Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Аргументы "за" и "против" мусоросжигательного завода в Москве


Ирина Лагунина: На севере Москвы в промышленной зоне «Коровино» на Вагоноремонтной улице планируют построить самый мощный в Европе мусоросжигательный завод мощностью 700 тысяч тонн в год. Он будет располагаться в полукилометре от жилых домов. Официальная экологическая экспертиза установила, что завод не нанесет вреда ни окружающей среде, ни здоровью людей. Независимые экологи против. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Мусоросжигательный завод, который планирует построить на севере Москвы австрийская кампания EVN – четвертое подобное предприятие в российской столице. Но его мощность будет уже в два раза больше, чем на уже существующих заводах – на новом заводе будут сжигать около 700 тысяч тонн мусора в год. Европейские заводы отличаются от российских тем, что мусор перед сжиганием на них предварительно сортируют, и поэтому в воздух попадает минимальное количество вредных выбросов. В России же мусор сжигают без сортировки, и поэтому, по оценкам экспертов, в атмосферу попадают диоксины, тяжелые металлы, сажа и около 500 опасных химических соединений. О планах по строительству в Москве очередного мусоросжигательного завода говорит руководитель токсичного проекта Гринпис в России Алексей Кисилев…

Алексей Кисилев: Планы по его реализации – это такая тайна, которая мало кому известна. Известно пока то, что этот завод будет мощностью 700 тысяч тонн, то есть в мировом масштабе весьма мощный объект. В России таких объектов раньше не строили в принципе. Планируется его построить на расстоянии 560 метров от жилых домов. Причем надо понимать, что этот проект для Вагоноремонтной улицы, для этого участка не новый. В 2006 году там уже планировали построить мусоросжигательный завод по аналогии с тем, что собираются строить сейчас, только мощностью в два раза меньше, там мощность была 360 тысяч тонн. И тогда была проблема сократить санитарно-защитную зону с нормативного километра до 560 метров, которые существуют сейчас, чтобы не отселять местное население. Там достаточно большой микрорайон и если все это попадает в промзону, то людей надо выселять, а в Москве компенсация жилья – это очень дорогая вещь. Поэтому как сейчас, когда фактически та же самая компания пытается построить аналогичный завод, только в два раза большей мощности и как они собираются вписать в ту санитарно-защитную зону, которую установили, мне это непонятно.

Любовь Чижова: Чем работа предприятия, мусоросжигательного завода будет опасна для жителей?

Алексей Кисилев: Смотрите, какая история: завод строит компания EVN, которая уже владеет в Москве заводом. Напомним, что в свое время полтора года назад министр природных ресурсов Трутнев сообщил президенту Медведеву о том, что три существующих московских мусоросжигательных завода дают весьма значительную эмиссию загрязняющих веществ, в том числе диоксины, тяжелые металлы и прочее. Третий завод, который фирма EVN эксплуатирует, собственно говоря, в эту статистику вошел. Сейчас можно предположить, что вот этот завод на Вагоноремонтной фактически будет эквивалентен мощности трех существующих заводов, которые сейчас есть и эмиссии которых годовые известны. Таким образом можно предположить, что эмиссия диоксинов в Москве как минимум удвоится. Сейчас уже только от трех мусоросжигательных заводов мы диоксинов выбрасываем в два раза больше, чем вся промышленность ФРГ. Таким образом, мы будем в четыре раза выбрасывать больше. Если принять во внимание, что в Москве мал что делается, чтобы решать проблему атмосферного воздуха, который и так уже в ряде случаев превышает предельно допустимые концентрации, в случае неблагоприятных природных условий у нас промышленные предприятия вводят ограниченные работы, то вообще не представляю, как можно создавать такие источники загрязнения в городе.

Любовь Чижова: Строительство этого завода на Вагоноремонтной улице – это продолжение политики Юрия Лужкова или это решение нового мэра Собянина?

Алексей Кисилев: Вы знаете, тут стоило бы узнать, кто подставляет кролика Роджера, потому что первое интервью мэра Собянина, как только он занял кресло Лужкова, было, что будем решать две проблемы – проблему загрязнения атмосферного воздуха от автомобильного транспорта и отказываемся от строительства мусоросжигательных заводов. Дальше было еще более смелое заявление, что в течение трех лет мы существующие заводы будем останавливать. И после всех этих смелых заявлений мы получаем четвертую печку в городе Москве. Наверное, наш мэр, будучи хозяином собственного слова, слово дал, слово взял, либо вообще не представляет, что в городе происходит.

Любовь Чижова: Какая существует альтернатива мусоросжигательным заводам?

Алексей Кисилев: Массированная программа ресурсосбережения, то есть извлечение всех полезных компонентов сухих из отходов, что позволит на 70% по объему снизить образование ТБО. А второе, что было предложено мэру Собянину, когда обсуждалась эта до сих пор не принятая экологическая программа города Москвы – это, что поток органических отходов в городе Москва совершенно запросто может передаваться на биогазовые станции Мосводоканала и таким образом в Москве достаточно эффективно, может быть на первых порах недешево, но явно дешевле, чем строительство мусоросжигательного завода, достичь нулевого образования отходов. Второе: опять-таки, понятно, заводы такие втихаря появляются, при этом не слышно ничего об инициативах правительства Москвы по в принципе снижению уровня образования отходов, потому что в противном случае завод становится еще более бессмысленным предприятием. А третье, опять-таки, отсутствие в принципе необходимых по закону документов для функционирования системы санитарной очистки, нам постоянно предлагаются безумно дорогие экологически опасные проекты. Я бы вообще советовал правительству Москвы сначала генеральную схему обращения с отходами в городе утвердить, чтобы посмотреть, какие у нас потоки, какие объемы и куда это лучше направлять.

Любовь Чижова: Это был руководитель токсичного проекта Гринпис в России Алексей Кисилев. Ранее московские власти планировали построить вокруг мегаполиса 9 мусоросжигательных заводов. Экологи активно против этого протестовали, собирали подписи, обращались к президенту, и проект был остановлен. Тем не менее, от идеи строительства мусоросжигательных заводов власти, несмотря на обещания, не отказались. Новый проект уже прошел экологическую экспертизу. Но даже один из членов экспертной комиссии профессор, доктор технических наук, председатель ассоциации «Мусорщики Москвы» Лазарь Шубов выступает против строительства этого предприятия без предварительной сортировки мусора. Он написал «особое мнение» и отправил документ в Росприроднадзор в надежде, что чиновники ведомства остановят строительство. О том, почему новый мусоросжигательный завод в том виде, в котором его собираются построить, не нужен российской столице, Лазарь Шубов рассказал в интервью РС…

Лазарь Шубов: Понимаете, я не формально хочу подходить к оценке воздействия на окружающую среду. Дело вот в чем: ведь они проводят расчеты рассеивания промышленных выбросов. И у них получается, что им хватает 485 метров от границы завода, никакого вредного влияния не происходит. А по нормам километр должно быть расстояние, у них 550 метров, но они провели расчеты, у них 485 получается, то есть никакого вредного воздействия. Это все на самом деле профанация.
В чем мое отличие? В этих расчетах рассеивания – это общепринятая методика, здесь ничего не возразишь. Там одна грубейшая ошибка закладывается всегда в эти расчеты, потому что реально не учитывается содержание опасных компонентов, содержащихся в твердых бытовых отходов. Потому что по методике определения состава отдельной строкой не выделяется ни аккумуляторный лом, ни отработанные батарейки, ни электронный лом, а его очень много в ТБО. На это глаза не нужно закрывать. В расчетах вредные компоненты не участвуют. А если их ввести в расчет, то, пожалуйста, я когда выступал на экспортной комиссии, я показывал из трубы мусоросжигательного завода № 2 в Москве, я не так далеко живу – это Алтуфьевское шоссе, из трубы идет розовый дым.

Любовь Чижова: Что в этом розовом дыму?

Лазарь Шубов: Наиболее вероятно, это кадмий и бром в таких концентрациях, которые быка убьют. Это индикатор содержания кадмия и брома. Потому что при горении они таким цветом выделяются.

Любовь Чижова: То есть при строительстве этого завода те же самые технологии и будет то же самое?

Лазарь Шубов: В принципе та же технология. Технология может быть незначительно отличается, это не играет принципиальной роли, но сжигают всю неподготовленную массу отходов, ТБО не подвергаются предварительной сортировке, нет никакого контроля состава твердых бытовых отходов на входе в процесс сжигания. Я написал "особое мнение", оно приложено, его руководство Росприроднадзора посмотрело. И руководство Росприроднадзора даже предложило направить это именно от Росприроднадзора мэр Москвы.

Любовь Чижова: Лазарь Яковлевич, сложно сделать так, чтобы мусор сортировали перед его сжиганием?

Лазарь Шубов: Нет, затраты на это, я вам скажу мировой опыт – это от 8 до 15% от общей стоимости завода будет приходиться на сортировку. Но вы учтите, что мы Россия, нас за людей никто не считает. Это инвестиционный проект, к нам приходит австрийская фирма со своими деньгами. Им в высшей степени до лампочки, чего вы будете сжигать, ей нужно продать свое оборудование, свою технологию и заработать за те 12 лет, на которые передана эксплуатация завода, отбить бабки и уйти, бросить все.

Любовь Чижова: Лазарь Яковлевич, но ведь московские чиновники, которые принимают такие решения, дышат тем же самым воздухом?

Лазарь Шубов: Вы знаете, московские чиновники, как и любые другие, это такая популяция населения, где, вы меня извините, открытым текстом говорю, пол-извилины на всех. А если я вам скажу даже такое, что есть постановление правительства Москвы именно по этому заводу. Постановление, правда, 2002 года, но оно касается продолжительного времени – 2002-2010 годы. Оно касается завода МПЗ № 1 и там черным по белому написано, что обязательно предусмотреть сортировку. Это постановление правительства Москвы, которое нарушено самими же чиновниками. С австрийцами подписали, игнорируя это постановление.

Любовь Чижова: Как вам кажется, этот проект – это проект бывшего мэра Лужкова, который сейчас реализуют, или это проект нового мэра Сергея Собянина?

Лазарь Шубов: Это бывшего мэра. Бывший мэр натворил столько дел, что нам на 50 лет хватит расхлебывать. Он же хотел построить 9 заводов в Москве. Все, что я мог сделать, и Бог помогал, этого не произошло, 9 заводов не строят. Во всяком случае на словах не строят. А то, что строят этот завод, там казуистика какая-то: ссылаются на какие-то постановления, что новые заводы не строят, а реконструируют старые. То есть увеличивать их производительность. Я вообще не знаю такого постановления, не могу его найти. Его производительность, завода, про который вы говорите, 700 тысяч тонн в год, в Европе таких заводов нет – это самый крупный завод в Европе, если не в мире. Да еще на площадке, где норма должна быть километр от жилой застройки до границы завода, а здесь 550 метров. Они сделали расчеты и говорят, что в 480 метров мы укладываемся, а дальше загрязняем. Это же казуистика.

Любовь Чижова: Об антиэкологичном проекте нового мусоросжигательного завода, который собираются построить на севере Москвы, говорил профессор Лазарь Шубов. Российские экологи не раз сетовали, что идея предварительной сортировки мусора в России не приживается по многим причинам. Несколько лет назад жителей нескольких российских городов, в том числе, и Москвы, попытались вовлечь в этот эксперимент, но он провалился. У людей просто не хватало места в кухне для трех пакетов для сбора разных видов мусора. Кроме того, раскладывание мусора по разным емкостям никак не отразилось на плате за жилищно-коммунальные услуги – тогда как в европейских странах их это значительно снижает. К примеру, в Голландии мусорные баки располагаются под землей, делятся на три вида – для стекла, для бумаги и для другого вида мусора. В этот мусор категорически запрещается бросать предметы, содержащие ядовитые химические вещества – батарейки и электронику – для таких предметов созданы специальные пункты сбора при муниципалитетах.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG