Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кандидат на пост президента Финляндии о Химкинском лесе и протестах в России


Пекка Хаависто

Пекка Хаависто

Ирина Лагунина: 22 января в Финляндии состоятся президентские выборы. Опубликованный финской газетой "Хельсингин Саномат" 17 января опрос показал, что вслед за кандидатом от Консервативной партии Саули Ниинистё (40% голосов) идет лидер партии "зеленых" Пекка Хаависто (17% голосов). Впервые в истории страны "зеленый кандидат" может выйти во второй тур. 53-летний Пекка Хаависто является основателем партии финских "зеленых". С 1995 по 1999 занимал должность министра экологии страны. В эти годы Финляндия отказалась от отправки радиоактивных отходов финских АЭС на переработку в Россию, а также оказала помощь в строительстве очистных сооружений в Санкт-Петербурге. Пекка Хаависто рассказывает о том, как он намерен развивать отношения с Россией, о своем отношении к Химкинскому лесу и гей-парадам в Москве. С ним беседовала Анастасия Кириленко.

Анастасия Кириленко: Каковы общие интересы России и Финляндии в области экологии?

Пекка Хаависто: Я думаю, что основные общие проблемы западной части России и Финляндии - это Балтийское море и Финский залив. За последние несколько лет в Финляндии, а также в Санкт-Петербурге были сделаны значительные инвестиции в защиту окружающей среды - фильтрацию воды, очистные сооружения.

Еще один общий интерес на границе между нашими странами – это защита старых лесов. Я знаю, что в некоторых регионах России, например, в Карелии есть программы для защиты леса, и, разумеется, к этому есть интерес и в Финляндии. Я думаю, это одна из самых обсуждаемых экологических проблем в Финляндии, но я также знаю, что если говорить о России в целом, там сейчас возникает очень много других экологических вопросов.

Анастасия Кириленко: Финляндия больше не экспортирует ядерные отходы в Россию, и вы сыграли в этом большую роль.

Пекка Хаависто: Да, это правда. В Финляндии и в России примерно в одно и это же время стали нарастать экологические протесты против экспорта ядерных отходов из Финляндии в Россию, в частности, в Челябинск. С моей точки зрения, это неэтичный метод переработки собственного ядерного мусора. И впоследствии удалось сделать так, что наши ядерные отходы стали храниться и перерабатываться у нас. Да, действительно, это решение очень сильно лоббировали "Зеленые" Финляндии. Это произошло после того, как мы получили информацию из Челябинска с комбината "Маяк" об экологических проблемах, которые там существуют.

Я, разумеется, в целом против использования ядерной энергии, учитывая, какой риск это несет. Достаточно вспомнить ситуацию на АЭС «Фукусима» - наглядный пример того, насколько небезопасна эта энергия. Но уж если страна использует атомную энергию, то она должна сама нести ответственность за переработку своих ядерных отходов.

Анастасия Кириленко: Критики экологических активистов обычно используют аргумент, что, дескать, надо развивать технологический прогресс. В Финляндии, голосуя за вас, люди голосуют против технологического прогресса?

Пекка Хаависто: В Финляндии, когда речь идет об экологических вопросах, люди понимают, что мы можем получить большую выгоду, экономя, повторно перерабатывая и используя возобновляемые источники энергии. Я думаю, одно из важных направлений экспорта, которое в последнее время развивает Финляндия, - это экспорт установок для выработки ветряной энергии, солнечной энергии, энергии биомассы, и так далее.

Я очень много думаю о быстроразвивающихся экономиках Азии и Африки. Я знаю, что ситуация во многих развивающихся странах мира складывается так, что они бы хотели "перепрыгнуть" через экономику, при которой производство энергии сопровождается выбросом отходов, прямо в "моральную", "зеленую" экономику, которая не вредит окружающей среде. И здесь, я думаю, такие страны как Финляндия, передовые в отношении экологически безопасных технологий, могут найти много партнеров. Это, конечно, относится и к России. У нас есть очень много общих интересов, чтобы развивать экологически безопасные технологии.

Анастасия Кириленко: Некоторые российские экологи считают, что внедрению энергосберегающих, "зеленых" технологий в России мешает коррупция. Так, по мнению Гринпис, выгоднее тратить огромные деньги на сжигание мусора, потому что на это выделяется бюджет, чем переходить на повторную переработку отходов. Если вы станете президентом, какова будет ваша позиция по отношению к коррупции и проблемам прав человека во время вашего будущего диалога с российскими властями?

Пекка Хаависто: Я был наблюдателем на выборах в 90-е в Нижнем Новгороде, в городе Дзержинский и других местах, когда в России состоялись первые по-настоящему демократические выборы и установилась многопартийная система. И я был очень счастлив. Я всегда говорю финнам, что хвалю Россию за демократическую конституцию, устанавливающую многопартийную демократическую систему, потому что такая система - лучший способ сделать так, чтобы голос народа был услышан.

И, конечно, мне очень жаль, когда я читаю новости, например, о последних выборах в Госдуму, о злоупотреблениях властей, фальсификациях при подсчете голосов и других подобных вещах. Не все кандидаты смогли даже выставить свои кандидатуры на выборах из-за искусственных препятствий, которые противоречат российскому законодательству.

Я думаю, что роль соседней страны - это побуждать Россию развивать демократию, улучшать ситуацию с правами человека, предоставить свободу средствам информации. Разумеется, это включает в себя сотрудничество неправительственных организаций Финляндии и России. Если я стану президентом, конечно, я буду обсуждать с российскими властями, российским президентом, есть ли области, где Финляндия могла бы помочь построить некоторые демократические институты, проводя, например, тренинги и тому подобное.

Анастасия Кириленко: Некоторые западные лидеры, например, Николя Саркози или Ангела Меркель до своего прихода к власти были очень критичны и к политическому режиму в России, и к Владимиру Путину. Однако после прихода к власти они стали более толерантными. Как вы считаете, сможет ли будущий финский президент поступиться вопросами прав человека, обсуждая важные экономические проблемы?

Пекка Хаависто: Соседние страны всегда находятся в поиске взаимовыгодного партнерства. Я не думаю, что между Финляндией и Россией когда-либо вновь возникнет враждебная ситуация: у нас общая граница, мы должны укреплять дружбу по многим направлениям, включая экономику и другие сферы.

Но я также думаю о благородных людях из "Мемориала", организации «Беллона», которых я знаю лично, как и «Гринпис», у которых так много проектов. Я всегда буду помнить тот момент, когда я повстречался в Москве с движением "Солдатские матери". Я всегда будут держать в уме эту сторону России, людей, стремящихся защитить права человека.

Но, если говорить об уровне президентов, любой президент нуждается в своем коллеге. И с этим коллегой, кто бы он ни был, необходимо налаживать диалог, потому что нужно совместно решать множество проблем. Однако, в любом случае, президенту полезно помогать налаживать демократию, а также создавать хороший имидж для страны. Я думаю, что это ключевые направления, по которым Финляндия смогла бы помогать России.

Я очень рад позитивным изменениям: в течение многих лет в Финляндии бытовало негативное и скептическое отношение к происходящему в России. Но сегодня мы видим, что у молодого поколения, студентов (два дня назад я посещал один наш технологический университет), много знакомых в России. Они общаются со студентами - россиянами молодого поколения, с бизнесменами и так далее. И я всегда выступаю за такую очень тесную нормализацию отношений между Россией и Финляндией. Конечно, нужно, чтобы россияне посещали Финляндию и наоборот, финны – Россию, чтобы возникали дружеские отношения. Я думаю, что такая гражданская дружба поможет усилить сотрудничество между нашими странами. Это, конечно, включает в себя то, что неправительственные организации, защищающие права человека, должны сотрудничать друг с другом, невзирая на границы.

Анастасия Кириленко: Несколько лет в Москве продолжается борьба за сохранение Химкинского леса. Следили ли вы за ней?

Пекка Хаависто: Я, конечно, следил за этим случаем, потому что он широко освещался в мировой прессе. Мы были счастливы, что москвичи поднялись на защиту рекреационной зоны, потому что в большом городе ощущается недостаток лесов, парков, наличие зон отдыха - это всегда проблема. Я убедился, что возникла настоящая мобилизация людей в защиту Химкинского леса. Об этом мне рассказывали не только журналисты, но и друзья, живущие в Москве, которые принимали активное участие в акциях протеста. Конечно, я симпатизирую этим людям, которые стали высказываться в защиту окружающей среды.

Анастасия Кириленко: Вы не скрываете своей нетрадиционной сексуальной ориентации, это не осложняет вашу избирательную кампанию? Что вы думаете о ситуации с правами сексуальных меньшинств в России?

Пекка Хаависто: Я надеюсь, что люди меня поддержат, и при этом моя сексуальная ориентация не будет для них "плюсом" или "минусом". Его или ее сексуальная ориентация - это сегодня не тот признак, по которому оценивают кандидатов. Я думаю, что в том, что касается этой темы, атмосфера во время президентской кампании сложилась достаточно позитивная. Люди, которые думали раньше, что сексуальная ориентация – это большая тема для обсуждения, теперь полагают, что это не имеет никакого значения для президентских выборов.

Я думаю, что во время президентской компании отношение финнов к этому вопросу изменилось. У меня есть цифры недавнего социологического опроса, опубликованные в крупнейшей газете "Хельсингин Саномат": сейчас рейтинг моей поддержки 17%. За последнее время он очень быстро возрос, и это, конечно, позитивный момент. Но давайте посмотрим, что произойдет в ближайшее воскресенье.

Что касается демонстраций – гей-парадов в России или любой стране, где это является щекотливой темой, то я всегда выступаю за то, что люди могут выражать свое мнение на открытых публичных мероприятиях. Я был шокирован, когда узнал, что во время этих демонстраций были случаи насилия. Вопрос прав сексуальных меньшинств является частью вопроса о защите прав человека, и мирные демонстранты должны быть защищены.
XS
SM
MD
LG