Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Романс памяти Осипа Мандельштама


Осип Мандельштам

Осип Мандельштам

К некруглой дате, 121-й годовщине со дня рождения Осипа Мандельштама, Лариса Новосельцева подготовила концерт-приношение. В его название вынесена строка из стихотворения Осипа Эмильевича "...И слово в музыку вернись".


Лариса Новосельцева название программы объясняет так:

- Вы можете сами провести эксперимент: взять любое стихотворение Мандельштама, прочесть его глазами, а потом - вслух. И вы почувствуете, что гораздо больше появляется при чтении вслух. Наверное, смысл названия программы в том, что слово вновь возвращается в звуковое пространство и в музыкальное пространство...

* * *
Слово возвращается в музыку. Она написана самой Ларисой Новосельцевой. Ее гитару и голос поддерживает скрипач Михаил Червинский. Концерт-приношение Мандельштаму - часть большой программы, ее общее название "Возвращение. Серебряный век". На афише "Серебряный век" написано по-английски " Silver AGe". Один из зрителей обращает внимание на то, что две первые буквы набраны крупно, и получается название элемента химической таблицы Менделеева: аргентум - серебро. В большом конференц-зале Российской Государственной публичной библиотеки (Ленинки) - аншлаг. Концерт бесплатный, и, что самое удивительное, библиотека не берет арендной платы. Публика, в основном немолодая. Из разговоров следует, что 10 рублей за програмку для них - дорого, но есть и группа молодых, весьма модно одетых людей - гимназия привела старших школьников знакомиться с поэзией серебряного века. Все они честно досидели до окончания четырехчасового концерта-путешествия по стихам Осипа Мандельштама.

Лариса Новосельцева, видимо, не рассчитывает только на знатоков его творчества, а потому иногда - очень деликатно - подсказывает факты биографии поэта и помогает слушателям понять логику ее выступления. Можно было бы сказать, что это вечер романсов на стихи Мандельштама и близких ему людей - Анны Ахматовой, Марины Цветаевой, Сергея Клычкова, если бы не жесткая драматическая конструкция, с экспозицией, завязкой, кульминацией, развязкой и посткриптумом.


"Поедем в Царское Село!
Там улыбаются мещанки,
Когда уланы после пьянки
Садятся в крепкое седло...
Поедем в Царское Село!

Казармы, парки и дворцы,
А на деревьях — клочья ваты,
И грянут "здравия" раскаты
На крик — "здорово, молодцы!"
Казармы, парки и дворцы...

Одноэтажные дома,
Где однодумы-генералы
Свой коротают век усталый,
Читая "Ниву" и Дюма...
Особняки — а не дома!..."



В концерте звучат стихи Мандельштама, написанные им в период с 1912-го (когда 20-летний мальчик пишет "Поедем в Царское село") до 1937-го года (за год до гибели поэта). Первая часть вечера - совсем светлая. Царское село, "Театральный разъезд", "Мельпомена", Федра ( " Я не увижу знаменитой Федры"). Имя Расина ведет нас в Париж, оттуда мы отправляемся в Финляндию ( "Сайма"), потом - в Феодосию. Значит, Таврида, Эллада, Гомер. "И море, и Гомер - все движется любовью". Вторая часть вечера - любовная лирика (посвящение Марине Цветаевой и ее поэтический ответ) и стихи Мандельштама, посвященные Анне Ахматовой. В строфах к Ахматовой опять - имена Расина и Федры, в стихах к Цветаевой - снова Крым, Таврида.

И вот - после моря, меда, солнца, запаха кофейных зерен и мандариновых шкурок - " воздух пасмурный", " равнодушная Отчизна", "сумрачная жизнь" . 1934 год - ссылка, камский цикл. Знаменитое " Ленинград, я еще не хочу умирать". И - для полноты картины - "Баллада о черном вороне" Александра Браиловского:

" Безумью нашему укор
Над Русью мертвенно-покорной
Кругами вьется черный вор
Кругами вьется ворон черный"


Странные пересечения в стихах Мандельштама и Клычкова. У Клычкова "ворочается время как в глухой берлоге зверь". У Мандельштама: "век мой, зверь мой" или "мне на плечи кидается век -волкодав". Клычкова расстреляли в 1937-м, Мандельштам погиб годом позже.

В финале вечера Лариса Новосельцева исполняет стихи Беллы Ахмадуллиной "Памяти Осипа Мандельштама" и снова, уже вместе с залом, поет " Поедем в Царское село". На вопрос, зачем ей понадобился прием " кольцевой композиции", она отвечает:

- Перед ним звучит еще "Вослед лучу". Оно, конечно, светлое, но, с другой стороны, поскольку это уже перед концом, то и трагическое. Вся вторая часть концерта - тяжелая, мрачная. Да, страшно. Да, трагично. Да, Голгофа. Но он же воскрес - Мандельштам. И рукописи несгоревшие возвращаются (только что вышло полное трехтомное издание его сочинений), и, когда мы вместе его поем, его читаем и слушаем, происходит Воскресение.
XS
SM
MD
LG