Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Социолог Владимир Шляпентох – о "детекторе лжи" для кандидатов в президенты


Профессор Мичиганского университета Владимир Шляпентох

Профессор Мичиганского университета Владимир Шляпентох

Предвыборная борьба в стане республиканцев отличается непривычно резким тоном. Политики, стремящиеся стать кандидатом в президенты, не стесняются в выражениях, атакуя друг друга, а пресса все с большей настойчивостью выискивает пятна в их личной жизни.

Ранний фаворит избирательного процесса Герман Кейн был вынужден снять свою кандидатуру после того, как несколько женщин обвинили его в сексуальных домогательствах. А накануне первичных выборов в Южной Каролине бывшая жена набирающего популярность Ньюта Гингрича объявила: он недостоин стать президентом. Вопросом, правдивы ли утверждения бывшей жены Ньюта Гингрича, что он предложил ей в свое время смириться с его интимными отношениями с другой женщиной, ведущий телекомпании СNN открыл последние перед первичными выборами в Южной Каролине дебаты республиканских кандидатов в президенты.

Ньют Гингрич отреагировал резко: "Разрушительный, злобный, негативный подход к освещению событий со стороны многих средств информации затрудняет управление страной, делает более трудным привлечение достойных людей к борьбе за выборные должности. Взять слова бывшей жены и начать с них дебаты, посвященные важнейшим проблемам жизни страны, дебаты, проходящие за два дня до первичных выборов, – ничего более жалкого, чем этот трюк невозможно представить…" Эти слова Гингрича аудитория встретила овациями, освистав попытку ведущего CNN оправдать уместность вопроса.

Некоторые политологи предупреждают, что такой тон дискуссии наносит урон кандидатам, разочаровывая американцев в избирательном процессе. Другие же считают, что это помогает избирателям сделать правильный выбор. По просьбе Радио Свобода особенности нынешней предвыборной борьбы комментирует социолог, профессор университета штата Мичиган Владимир Шляпентох:

– Жесткость критики за последнее десятилетие резко возросла. И, между прочим, не только в Америке. Это мы наблюдаем и в Англии, где раньше публичные фигуры тщательно оберегались, и особенно во Франции. Столь жесткие методы политической борьбы – вообще-то часть более общей проблемы, которая волнует западный мир: если ты идешь в политику, ты должен быть готов к тому, что твое прошлое и настоящее будет тщательно изучено. Это, конечно, отбивает у многих талантливых людей желание заниматься политикой, таковы издержки этого процесса. Но, думаю, преимущества демократического отбора кандидатов все равно берут верх над этими потерями.

– Действительно, сейчас, после полутора десятков дебатов республиканских кандидатов, есть ощущение, что они прошли тест на детекторе лжи...

– Несомненно. И можно только пожалеть общества, в которых подобного отбора не происходит. Это нормальная кампания, которая необходима демократическому обществу для поиска наиболее пригодного лидера государства. Кандидаты должны пройти всестороннюю проверку: их биографии, их отношения с другими людьми (включая жен), их бизнес… Необходимо, чтобы страна знала, кто именно будет ее возглавлять.

– Выяснения отношений кандидатов в президенты США кому-то в России наверняка напомнят "борьбу компроматов" из недавней российской истории…

– Борьба компроматов никакого отношения к демократизации политической жизни не имела. Это была борьба между олигархами, между приспешниками власти, которые хотели оттеснить конкурентов. Я думаю, что российский народ был бы доволен, если бы в ходе нынешней президентской кампании в стране началось тщательное изучение прошлого каждого кандидата, его послужного списка в политике, в экономике, в семейной жизни. Это был бы нормальный и здоровый процесс.

– Как и дебаты всех кандидатов в президенты России?

– Да. Кстати, я убежден, что участие Владимира Путина в дебатах – одно из элементарных требований демократической избирательной кампании. О каких выборах президента может идти речь, если главный кандидат уклоняется от дебатов?
XS
SM
MD
LG