Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Могут ли собравшие подписи кандидаты рассчитывать на успех при сохранении прежних правил игры?


Михаил Прохоров несет подписные листы в ЦИК

Михаил Прохоров несет подписные листы в ЦИК

Владимир Кара-Мурза: Четыре претендента на участие в президентской избирательной кампании сегодня сдали в Центризбирком России подписные листы, необходимые для их регистрации на высший пост в государстве. Григорий Явлинский, как выдвиженец непарламентской партии "Яблоко", согласно действующему закону предоставил подписи в поддержку своего выдвижения, кроме того до 18.00 успели принести более двух миллионов подписей экс-лидер "Правого дела" предприниматель Михаил Прохоров и губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев. Приехала с большим количеством подписных листов и лидер незарегистрированной партии "Воля" Светлана Пеунова, однако их количество почти в 10 раз меньше, чем требуется для регистрации – 240 тысяч. Светлана мотивировала этот факт тем обстоятельством, что за 20 дней честно собрать большее количество подписей невозможно. Более того она настроена весьма решительно: несостоявшийся кандидат в президенты намерена через Следственный комитет проверить тех кандидатов, которым удалось собрать более двух миллионов автографов. На этот час сам процесс приема подписных листов продолжается.
Генпрокурор Юрий Чайка представил президенту Медведеву промежуточный отчет о нарушениях на декабрьских выборах в думу. Всего Генпрокуратура выявила около трех тысяч нарушений избирательного законодательства. В отчет Юрия чайки вошли такие нарушения, как незаконная агитация, не включение граждан в список избирателей, привлечение несовершеннолетних к агитации. При этом уголовные дела прокурора попросили возбудить только по шести фактам. Специалисты считают выявленное число нарушений на выборах незначительным и недостаточным для отмены их результата.
О том, могут ли собравшие подписи кандидаты рассчитывать на успех при сохранении всех прежних правил игры, мы беседуем с кандидатом в президенты России, лидером партии "Воля" Светланой Пеуновой, Галиной Михалевой, исполнительным секретарем политического комитета партии "Яблоко", на прямой телефонной связи Борис Надеждин, депутат Государственной думы нескольких созывов. Какие у вас претензии к требованию, которое, вам, судя по всему, не удалось исполнить, Центризбиркома - сдачи двух миллионов подписей?

Светлана Пеунова: Я бы хотела отметить, что наша партия "Воля" родилась из очень большой общественной организации, которая с 2003 года принимает участие в различных выборах, в том числе три раза на выборы мэра мы собирали подписи, два раза в Тольятти, один раз в Самаре. Мы знаем, что это такое, мы знаем, насколько скрупулезно нужно собирать подписи. Могут зарубить даже самые отличные подписи. Последний раз на выборах Самары абсолютно правильные подписи сдали в прокуратуру с тем, чтобы проверить их на подлинность, до окончания выборов, выборы закончились, подписи вернули, сказали, что все в порядке. Но тем не менее, наши опытные люди собирали тщательно и очень трудолюбиво 20 дней и собрали 243 тысячи. За это время, когда мы получили информацию о том, что Прохоров вышел на сто тысяч в день, мы пошли по всем штабам, по всем сборщикам подписей Прохорову, сдали свои подписи, посмотрели - как. И он говорил, что у него полторы тысячи волонтеров. Мы подсчитали, действительно должно быть по сто тысяч в день примерно. Мы последили за ними – ничего подобного не было, иногда даже штабов было трудно найти, люди стояли без дела часами. И когда мы проверяли подписные листы, ни одного листа правильно заполненного не было.
Поэтому мы сдали эти эпизоды описанные в Следственный комитет. И мы понимаем, что, даже выйдя внеочередная "Российская газета" 26 ноября в субботу, чтобы сократить наши сроки, нам еще укорачивали и укорачивали. Мы посчитали - 24 дня у нас убрали и оставили фактически 20 дней. Вопрос в сроках, в гонке. Мы бы собрали эти два миллиона, если бы было два месяца, как обычно бывает. Но за 20 дней, когда еще и праздники, не работают банки, тоже очень сложно с подписными, печатать, оплачивать, действительно очень весомые аргументы, мы понимаем, что ни Прохоров, ни господин Явлинский, ни господин Мезенцев тем более, Явлинский хотя бы объявления давал, собирал где-то, Мезенцева слышно не было. Мы 61 регион собирали подписи, его нигде не было слышно. У нас люди работают практически во всех организациях, описывали, как их вызывали на работе и под угрозой увольнения заставляли давать подписи за Мезенцева.

Владимир Кара-Мурза: Как удалось собрать два миллиона, которые вы сегодня подали, я так понял, с хвостиком в Центризбирком?

Галина Михалева: При всем уважении к Светлане Михайловне, все-таки уровень известности у нее и у Явлинского немножко различается – это первое. Второе: у нас произошла очень приятная для нас неожиданно прямо перед думскими выборами мобилизация, к нам тысячами стали приходить волонтеры, которые работали наблюдателями. Опросы, которые проводились и на Сахарова, и на Болотной, показывают, что значительная часть – это как раз наши люди, это наши избиратели. У нас каждый день в Москве, например, приходило порядка 500 человек, работали волонтеры. Мы до последнего момента сомневались и боялись, что не получится, но получилось. Но я должна сказать, у нас опыт сбора подписей какой, мы давно работаем. В 2000 году вообще шесть миллионов собрали. И это конечно, волонтерская работа, это поддержка и Явлинского лично, и "Яблока". Не надо забывать: Григорий Алексеевич единственный оппозиционный демократический кандидат, репутация которого всем известна. И конечно, это нам помогло.

Владимир Кара-Мурза: Доверяете ли вы тому, что Михаил Прохоров так же сумел собрать два миллиона подписей?

Борис Надеждин: Вы знаете, я не буду комментировать детали, могу сказать одно. Мне неоднократно приходилось собирать подписи, однажды я собрал четыре с половиной миллиона по стране – это был 99 год, Союз правых сил собирал референдум свой из четырех вопросов. Собственно говоря, два месяца назад я собрал по одному Подмосковью примерно 150 тысяч подписей. В принципе это сделать можно, требуется только очень много денег и очень много активистов.

Владимир Кара-Мурза: Алексей Подберезкин, проректор МГИМО по научной работе, бывший депутат Государственной думы, видит главную интригу в вероятности второго тура.

Алексей Подберезкин: У всех на выборах есть какой-то шанс. Понятно, что есть шанс у Прохорова, потому что новый кандидат, и в общем за него могут пойти люди голосовать – это правда. Не думаю, что какие-то особенные шансы есть у всех остальных, которые скорее технические кандидаты. Поэтому голоса просчитываются сейчас, они делятся достаточно ясно. Вопрос сейчас возникает в одном – будет второй тур или нет. Если будет второй тур, то тогда все протестные голоса могут проголосовать против Путина. Если не будет второго тура, если путин наберет 52-55%, тогда картина предельно ясна.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Воронежа от радиослушателя Евгения.

Слушатель: Здравствуйте. После драки кулаками не машут. Как собрали, так и собрали. Такие новости по "Радио Россия" рассказали в 8 часов, вы такие больше не услышите. То, что Путин сказал, что он звал людей на дебаты, и никто к нему не пришел. "Я буду с ними разговаривать". И как Балда из сказки Пушкина: с моим младшим братом пусть разговаривают.

Владимир Кара-Мурза: Мы слышали, что он сказал, что не пришли общественные деятели на встречу.
К нашему разговору подключился Юрий Скуратов, бывший генеральный прокурор России и бывший кандидат в президенты Российской Федерации в 2000 году. Вы когда-то сами баллотировались в президенты. Сегодня Юрий Чайка, ваш коллега, принес президенту уголовные дела всего по шести фактам о предыдущей думской кампании. Как вы считаете, можно ли при таком уровне работы говорить о честных выборах президента?

Юрий Скуратов: Я не помню ни одни выборы в постреформерменной России, чтобы они проводились честно, поэтому, думаю, что эти выборы тоже не будут исключением.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, достоверен ли процент нарушений, который Юрий Чайка обнародовал президенту о том, что только шесть фактов заслуживают возбуждения уголовных дел?

Юрий Скуратов: Действительно, нарушения. Самое главное, что у нас очень такое, мягко говоря, снисходительное отношение к нарушениям избирательного законодательства, оно исторически было обусловлено, в отличие от опыта тех же Штатов, которые считают посягательством на основы конституционного строя, у нас реальной ответственности нет. Сейчас только может быть какой-то перелом в массовом общественном сознании, что по сути это посягательство на судьбу России, когда мы не имеем выборов честных. И власть сама выступает в роли самого главного экстремиста, поскольку подталкивает население к неправовым способам достижения своих целей. Вот это самое трагичное, что касается выборов президентских и парламентских.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, есть ли у кандидатов, которые сегодня подали подписи в Центризбирком, шансы на честную конкуренцию, если их зарегистрируют?

Юрий Скуратов: Объективности ради, я думаю, что могут допустить с учетом нынешнего политического контекста. Но объективности ради, они не сыграют решающей роли в политической ситуации. Я положительно оцениваю возможности их участия. Несколько разнообразят унылый политический ландшафт, худо-бедно, продвижение наше к нормальным, свободным, честным выборам есть и не только через сами выборы, но и многие сопутствующие факты, поэтому, думаю, что шансы у них есть. Но реальной конкуренции Владимиру Путину они не составят.

Владимир Кара-Мурза: В свое время вас не зарегистрировали кандидатом на выборах в Государственную думу. Сколько лет вам потребовалось, чтобы Страсбургский суд принял решение в вашу пользу?

Юрий Скуратов: Я сумел доказать свою правоту - это был, конечно, явно смехотворный предлог. Кстати, перед этим я был избран в Совет федерации и был членом Совета федерации рекордно короткий срок - неделю где-то, а затем административная машина включилась и лишила меня и этого права. Поэтому со всеми превратностями нашей, скажем так, исполнительной власти, ее роли, административного ресурса я знаком, но моральную победу я одержал благодаря Европейскому суду, я ему очень благодарен.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, была ли у оппозиции возможность оспорить результаты думских выборов и отменить их результаты?

Юрий Скуратов: Вы знаете, в этом смысле коммунисты правильно делают, что оспаривают результаты выборов. Конечно же, сама процедура Европейского суда и его сдержанное отношение в плане влияния на политическую ситуацию, скажем так, не дают возможность в полном объеме использовать правовые рычаги. Потому что сейчас уже большая часть россиян понимает, что выборы у нас являются нечестными. Поэтому многое будет зависеть от того, как пройдут эти выборы. И важно для ведущего кандидата, чтобы они прошли с минимальным нарушением закона. Но пока не видно, что что-то делается для того, чтобы ситуация развивалась именно в конструктивном русле.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, показывает ли уже этот этап, что выборы будут нечестными, то, что сняли с начала Эдуарда Лимонова, а теперь и вы не смогли собрать подписи?

Светлана Пеунова: Могу сказать, что недействительно думских выборов мы декларировали в июле. 26 июля мы открыли кампанию сбора подписей о недействительности предстоящих выборов, потому что они уже антиконституционны были по организационной сути. Всего 2,7% избирателей состоят в партиях, 97% были лишены выдвигать своих кандидатов. То есть это очевидное нарушение права избираться и быть избранным. Поэтому то же самое происходит и сейчас. Мы подали заявление в Верховный суд на Путина, что он свое должностное положение использует для прямой агитации, которая сейчас запрещена. Что он сделает, когда его выберут – это агитация за себя. То есть выборы изначально нечестные только потому, что господин Путин освободил себя и партийных боссов от сбора двух миллионов, хотя он, очевидно, теряет популярность, ему как раз надо доказывать эту популярность сбором подписей. Неравенство самовыдвиженцев и кандидатов от партий очевидны - это не равные права избираться и быть избранным. И точно так же неравенство в том, что он все время на экране, а мне административными рычагами запрещено было, четыре года я вела до того еженедельную программу на нашем областном канале в Самаре, как только передачу провела о политике, тут же меня вызвали и сказали: либо вы говорите только о психологии, либо вы уходите с экрана. Я выбрала уйти с экрана, после этого собрали всех редакторов газет, тут же меня облили грязью и сказали, что иначе как экстремистской освещать нельзя. А мне газеты и телевидение не дают уже четвертый год. Поэтому тоже неравенство перед законом.
И я думаю, что изначально сейчас условия двух миллионов. Есть маркетинг, сколько времени на какую-то операцию уходит, математически, сколько человек может собрать подписей, просчитано, сколько может пройти квартир и так далее. В организациях, кстати, запрещено собирать подписи, на рабочем месте и так далее. Поэтому да, действительно, реально политтехнологи говорили 150 – это потолок можно собрать за 20 дней, которые нам оставили. До 18, допустим, декабря, пока не вынесли решение о регистрации, никто не мог собирать подписи. После 18 декабря, до 25 декабря неделю у нас отобрали. Почему-то, не обосновывая, почему, типографии имели право печатать листы с 25 декабря. Неделю мы с ними разбирались, потому что постоянно брак, а это очень важной, какой формы подписной лист. Последний раз меня сняли с регистрации на мэра только потому, что не было пустой строчки о несудимости. Там написано: если кандидат не судим, заполнять не надо. У всех кандидатов не было этой строчки. Из-за отсутствия пустой строчки просто сказали: не по форме и лишили регистрации, хотя подписи были собраны в порядке.

Владимир Кара-Мурза: Испытала на себе партия "Яблоко" все давление административного ресурса на парламентских выборах и готова ли к этому на президентских?

Галина Михалева: Не только на этих парламентских выборах, и раньше. Нас бесконечно снимали на региональных выборах - это был и Питер, это была и Карелия, это была и Свердловская область, на выборах мэра во Владимире. То есть мы все это знаем. Мы и суды проходили, когда люди сами приходили с паспортами, говорили – это мой паспорт, это моя подпись, это я сам. А суды говорили: нет, у нас есть экспертиза, вы нам здесь не указ. Здесь надо понимать, что у нас выстроено абсолютно дискриминационное избирательное законодательство, которое дает максимально благоприятные условия одной партии, одному кандидату и максимально неблагоприятные всем потенциально оппозиционным кандидатам.
Второе: ситуация изменилась. Если общество готово было с этим мириться в течение, по крайней мере, последних 12 лет, путинско-медведевский период и отчасти раньше, потому что фальсификации массовые с 96 года начались, когда у Ельцина на старте было 2%, а в результате он победил во втором туре, насколько вы помните. Сейчас по разным причинам общество проснулось, и власть вынуждена с ним считаться. Именно поэтому, например, на этих думских выборах даже при всех фальсификациях, я думаю, что и по всем оценкам, и по наблюдателям, и по экзит-пулам примерно половину голосов у нас отняли. Тем не менее, результаты очень убедительные, больше двух миллионов граждан по официальным данным за нас проголосовало. Кстати, к вопросу, а кто же собирает эти подписи: 65 тысяч членов партии и порядка четырех миллионов сторонников - вот это те люди, которые подписи отдают. И я уверена, что сейчас власть очень сильно оглядывается на это проснувшееся общество. Неслучайно сегодняшнее заявление Путина, неслучайное разрешение Болотной, проспекта, Сахарова других митингов. Например, мы провели митинг в прошлую субботу, когда мы обнародовали список Чурова, потому что страна должна знать своих анти-героев, школьники и родители должны знать, какие директора школ занимались фальсификациями. Общество стало к этому нетерпимым. И конечно, власть, я думаю, так грубо нарушать законодательство не будет.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, способен ли Михаил Прохоров переломить ситуацию и аккумулировать голоса протестного электората?

Борис Надеждин: Во-первых, я хочу подтвердить то, что сказала Галина Михалева, на самом деле в Подмосковье, где я занимался выборами, "Яблоко" получило около 9% по данным протоколов, которые у меня есть, официально им нарисовали шесть с чем-то. И кстати, Явлинскому подписи собирали в том числе активисты моей организации подмосковной, которая раньше была СПС, потом недолго "Правое дело", тысячи людей, которые со мной лет 15 в Подмосковье работают, "Яблоку" мы тоже помогаем. Теперь, что касается Прохорова. На мой взгляд, реалистичный сценарий выглядит так: в первом туре Путин получает, даже если ему 10 миллионов бюллетеней доложат, процентов 45, 51 он уже не получает - это абсолютно очевидно, ни при каких усилиях Чурова, не Чурова, это нереалистично абсолютно. На втором месте будет Зюганов, процентов 20-25, и принципиальный вопрос, кто займет третье место, потому что дальше все будет по сценарию Ельцина - Лебедя 96 года. На мой взгляд, из всех кандидатов, которые есть, реалистичные кандидаты - это Явлинский, Миронов и Прохоров. Жириновский – отдельная история, он на президентских выборах всегда получал меньше, чем на выборах в Госдуму. На мой взгляд, третье место должен получить Прохоров.
Смотрите, какая история: Прохоров не сам по себе случайно возник как кандидат в президенты. Не буду вдаваться в детали, но все, кто немножко разбирается, понимает, что решение о выдвижении Прохорова принималось в последний момент, после Болотной и так далее. И оно было принято в ситуации, когда Путин осознал, что он не побеждает в первом туре. Осознание это пришло, тоже отдельная история, как, но Путин человек умный, все прекрасно знает и вместе с Чуровым они видели реальные результаты ГАС "Выборы", в 9 часов они их увидели, офигели, конечно. Именно поэтому Чуров вышел в эфир в 10, пургу всякую про пряники нес и так далее. Они-то знают реальную ситуацию. Поэтому было выдвинуто решение выдвигать Прохорова, не то, что выдвигать, Миша сам по себе человек самостоятельный, как бы его интересы совпали с интересами Путина, и Прохоров как раз страховочный кандидат на случай второго тура. В чем, собственно, дело? Совершенно очевидно, что второе место занимает Зюганов, получив процентов на вскидку 20-25, Путин 45, Прохорову по силам получить процентов 10, если будет хорошо работать – 15. Дальше эффект Ельцина - Лебедя. Путин объявляет, что Прохоров премьер-министр, и побеждает во втором туре. Вот, собственно, в чем замысел состоит.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Смоленской области от радиослушательницы Людмилы Ивановны.

Слушательница: Доброй ночи. Знаете, уважаемые, пожилой я человек, размышления приводят к такому выводу: жить в России в современной, вникая в общественную и политическую жизнь, нельзя, чтобы не стать экстремистом и участвовать в выборах. Трудно говорить о том, что дадут выборы свободно волю изъявлять народу, но еще труднее, что будет информация. Хорошо, контроль за выборами, и то он будет с хитростями. А как люди будут оценивать кандидатов, если нет информации, если новости всех каналов одинаковые?

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, должен ли был премьер Путин участвовать в теледебатах с его оппонентами или можно вслед за его политтехнологами сказать, что это снизило бы его рейтинг?

Светлана Пеунова: Я думаю, что дело вообще не в дебатах. Потому что грамотные, умные люди, понимая цифры, статистику. Чем он берет? Он берет образом и его купленными СМИ, которые, я сейчас ехала и "Вести" слушала, настолько они грамотно его преподносят слушателям. Поэтому без цифр, без статистики, без того, насколько развалена страна, конечно, он производит впечатление, да еще рекомендует его населению. Поэтому теледебаты с нормальными грамотными людьми, конечно, его разоблачать, ему не надо это. Вопрос в другом. Правильно подметила наша радиослушательница, что совершенно бойкотируют информацию о настоящих конкурентах. Я еще раз повторяю, я знала, как мне отказывали редактора, говоря, что я в черных списках, ставили меня на передачи на Первый канал, через неделю звонили: извините, мы не можем, вы не по теме. То есть вообще под страхом смертной казни запрещено мою фамилию упоминать, даже, когда я подала и меня зарегистрировали как самовыдвиженца, то "ПрожекторПерисХилтон" высмеивал всех самовыдвиженцев, но мою фамилию даже не назвали посмеяться. То есть никто не знал, что я выдвинулась, никто не знал, что группу зарегистрировали. То есть такая тишина и такой бойкот по всей стране - это же надо какую иметь крепкую сильную руку, как напугать всех и так действительно замолчать информацию. То есть замалчивание - это тоже очень большое оружие. Говорят американцы: если событие не освещено в СМИ, то его и не было.

Владимир Кара-Мурза: Вы удивлены тем, что Григорий Алексеевич стал чаще появляться на федеральных телеэкранах?

Галина Михалева: Изменилась ситуация. Власть вынуждена отвечать на те вызовы, которые возникают в обществе. Она не может не реагировать никак, когда сотни тысяч выходят на улицу. Это только в Москве, а между прочим, то же самое началось в других городах. Наша элита понимает, что страна находится в глубоком кризисе - это приближенные к ним центры говорят, та же Стратегия-2020, что пишет Кузминов, что пишет Мао: необходимы реформы, необходимы системные изменения как в политике, так и в экономике. Их проблема, что они не знают, как это сделать и не знают, как это сделать с этими людьми. Потому что если они начинают реформы, они оказываются почти в тупике, потому что они очень сильно рискуют. Рискуют своей позицией, рискуют своими состояниями, рискуют своим ближайшим окружением и так далее. И именно это, кстати говоря, и предлагает Григорий Алексеевич Явлинский. Это системное видение, как можно изменить страну, как эти реформы провести в отличие от того же самого Прохорова.
Я о Прохорове два слова хочу сказать. Прохоров – это другая сторона олигархического режима, соединение бизнеса и власти - это тот же Путин, но с другой стороны. Вид сбоку, что называется. И поэтому, я думаю, что в отличие от Бориса Борисовича, которому большое спасибо за нашу поддержку и за сбор подписей. Поэтому, я думаю, что думающие люди на этот симулякр не купятся, думающие люди не будут голосовать за олигарха, который на самом деле нажил свои миллиарды за наш счет. Это же залоговые аукционы, практически государство ему все это подарило. Почему же сейчас за него надо голосовать только потому, что он такой красивый и высокий и возит девушек в Куршавель. Я думаю, на это серьезные люди не купятся.

Владимир Кара-Мурза: Валерий Хомяков, генеральный директор Совета по национальной стратегии, допускает наличие интриги со вступлением в гонку новых кандидатов.

Валерий Хомяков: Если говорить об этих трех пока кандидатах, которые сдали подписи, они очень разные. Понятно, что Мезенцев – это кандидат-спойлер, и он, собственно говоря, не будет вести избирательную кампанию, поэтому там полпроцента максимум. Наверное, у Прохорова больше шансов получить достойное место, я не исключаю, что он может занять в этих условиях и третье место. Все будет зависеть от многих обстоятельств, в том числе от того, насколько Прохоров сможет подать себя как идеологического кандидата, что очень важно, мне кажется, для электората, который исповедует либеральные и демократические ценности. Явлинский, наверное, получит не так много голосов, примерно столько, сколько получила его партия в ходе парламентских выборов. Поэтому, я думаю, если Прохоров выйдет на третье место - это будет любопытно. И тем более, если будет второй тур. В условиях второго тура, конечно, у кандидата, занявшего третье место, шансы выиграть не выборы, а получить некие преференции в ходе торгов, достаточно неплохие.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, способен ли Михаил Прохоров на равных соперничать с другими кандидатами в теледебатах?

Борис Надеждин: Слушайте, о чем вы говорите? Прохоров вообще из всех кандидатов самый красивый, высокий, самодостаточный мужик. Причем он заметно моложе, чем все остальные. В этом смысле он очень выигрышно смотрится. Я вообще, кстати, поддерживаю Прохорова и собираюсь за него голосовать вовсе не потому, что у меня есть личное отношение, дело не в этом – это чисто прагматические соображения. Вот смотрите, я начну от обратного, почему люди говорят, что не надо голосовать за Прохорова, кое-что сказала Галина Михалева. Первый сюжет: Прохоров ставленник Путина, его выставили, чтобы пятое-десятое. Ну и что? А Ельцин сделал карьеру в КПСС, в ЦК КПСС по протекции Горбачева, помните историю, что не помешало ему стать символом борьбы с коммунизмом. Поэтому Прохоров человек амбициозный, сильный, у него большой потенциал политический. Да, сейчас идет в согласованном режиме, а потом, если наберет политический капитал, будет ничуть не хуже, чем, условно, Ельцин на фоне Горбачева.
Второй момент: я с огромным уважением отношусь к Явлинскому, голосовал за них на этих выборах, помогал им. В чем проблема? Дело в том, что Явлинский, так же как Миронов, Жириновский, Зюганов – это фигуры 90 годов, при всем уваже5нии к ним. Я сам фигура из 90 годов. Никогда на федеральных выборах "Яблоко" и Явлинский не получали больше 7%. При этом лучшие результаты были в 96 году. При всем при том, что фальсификации и так далее, но при этом ни разу Явлинский не приближался к цифре 10%. Он хороший, умный, но народ его так воспринимает. Прохоров в этом смысле абсолютно новый, абсолютно способный хотя бы теоретически начать свою игру кандидата и просто чисто физиологически выигрышно выглядеть. Поэтому, думаю, что потенциал Прохорова на этих выборах точно больше 10%, если, конечно, он правильно будет вести кампанию.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Аллы Павловны.

Слушательница: Здравствуйте, господа. У меня вопрос Галине Михалевой. Сегодня служба информации радиостанции Свобода дала информацию о том, что группа питерцев подали заявление в Страсбургский суд о фальсификациях на выборах. Явлинский, партия "Яблоко", я избирательница партии "Яблоко", обещали нам, что ни одной фальсификации не останется без соответствующих действий. Собирается ли "Яблоко", нам сказали, что другие граждане имеют возможность присоединиться к этому заявлению, не собирается ли партия "Яблоко" в первую очередь обратиться в тот же суд Страсбургский о фальсификациях. Тем более, что материалов для этого, я сама была наблюдателем на выборах, больше, чем достаточно.

Галина Михалева: Большое спасибо вам за поддержку. Действительно, мы этим занимаемся, у нас в ходе выборов было больше 600 жалоб, сейчас мы начали судебные иски, мы обратились ко всем партиям, которые заявили, что на выборах были фальсификации, с предложением начать подготовку исков, опыт у нас такой есть. И более того, наша жалоба вместе с коммунистами и физическими лицами по выборам 2003 года коммуницирована в Страсбургском суде. Очень интересно будет, когда в этом году нам скажут, что эти выборы были нечестные и несправедливые. Но тем не менее, мы считаем, что правовой путь обязательно надо проходить и мы готовим не только иски в суды, но и заявления в следственный комитет, в прокуратуру. И мне кажется, сегодняшнее заявление, что всего шесть уголовных дел возбуждено – это просто какое-то издевательство над избирателями. Потому что, по крайней мере, даже у нас больше 600, как я уже сказала, таких заявлений. И все такие случаи нарушения законодательства, они обязательно должны быть наказаны, люди должны понести наказание. Только тогда у нас будет шанс, что пассивная и активное избирательное право граждан может быть реализовано.

Владимир Кара-Мурза: Причем там уголовные дела за незаконное изготовление открепительных удостоверений в Подмосковье – самое тяжелое преступление.

Галина Михалева: Те, кто приписывал тысячи голосов "Единой России", там, где у нас было 98% явка, даже в Москве, это не Чечня, это не Ингушетия - это московские участки, и им ничего.

Владимир Кара-Мурза: Если все останется, как есть и вас не зарегистрируют, за кого бы вы призвали голосовать ваших потенциальных избирателей?

Светлана Пеунова: Я так думаю, что мы с вами много говорим о личностях, как человек выглядит, как он говорит филологически, старый, молодой, а на самом деле мы вообще не говорим о программах, что этот человек хочет сделать со страной как президент. Поэтому, на мой взгляд, и Явлинский, и Прохоров, и Путин, они все прозападнее и очень мало друг от друга отличаются. Допустим, сейчас мы против того, чтобы именно по спискам партии голосовали, потому что всего 3% избирателей могут выдвигать своего кандидата, и то это сфальсифицировано, потому что 3% состоит официально в партиях, неофициально там никто не состоит. В "Единую Россию" чисто административными рычагами загнан народ, там нет людей, и 97 лишены возможности выдвигать. Это политизированность, то есть по партиям можно, без партий 97% не могут выдвинуть своего кандидата. Явлинский говорит, что вообще в избиркомах должны быть только политические партии, то есть опять еще больше политизирован, чем Путин.

Галина Михалева: Вы немножко не поняли, что он говорит.

Светлана Пеунова: Я читала программу его. Дальше он говорит, что только контрактники должны быть в армии. Простите, наемная армия – это армия агрессоров вообще патриотизм, служба добровольная где-то тоже должны быть. В Израиле каждый молодой человек, женщины все служат после школы. Ходят с автоматами, в пилотках, в формах, все служат, они защищают страну. У нас наемники, даже негры на параде маршировали, как это так? Давайте о программах поговорим. Прохоров вообще не имеет программы как таковой, оформленной политической, выдвинулся и выдвинулся. Он говорит: давайте автоматизируем выборы, кнопочку нажал и куда твой голос пошел? Это издевательство, как аборигены палец приложили. Мы против автоматизированных. Поэтому ни один из кандидатов, тем более Мезенцев, он вообще программы не имеет, я думаю, и своего мнения не имеет, потому что технический кандидат. Ни один из оставшихся кандидатов не имеет программы, которая нужна была бы народу России. Допустим, мы считаем, что должна быть, моя партия "Воля" левого толка, хотя я бы сказал что центристская, потому что мы считаем, что все слои населения нужны обществу, кроме олигархов. Олигархи паразитируют, они появились паразитическим путем, не имеют никакого права присваивать те деньги, которые строились на бюджет.
И сейчас мы должны понимать, что Медведев доканчивает приватизацию, говорит, что как можно меньше оставлять государственной собственности. Нет государственной собственности - нет государства. Поэтому ни за кого бы я не голосовала, я бы призвала всех радиослушателей поинтересоваться программами, будет ли у них, у граждан России, собственность, а если будет собственность – заводы, стратегические объекты, водоканалы, то есть то, чем мы пользуемся. Водоканал, он не может быть частным, его не очищают, деньги откачивают просто от населения. ЖКХ вообще 90% аварийного, потому что 20 лет откачивали за ЖКХ в карманы олигархов и в оффшоры и ничего назад не возвращали. Мы платим, а деньги откачивается, назад в ремонт не идет. Давайте об этом поговорим. Страна рушится, военная угроза по всем границам и изнутри. 20 миллионов гастарбайтеров, непонятно, что у нас внутри делают, агрессивно настроенные к русским. А мы говорим с вами, кто лучше выглядит. Поэтому выборы – это очень серьезное время, и русским, российским гражданам нужно очень хорошо посмотреть, кто куда ведет страну и кто будет дальше рулить куда, как бы не в пропасть.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Владимира, радиослушателя из Нижегородской области.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос: господин Надеждин, вы не видите симптомы, которые проявляются в обществе – это надвигающаяся угроза разгрома оппозиции. И возможен ли такой разгром? А что, чудотворец Гриша Явлинский - это тоже подстава, он тоже хочет отобрать голоса?

Владимир Кара-Мурза: Есть ли угроза разгрома протестных акций?

Борис Надеждин: Давайте так: самая главная угроза для протестных действий являются из собственные организаторы. Потому что бесконечные склоки, выяснения, хороший Навальный или плохой, они не способствуют, тем более в наших условиях, когда все прослушки вываливаются, не способствуют единству оппозиции. Моя позиция простая: ребята, давайте жить дружно, у всех есть общая задача, и у левых, и у правых - честные выборы, легитимная смена власти в стране. В этом смысле я готов сотрудничать с кем угодно, даже с Зюгановым, который мой идеологический антипод. И тем более готов сотрудничать с Явлинским, Прохоровым, Немцовым, Рыжковым, к которым я идеологически гораздо ближе. Это первое. Поэтому еще раз подчеркну, что главная угроза для сил оппозиции - это действия их лидеров на сегодняшний день, часто неадекватные.
Второе, что касается Явлинского, отнимает, не отнимает. Григорий Алексеевич один из крупнейших российских политиков на рубежах 20-21 веков, безусловно, он войдет в учебники. Он в этом смысле собирает голоса, которые за него, он точно не отбирает ни у Путина, ни у Зюганова, у него свой электорат. Кстати, в отличие от несчастных либеральных партий, кои я имею честь представлять, сколько лет у Явлинского действительно есть свой электорат. Другое дело, что он локализован в крупных городах, Питере и Москве, но он есть, за него постоянно голосуют, за это Явлинского можно уважать. Явлинский человек крайне последовательный в своих убеждениях, он 20 лет примерно одно и то же говорит и совершенно не меняет своих принципиальных позиций. То есть если бы, условно говоря, не было бы Прохорова, я бы проголосовал за Явлинского. А с "Яблоком" я дружу и всех призываю за них голосовать.

Владимир Кара-Мурза: В отличие от Михаила Прохорова, Григорий Алексеевич выступал на митингах протеста в Москве. Как по-вашему, это потенциальный электорат "Яблока" или Прохорова – эти массы, которые вышли на улицы крупных городов?

Галина Михалева: Я уже говорила об этом. Я думаю, что, конечно, это думающие люди и, конечно, это электорат "Яблока". В отличие от Бориса Борисовича, я внятного ничего от Прохорова не слышала. Может быть он внимательнее слушал, чем я, но кроме его высокого роста и красивой внешности там ничего за этим не стоит, там программа ноль. А моей визави Светлане Михайловне я при возможности подарю нашу программу, где совершенно четко сказано, что нужно отделять бизнес от власти, нужно правовое государство. Что касается граждан, есть очень хорошо проработанная программа Явлинского "Дома, земля, дороги", которая позволит каждой российской семье построить свой дом.

Светлана Пеунова: Там не сказано, на какие деньги.

Галина Михалева: Сказано там.

Светлана Пеунова: Зюганов декларирует, что все будет хорошо, но какие механизмы.

Галина Михалева: Будьте любезны, пожалуйста, послушайте внимательно: у нас есть разработанная программа, связанная с обложением налога на крупную собственность, разового налога, именно на эти деньги, плюс те деньги, которые наше государство получает от нефтегазовых доходов. Денег у нас полным-полно. Я не очень понимаю ваш тезис, что нас окружают враги. Кто это враги? Евросоюз наши враги? Мне это непонятно.

Светлана Пеунова: А вы знаете, что НАТО на северных морях платформу поставило?

Галина Михалева: Я знаю, что у нас есть представительство в НАТО и недавно там работал Рогозин, который сейчас, как известно, вице-премьер. Так что с Евросоюзом мы дружим. Главное направление, если мы хотим, чтобы Россия была развитой страной, в числе развитых стран мира и чтобы наша экономика развивалась, чтобы граждане жили нормально, другого пути нет – это только путь в Европу.

Светлана Пеунова: 22 июня я была на 70-летии Брестской крепости, тогда стояли фашисты вдоль границы и никто не верил, что нападут. Хотя докладывали. То же самое НАТО стоит по всей границе, оно превосходит нас в разы, и Китай тоже. И то, что есть угроза, мы собирали круглый стол с профессорами МГУ, посмотрите в интернете, действительно очень многие говорят, что абсолютно неизбежны военные действия, если у нас народ не проснется.

Галина Михалева: Вы знаете, если народ верит, что его окружают ведьмы, я переубедить его не могу.

Светлана Пеунова: 22 июня все тоже ходили на рыбалку, а 23 миллион погиб в бомбежках.

Галина Михалева: Мы с вами в 21 веке живем не в 20.

Светлана Пеунова: Вы посмотрите, Ванга предсказывала войну третью мировую. Начиная с Африки, когда падет Сирия. Эти страны все пали. У нее 80% вероятность, ученые изучали. Вся северная Африка уже в мировой войне, остался Иран, Сирия и между нами один Азербайджан маленький.

Владимир Кара-Мурза: У нас, когда погибал батискаф около Камчатки, единственная протянула руку помощи НАТО и спасла наших моряков. Совершенно бескорыстно приехали английские подводники, а наши командование даже палец о палец не ударило.

Светлана Пеунова: Давайте вспомним историю с лодкой Курск, тоже играла роль Америка, американская подлодка.

Владимир Кара-Мурза: Надо вам прочесть книжку адвоката Кузнецова.

Светлана Пеунова: Очень много разных мнений, у нас плюрализм, вы имеете свое, я свое. Но от НАТО, которое расстреливает мирных жителей с вертолетов как зайцев.

Галина Михалева: А у нас Чечню не бомбили?

Светлана Пеунова: В Афганистане деревню расстреляли, когда искали талибов, 120 женщин и детей, ни одного мужчины не убили. Сейчас столько статистики просто по зверствам НАТО, что это самая агрессивная армия в мире. Поэтому это мнение. Я вижу, как они нападают легко на все страны, и соединяться с ними, простите, как фашистская армия соединилась бы с Красной – это невозможно.

Владимир Кара-Мурза: Мы были союзниками как раз с Англией, Францией и США в борьбе против фашизма.

Светлана Пеунова: Пакт Молотова-Риббентропа тоже был заключен до 22 июня, и Сталин не верил, что вероломно на него нападут.

Владимир Кара-Мурза: Победили с Америкой, с Англией.

Светлана Пеунова: Два раза наступать на одни и те же грабли не хочется.

Владимир Кара-Мурза: Будьте нашим арбитром.

Борис Надеждин: Вы знаете, просто не хочу комментировать весь этот поток сознания про агрессивное НАТО и так далее, я про другое хочу сказать. Я вернусь к той мысли, которую Галина Михалева сказала, что Явлинский самый умный и так далее. Знаете, есть одна проблема: самый умный без сомнения и понимающий прекрасно всю современную ситуацию человек, которого я за 20 лет в российской политике видел, был Егор Тимурович Гайдар. Безусловно, самый умный человек из всех, которых я встречал, на втором месте Чубайса бы поставил. Но проблема в том, что люди голосуют не за тех, кто самый умный - вот в чем проблема. И были величайшие политические деятели в мире, которые коэффициентом интеллекта совершенно не отличались никаким, Джордж Буш тем более. Просто есть ощущение в стране, очень серьезное ощущение того, что идут перемены. И в этой ситуации люди ждут новых лиц. При всем уважении к Явлинскому, Зюганову и Жириновскому, Путину – это все фигуры, которые очень давно, люди от них устали, особенно от Путина. Именно поэтому я считаю, что у Прохорова очень хорошие шансы при всех претензиях к его олигархическому происхождению, его непоследовательности, при всех моих личных обидах на него, связанных с тем, что он с Правым делом" вытворял летом и так далее. Тем не менее, Прохоров - это новое лицо в российской политике, это единственный кандидат в президенты, который новый. Я считаю, что у него хорошие шансы.
XS
SM
MD
LG