрежение всем, что есть в угоду этому материальному интересу, этому золотому тельцу – это главный руководящий ими мотив. У них не самоцель в общем-то небрежение мнением народа, их самоцель – это обогащение. Они будут находиться у власти, окружение и сам Путин, ровно до того момента, пока ситуация не рухнет и не обвалится. Это в их интересах, потому что они в этот период обогащаются, нефть продолжает стоить больше ста долларов, и другие ресурсы России стоят столь же высоко и востребованы, тем более при той обстановке, которая существует в мире и высокой степени конъюнктуры на углеводороды. Если только это начнет сыпаться, они убегут первыми. Только это не в интересах России и ее народа. Потому что это обрушение будет обвальным.
Я маленькую ремарку вам скажу. Все время почему-то говорится, что в Москве на Болотной и на Сахарова выходят люди богатые, с высоким уровнем дохода по отношению к остальной России, тут даже назывались какие-то критерии, что это средний класс, что у них зарплата до четырех тысяч долларов. Вы знаете, я сам принимал участие, выступал на этих митингах на Болотной и на Чистопрудном бульваре пятого. Более того, задержанных людей после пятого числа ночью сам выручал в ОВД Якиманка. Это были молодые люди, 18-20 лет, задержанные за незаконное, несанкционированное шествие до Лубянки. Это люди были очень бедные, это были студенты, это были рабочие. Сам я адвокат, поэтому имел возможность допуска к ним и обеспечения защиты в административных делах по 19 статье, часть 3, пункт 1 - сопротивление правоохранительным органам. Уверяю вас, это были бедные люди. И очень много людей, которые пришли на площадь, это необязательно богатые, просто они москвичи и к ним определенное отношение. Но с точки зрения нормальной жизни - это люди очень и очень бедные. И я думаю, что не надо гнушаться средой людей, которые в регионах, в Москве в том числе выходят не только из-за жажды свободы, что, конечно, может быть является первостепенной для многих из них, и ущемленного чувство самолюбия, справедливости, но еще и из-за нищеты. Я считаю, что было бы совсем неправильно игнорировать, вот это, мне кажется, очень важным.

Владимир Кара-Мурза: Виктор Тюлькин, первый секретарь ЦК незарегистрированной РКРП и бывший депутат Государственной думы, не ждет подачек от властей.

Виктор Тюлькин: РКРП и "РОТ-Фронт" обязательно добьются регистрации, только эта регистрация нами рассматривается просто как возможность участия в публичных выборных кампаниях. Но при этом мы хотели бы обратить общее внимание, что не надо обольщаться президентскими инициативами снижения барьеров. Где разрешение блоков между политическими партиями и общественными организациями, а где восстановление самой демократической графы "против всех" или хотя бы в варианте "выборы считаю недемократическими и несвободными"? Инициатива президента и шараханье думцев – это все предвыборные игры. А мы продолжаем свое движение вперед к созданию широкого блока классовых сил "РОТ-Фронт".

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотел задать вопрос к правым. Их акция "Нах-Нах" провалилась. Я один из сторонников, кто на Свободе призывал, что не надо этого делать. Сейчас правые опять замучают, они хотят все. Они пришли, Ельцина привели своего. Я сторонник "Справедливой России". Им левые дали Советский Союз развалить, Россию хотят правые развалить. Зачем вы хотите сильно много? Вы хотя бы у "Единой России" 70 голосов отнимите. Рыжков сказал: есть 70 лишних голосов. Отнимите хотя бы. Вы богатенькие, вы "Левому фронту" или кому-то левым вы помогаете? Сколько в ваш актив входит левых?

Марк Фейгин: С чего это слушатель решил, что мы богатенькие? Вы знаете, мы не воруем нефть, не прислонены к компании "Ганвор" и нефтетрейдерам. Я не знаю, откуда у вас такая волшебная информация, что мы богатенькие. Конкретно мы, участники внесистемной оппозиции, люди очень близко к определению бедненькие. Помогать нам нечем никому, мы сами нуждаемся в финансовой помощи, если об этом речь вести. Только финансовая помощь нам нужна не для жизни, как вы говорите, у правых, роскошной и богатой, а нужна для политического протеста. Что касается "Левого фронта", который входит, и ряда левых организаций, в том числе и националистов, в Российский политический комитет, мы нуждаемся в средствах и будем их собирать. И будем пытаться, используя их, участвовать в проведении протестных акций. Наша цель не в обогащении, а цель в изменении системы власти в России – это очень важно.
Правые очень разные, вы должны это понимать, есть одни, другие, третьи. Что считает Рыжков – это его дело, он, наверное, будет принимать участие в выборах тоже, он наш коллега, друг, я с ним был в одной фракции в Государственной думе. Но здесь важно вот, что подчеркнуть: вы говорили об акции "Нах-Нах", противопоставляя позиции Навального, который призывал голосовать против "Единой России". Вы понимаете, я выскажу свою личную мысль, как мне кажется, "Нах-Нах" тоже сыграла, эта кампания призыва Немцова и Шендеровича в определенном смысле на увеличение протестной среды, как это ни странно звучит. Конечно, гораздо сильнее и важнее была тактика Навального, которую приняли большинство наблюдателей, избирателей, участников предвыборного процесса, но и "Нах-Нах" сыграл свою роль. Он более остро, более рельефно выразил отношение протестной среды, широких масс, социальных масс избирателей по отношению к системе в целом – это тоже было важно. Людей нужно было настроить против таких выборов.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, можно ли констатировать, что борьба "Новой газеты" за доброе имя активистов митинга "За честные выборы" уже приносит свои первые плоды? Например, на 4 февраля уже Гороно отказалось устраивать контрольные или может быть исчерпало лимит контрольных, и ничто не помешает юным москвичам участвовать в этом шествии.

Сергей Соколов: Нет предела совершенству. Я бы хотел оградить детей от участия в подобных акциях, дети должны учиться на самом деле или сидеть дома, читать хорошие книжки или смотреть кино. Что касается нашей борьбы, мы на самом деле не боремся, мы делаем свою работу, мы информируем тех граждан, которые читают нас, о том, что происходит в стране, заостряем внимание на тех моментах, которые может быть скрыты от внимания широкой публики. В заключении я хотел бы два слова прооппонировать Алле Гербер. Понимаете, с кем договариваться – я не вижу. Потому что власть повернулась к нам не только спиной, но уже и нижним ее окончанием. Поэтому, если говорить о переговорах, только с теми, на ком эта власть строится, на той бизнес-элите, будь то Тимченко, Ротенберг и компания, которые, по моим ощущениям, вот еще чуть-чуть и готовы будут сдать своего патрона.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG