Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
На прошлой неделе высокие должностные лица четырех стран – США, Швеции, Венгрии и Израиля – открыли в Будапеште Год Валленберга. Среди них были государственный секретарь США Хиллари Клинтон и министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт. По этому случаю они опубликовали написанную в соавторстве елейно-юбилейную статью, в которой в очередной раз рассказали о подвиге шведского дипломата Рауля Валленберга, который в 1944 году спас от депортации в нацистские лагеря смерти тысячи венгерских евреев.

Однако в статье ни слова не сказано о том, что стало с Валленбергом после войны. В январе 1945-го он был арестован советской контрразведкой, доставлен в Москву и исчез в сталинском застенке двумя годами позже.

Уже на следующий день Карлу Бильдту пришлось отвечать на неприятные вопросы журналистов. Незасисимые исследователи Сюзанна Бергер и Вадим Бирштейн рассказали прессе о том, что архивная служба ФСБ препятствовала выяснению судьбы Валленберга, а Стокгольм молчаливо соглашался с этим.

Несколько десятилетий советская сторона утверждала, что Валленберг скончался в одиночной камере внутренней тюрьмы МГБ 17 июля 1947 года от инфаркта миокарда. И только при Ельцине появилась возможность исследовать ранее недоступные архивные документы. Именно в тот короткий промежуток, когда архивы Лубянки открылись для независимых исследователей, им удалось найти новые данные о Валленберге, ставившие под сомнение официальную советскую версию.

Некоторое участие в этой работе принял и я. Единственным документальным подтверждением факта смерти Валленберга был и остается рапорт начальника санчасти лубянской тюрьмы полковника медслужбы Смольцова на имя министра госбезопасности Виктора Абакумова. Долгое время ФСБ не могла найти в своем архиве ни одного образца почерка Смольцова. Такой образец нашел и опубликовал я – на мой взгляд, это совершенно другая рука. После этого Лубянка предоставила для экспертизы свои образцы, и специалисты, российские и шведские, признали подпись подлинной, хотя и без стопроцентной гарантии. В апреле 1991 года я как редактор международного отдела напечатал в "Независимой газете" статью Вадима Бирштейна "Тайна камеры номер семь".
Статья произвела большое замешательство в кругу заинтересованных лиц и организаций. Международная комиссия по выяснению судьбы Валленберга, членами которой были Вадим Бирштейн и Арсений Рогинский, прекратила свое существование. Вместо нее учредили российско-шведскую рабочую группу, в которую независимые исследователи уже не вошли. Проработав более 10 лет, рабочая группа объявила о самороспуске и опубликовала двойной отчет: один содержал мнение российской стороны, другой – шведской. Иными словами, стороны остались каждая при своем мнении и дальнейшее сотрудничество признали бессмысленным.

Но независимые исследователи не согласились с этим резюме и продолжали поиски. В прошлом году начальник Управления регистрации и архивных фондов ФСБ РФ Василий Христофоров был вынужден признать, что не может подтвердить официальную советскую версию. "Я не могу сказать, как именно умер Валленберг, потому что у меня нет ни одного документа, который бы свидетельствовал о том, в чем причина его смерти", - заявил генерал Христофоров в интервью "Интерфаксу". То есть рапорт Смольцова – все-таки фальшивка, даже если он и написан рукой Смольцова.

И вот теперь выяснилось, что ФСБ (в то время – КГБ СССР) не просто не хотела искать документы, но и энергично мешала поискам других. В архиве шведского МИДа обнаружилась записка посольства в Москве от сентября 1991 года, которая содержит признание тогдашнего директора Особого архива Анатолия Прокопенко. Именно в этом архиве, где хранились дела военнопленных и интернированных, были обнаружены новые сведения о Валленберге. Прокопенко утверждает, что после публикации статьи Бирштейна он получил указание КГБ не допускать Бирштейна и Рогинского к документам, которые могут быть связаны с Валленбергом.

Таким образом, шведская сторона прекрасно знала о позиции Лубянки и о том, что новоучрежденная рабочая группа вряд ли добудет новые свидетельства. Так и вышло: шведским членам группы пришлось довольствоваться только теми материалами, которые архив ФСБ счел возможным предоставить.

Но генерал Христофоров совершил ошибку. В книге "Тайны дипломатии Третьего рейха", изданной в прошлом году, он сослался на документ, о котором много раз говорил, что его не существует.

Карл Бильдт объявил, что Стокгольм начинает новое исследование судьбы Рауля Валленберга и надеется на Путина, который обещал помочь. С этой целью Швеция направляет в Москву посла Ханса Магнуссона. Именно Магнуссон был сопредседателем рабочей группы в 90-е. Неудивительно, что Бильдт предупредил публику: "Излишних надежд питать не стоит".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG