Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Генис: Вывод войск из Ирака с одной стороны, и кризис в отношениях с Ираном – с другой, сделали остро актуальными вопросы обороны, которым Обама недавно посвятил важную речь о том, какой должна быть американская армия даже не настоящего, а будущего. Об этом, но в ином – почти научно-фантастическом - контексте пишет журнал ''Дивоквери'', статью из которого я попросил представить нашим слушателям Владимира Гандельсмана.

Владимир Гандельсман: Саша, наш разговор сегодня коснется науки и техники, но прежде я бы хотел поделится своими соображениями, которые возникли у меня, когда я переводил шекспировского ''Макбета''. В осознании Макбетом того, что время – единственное, что не подвластно ему, он приходит к примечательным открытиям в этой области. Время не подвластно? Посмотрим!

Ты, время, юрче всех кровавых дел.
Цель ускользает, если не посмел
в нее вцепиться, ухватив мгновенье.
Отныне мысль – и есть осуществленье,
венчающее мыслимый предел.


О чем речь? Это – предельное мечтание тирана – действие должно быть одномоментно с помышлением о нём. Никакого временного промежутка.

Александр Генис: Макбет – злодей и убийца, следовательно, его помышление – убийство. Подумал, что хочу убить, - и это тут же пресуществилось в действие. Что ж, это возводит тирана на уровень божества, естественно – злого.

Владимир Гандельсман: Совершенно верно. Но теперь, вооружившись макбетовской концепцией мысли как оружии, перейдём к нашей теме и поговорим о науке и технике. Университет Калифорнии и еще несколько университетов Америки получили грант от американского правительства на разработку новой технологии – синтетической телепатии. Передача сигналов будет контролироваться компьютером. Солдату стоит только "подумать" сообщение, как оно транслируется в компьютер, способный эти самые сигналы принимать и расшифровывать. То есть, он подумал, находясь на поле боя, что хорошо бы устранить какую-то огневую точку, для него – в смысле уничтожения – недосягаемую. Его помышление мгновенно поступило на компьютер на командном пункте – и ракета уничтожает цель. Или наоборот: мысль, возникшая в голове командира, мгновенно телепатируется и выполняется рядовым.

Александр Генис: Это напоминает последнюю книгу Пелевина, и всю фантастику, которую я читал в детстве. Вопрос в том, как это технически должно осуществляться?

Владимир Гандельсман: Серьезный вопрос. Цель программы - разработать систему, которая обеспечит общение при помощи анализа нейронных импульсов. Теоретически это возможно: прежде чем сказать что-то вслух, человек должен сформулировать эту фразу мысленно. Таким образом, невысказанные вслух слова существуют в виде нейросигналов определенного типа. Новая технология должна научиться идентифицировать эти сигналы, анализировать их, а затем передавать собеседнику. Не обязательно собеседник находится на большом расстоянии. Они могут быть рядом, но условия таковы, что нельзя нарушать тишину, чтобы не выдать своего местоположения.

Александр Генис: Проще говоря, это должно быть радио без микрофона, да?

Владимир Гандельсман: Директор программы нейрофизиолог Элмар Шмейсер так и говорит: появится нечто вроде радио без микрофона. Чтобы военные могли отдавать приказы, просто подумав о том, кому и что они хотят передать.

Александр Генис: А что с приемником? Как будет осуществляться приём приказов?

Владимир Гандельсман: Сначала понадобятся наушники, в которых будет звучать синтезированная речь. Но в усовершенствованной версии трансляция пойдет непосредственно в мозг - реципиент ''услышит'' голос того человека, который посылает мысль.

Александр Генис: Но это пока научные мечты?

Владимир Гандельсман: Сделать предстоит ещё очень много. Во-первых, надо научиться составлять для каждого человека мысленные словари - соответствие между словами и их представлениями на электроэнцефалограмме. Во-вторых, выяснить, насколько биотоки мозга, соответствующие словам, сходны у разных людей и можно ли вывести закономерности. Только после этого может идти речь о создании "прототипа" системы телепатического общения.

Александр Генис: И все-таки – создано ли что-то практически?

Владимир Гандельсман: Перехватывающее устройство уже создано - так называемый интерфейс ''мозг-компьютер'' (''Brain Machine Interface'', или BMI). Его каждый год совершенствуют. Сначала для улавливания нервных импульсов в мозг вживляли электроды. Ныне достаточно шлема, надеваемого на голову. Говорят, что его примитивный вариант в будущем году даже поступит в продажу. Шлем позволит играть на компьютере без рук - управлять действием силой мысли. Испытания подобных устройств давно начались. Японцы силой своей мысли заставляли двигаться руку робота - сжимать и разжимать пальцы. До подчинения человеческому мозгу ракет и прочих военных штуковин остался один шаг.

Александр Генис: Теперь становится понятно Ваше вступление о Макбете.

Владимир Гандельсман: Вы знаете, английский писатель и богослов, Клайв Льюис говорил, что и магия, и прикладная наука отличаются от мудрости предшествующих столетий одним и тем же. Старинный мудрец прежде всего думал о том, как сообразовать свою душу с реальностью, и плодами его раздумий были знание, самообуздание, добродетель. Магия и прикладная наука думают о том, как подчинить реальность своим хотениям; плод их — техника, применяя которую можно делать многое, что считалось кощунственным.

Александр Генис: Магия и есть прикладная наука, только на ранней форме эволюции. Этим магия отличается от мистики. Первая хочет переделать мир, вторая – понять, и его, и себя, и его как себя. Но тут мы уже съехали в сторону. Сейчас мы разбираем вопрос не - зачем, а как и к чему это приведет. Ведь известно, что военные применения являются ведущим стимулом развития науки и в наши дни.

Владимир Гандельсман: Да, это так. Мне бы тут хотелось сделать историческое отступление, которое в тему. В 1804-м году некий камергер Елянский направил в кабинет царя Александра обстоятельный проект обустройства России. Елянский был поборник распространения скопчества на Руси, в проекте были изложены идеи на языке конкретной государственной политики. Начав с армии и флота, он предлагал радикально перестроить всю систему власти в целях организации режима, самого жесткого из всех мыслимых – личной власти духовных лиц, образующих собственную иерархию. Особых пророков намечалось поставить на военные корабли, еще не знавшие радиосвязи, - дабы ''командиру совет предлагать гласом небесным…'' Это анекдотический случай, но, согласимся, что человек в самом начале 19-го века пошел в своих идеях дальше нынешних ученых…

Александр Генис: Кто знает, возможно, некая армия под знаменем некой религии воспользуется идеей русского камергера…Ни дай бог, конечно!

Владимир Гандельсман: В связи с фантастическим развитием технологий мне давно думалось, что люди научатся размножаться, в самом буквальном смысле слова, через интернет. Так ли это далеко от действительности? Ученые говорят: не далеко. На днях читаю, что, как говорит немецкий учёный Хеммерт, ''мобильные телефоны практически не используют возможность человека чувствовать что-либо физически. Они эффективны, если речь идет об обмене сообщениями, видео или ''голосом'', но они не дают нам ощущения близости собеседника. Главным технологическим секретом новых телефонов являются ''силовые сенсоры'', установленные по бокам устройства. В зависимости от того, какого рода ощущения необходимо передать собеседнику, сенсоры посылают соответствующие сигналы к ''браслету'', который надо надеть для того, чтобы почувствовать, например, объятие. Помимо этого, телефоны будущего умеют передавать ''дыхание'' собеседника, воздействуя на воздух, а также поцелуи. Для правдоподобности ощущения устройство оборудовали специальным ''влажным'' сенсором, который ''отпечатывает'' поцелуй на щеке или губах ''получателя'' в зависимости от степени ''влажности'', посылаемой первым абонентом. Вот так.

Александр Генис: Уф, довольно отвратительная перспектива, я свой мобильник и так-то еле терплю, а тут с ним еще целоваться…

Владимир Гандельсман: Увы, благими намерениями известно, куда дорога выстелена... Но вернемся к нашей теме. Вы сказали о том, что военными аппетитами спровоцировано сегодняшнее развитие техники. Действительно, в первой половине XX века потребность в боевых отравляющих веществах определила существенный прогресс химии. Никогда бы ядерная физика не получила такой колоссальной поддержки со стороны государства, если бы не перспектива получения бомбы невообразимой разрушительной силы. Для её доставки к месту взрыва создавались реактивные двигатели и баллистические ракеты. Успехи биологии тесно связаны с разработкой биологического оружия и защиты от него. А в результате мы получили быстрый и комфортабельный авиатранспорт, телекоммуникации, уют наших жилищ, экстренную медицинскую помощь и многое-многое другое. И в нашем примере есть замечательные мирные идеи. Майкл Д`Змура, руководитель Отделения когнитивистики заявляет, что данная технология будет применяться не только в ходе ведения боевых действий, но и поможет реабилитации парализованных граждан. Мозго-компьютерный интерфейс при помощи электроэнцефалограммы сделает возможным передачу людьми мыслей друг другу. Так что будем надеяться на то, что новыми технологиями будут управлять гуманные мозги, а не сумасшедшие тираны-Макбеты.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG