Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Миронов: "Коль скоро я выдвинулся кандидатом в президенты, я иду для того, чтобы побеждать Владимира Путина!"


Сергей Миронов

Сергей Миронов

Михаил Соколов: Сегодня в нашей московской студии - кандидат на пост президента России, лидер партии "Справедливая Россия" Сергей Миронов.
Сергей Михайлович, как вы ведете кампанию? Тут ЦИК сообщает, что избирательный фонд открыт, а средства еще не поступили. Неужели вас бросили спонсоры?

Сергей Миронов: (смеется) На самом деле, деньги есть, деньги поступят в избирательный фонд тогда, когда я сразу же начну их тратить, - это прежде всего печать определенного рода литературы, и довольно много будет брошюр, это оплата телерадиоэфиров. Жду жеребьевку, чтобы понять, что бесплатно, что нужно будет платить. И как только будут понятны траты, тогда пойдут деньги на избирательный фонд. Считаю, что они не должны там лежать мертвым грузом.

Михаил Соколов: Вот премьер-министр Владимир Путин выступил в Кемерово на митинге в поддержку кандидата в президенты Владимира Путина. Рабочие назвали его великим. Готовятся митинги на Урале. Непонятно, как оплачивается все это - перелет, охрана, билборды "Мы за Путина", митинг. Не основание ли это для снятия кандидата Путина?

Сергей Миронов: По поводу перелета, охраны в законе указано, что охраняемые лица имеют право пользоваться соответствующим транспортом, и это не является нарушением. А вот его появление регулярное в эфире и очень большие сюжеты, которые как бы рассказывают о премьер-министре, но понятна подоплека, что все-таки это прежде всего кандидат, - здесь, конечно, вопросы возникают.

Михаил Соколов: А где ваши жалобы?

Сергей Миронов: Чтобы жалобы подать, нужны хорошие, убедительные факты, и мои юристы над этим работают.

Михаил Соколов: Центризбирком снимает сейчас с кампании Григория Явлинского. Как вы думаете, в чем причина? Вот эти ксерокопии листов подписных, как-то так неправильно сделанные или это политическое решение?

Сергей Миронов: Я считаю, что это политическое решение. Меня никто не победит, что подписи у Михаила Прохорова так безупречны. Я давно занимаюсь выборами, сам собирал подписи, прекрасно понимаю, что в любой массе подписей можно пропустить как чистые, и можно найти там изъяны. Даже если, я подчеркиваю, это будут реальные абсолютно подписи людей, которые сами их ставили. Потому что при оформлении всегда бывают те или иные неточности. И всегда при выбраковке есть политическое решение. Поэтому я считаю, что любое количество подписей собирать не надо, потому что бессмысленно. Сейчас уже целые конторы есть, которые работают, как в бизнесе, по сбору подписей. И я считаю, что политически ошибочно снимать Григория Явлинского. Да, он мой конкурент, и я прекрасно понимаю, что он будет отнимать у меня голоса, в том числе, но только избиратель должен решать, быть кандидату кандидатом, а потом президентом или нет.

Михаил Соколов: Есть мнения экспертов, что Явлинского снимают, в том числе, для того чтобы понизить явку на выборы. Если его снимут, вы не хотите с ним встретиться и обсудить вопрос о каких-то совместных действиях, чтобы он, как социал-демократ, и вы тоже социал-демократ, призвал к какой-то общей позиции на выборах?

Сергей Миронов: Я не исключаю такую встречу. Тем более, может быть, вы слышали, что вчера в Госдуме, на заседании Совета Думы обсуждался вопрос по поводу обращения "Яблока" с просьбой присутствовать 27-го числа на заседании Государственной Думы, во время правительственного часа, на который приглашены Чуров, Нургалиев, Чайка и Бастрыкин. Было очень живое обсуждение, во время обсуждения у меня создалось впечатление, что представители КПРФ и ЛДПР поддерживают обращение "Яблока" и хотят, чтобы "Яблоко" присутствовало, но когда Нарышкин поставил на голосование, мой голос был единственным, все остальные проголосовали против.

Михаил Соколов: Вот на пленарное заседание приглашен Чуров в числе других. Зачем вы пытаетесь вместе с КПРФ и ЛДПР добиваться отставки этого «винтика» машины, который управляется из Кремля и со Старой площади через губернаторов и мэров?

Сергей Миронов: Этот «винтик» и его функция будет сигналом для всех председателей участковых территориальных комиссий, которые замешаны в фальсификациях. И если будет отправлен в отставку Чуров либо у него хватит совести самому подать в отставку, это будет верным и нужным сигналом. У нас нет никаких иллюзий по поводу его роли, но мы видим, что Центризбирком фактически потворствовал тем нарушениям, которые велись, и его отстранение от занимаемой должности, мы считаем, было бы очень важным и нужным сигналом для всех членов любых избирательных комиссий любого уровня.

Михаил Соколов: Реакция на ваше заявление со стороны "Единой России", что это провокация, что вы давите на избирательные комиссии.

Сергей Миронов: Ну, кто бы сомневался в позиции "Единой России"? Все, что не соответствует логике "Единой России", а ее логика заключается в одной простой вещи: Владимир Владимирович, что вы хотите, мы все сделаем, - так вот, все, что не укладывается в эту логику, всегда будет провокацией, всегда будет каким-то нехорошим делом.

Михаил Соколов: Сергей Михайлович, вот главный политтехнолог, новый, Кремля, господин Володин дает указания всем о том, чтобы победа Владимира Путина была обеспечена в первом туре. Эти указания даются губернаторам, мэрам, проводятся совещания: честно победить в первом туре. Что вы думаете об этой бурной деятельности?

Сергей Миронов: Думаю, что это очевидно и понятно с точки зрения логики господина Володина. А с точки зрения здравого смысла, конечно, вызывает вопросы. Я напомню, что такие же призывы и такие же инструкции были во время думской кампании, чтобы "Единая Россия" набрала 65 или там сколько-то еще процентов. Она набрала меньше 50-ти. Поэтому я думаю, что у технологов от "Единой России" уже не все получается.

Михаил Соколов: "Как противостоять вот этой всей машине, которая работает через карусели, вбросы, чуровскую арифметику, переписывание протоколов? - один из слушателей нам написал на сайт. - Как организовать реальный контроль и честный подсчет голосов? Реально ли это сделать до 4 марта?"

Сергей Миронов: Конечно, хотелось бы ликвидировать такие постыдные с точки зрения использования в качестве фальсификаций институты, как досрочное голосование и открепительные талоны. Но уже этого не сделать. Самое главное средство, главный рецепт - это, конечно, активное наблюдение. Причем активное наблюдение как наблюдателей, находящихся непосредственно на избирательных участках, так и тех, кто будет мониторить ситуацию через вэб-камеры в интернете.
Мы в партии сейчас проводим работу, каждый участок будет закреплен за несколькими десятками людей, которые все сутки... мы рассчитываем на сутки, будет разбито время, и в режиме непрерывном, онлайн будут наблюдать. В том числе считать, сколько реально людей подошло к урне, как будет осуществляться подсчет голосов. Если там не будет всяких технических и иных выключений.
И, кстати, вношу предложение, в четверг по инициативе "Единой России", нужно сказать, планируется собрать такой круглый стол из представителей всех партий, не только парламентских, но всех, с тем чтобы обсудить, какие необходимые изменения в избирательное законодательство.
Наряду с существующими у меня предложениями многочисленными, с точки зрения эффективного использования вэб-камер, которые уже устанавливаются, я буду предлагать одну вещь. После того, как подсчет закончен, есть такое правило: каждая участковая комиссия заполняет образец большого протокола, такой лист ватмана, как плакат, так вот, этот большой протокол нужно поставить прямо перед вэб-камерой и в режиме онлайн заполнить, чтобы все, любой желающий мог увидеть те цифры, которые там появятся.

Михаил Соколов: Но это не гарантия от переписывания.

Сергей Миронов: Это не гарантия, но, по крайней мере, если это будет зафиксировано, более того, если будет признано, что тот большой протокол, который мы увидели в вэб-камере, он потом не должен подвергаться, цифры, которые там зафиксированы, сомнению, и если какие-то искажения, то мы их трактуем в пользу вот именно этого большого, который в присутствии наблюдателей, всех членов комиссии заполняется, мне кажется, это важно.
Я сегодня в Госдуме приводил пример из моего родного города Санкт-Петербурга, на двух участках там выявлены факты, когда первичный протокол был подписан симпатическими чернилами, которые исчезли спустя какое-то время, и благополучно там были поставлены другие уже цифры, другие подписи. Вот что тоже придумывают, какие художества.

Михаил Соколов: Как вы относитесь к лозунгу митингов "Владимир Путин должен уйти"?

Сергей Миронов: Отношусь как к пожеланию тех протестующих, которые выходят на улицы, и как к абсолютно нереальному воплощению. Потому что Владимир Путин не уйдет. Он идет на выборы, и устами того же Вячеслава Володина призывается, чтобы он победил в первом туре.

Михаил Соколов: То есть вы считаете, что победить Владимира Путина на выборах невозможно никому?

Сергей Миронов: Нет, я считаю, что нужно бороться за второй тур. Я не без оснований полагаю, что второй тур реалистичен. И конечно, буду бороться за то, чтобы во втором туре вместе с Владимиром Путиным был именно я.

Михаил Соколов: Сергей Михайлович, вы согласились с частью требований митингов на Болотной и проспекте Сахарова, сказали, что готовы взять на себя миссию переходного президентства. Что вы вкладываете в это понятие?

Сергей Миронов: Да, действительно, я заявил о том, что в случае, если граждане Российской Федерации проголосуют за меня, я готов распустить Государственную Думу и назначить новые выборы по новому избирательному закону на декабрь 2012 года. И готов не позднее декабря 2013 года добровольно уйти в отставку и назначить выборы президента на март 2014 года.
По сути, получается два года после марта 2012 года. За эти два года я считаю необходимым провести политические реформы, включающие в себя организацию проведения Конституционного собрания, которое в спокойном режиме займется изменением нашей конституции.
И я считаю, что как минимум три главы новых должно появиться в нашей конституции - глава, которая будет называться "Гражданское общество", глава, которая будет называться "Контрольные органы", и глава, которая будет называться "Россия в союзных государствах".
Кроме других правок, включая устранение слова "подряд" в строке, где говорится, что президентом может быть избран человек не более чем на два срока подряд. Слово "подряд" нужно убрать.
И самое главное, я считаю, что президент, которые будет избран, обязан начать самые серьезные социально-экономические преобразования. Потому что в конечном итоге все политические реформы - это инструментарий, это способ для того, чтобы решать главную проблему, а главная проблема сегодня - огромное социальное расслоение граждан Российской Федерации. Вот начав эти реформы, доведя их до некого логического уровня, я готов добровольно сложить полномочия.
Но при этом если те реформы, которые я бы за два года провел, будут поддержаны народом, естественно, никто не мешает мне участвовать, как кандидату, в выборах в марте 2014 года.

Михаил Соколов: Слушатель под псевдонимом "Ленинградец" пишет: "Нельзя не спросить господина Миронова, как он относится к тому, что в 2007 году упорно предлагал изменить конституцию и Путину предлагал идти на третий срок подряд?"

Сергей Миронов: Отвечаю очень просто. Политик Миронов образца 2007 года и политик Миронов образца 2011 года - это две большие разницы. Я возглавляю современную социал-демократическую партию, а Владимир Путин - лидер "Единой России". Главное стремление партии "Справедливая Россия" - положить конец монополии "Единой России"! Точка.

Михаил Соколов: То есть надо было вас обидеть, снять с должности, чтобы вы прозрели в отношении Путина?

Сергей Миронов: Нет, это очень утрированное и ложное представление. Меня никто не обидел. Решение принял я сам. Я ушел сам, понимая, что я должен полностью себя посвятить партии и идти на выборы в Госдуму не в качестве человека, занимающего государственный пост, а в качестве лидера партии, оппонирующей, как сильная партия, "Единой России". И, кстати, тот результат при всех нарушениях, которые показала "Справедливая Россия, говорит, что тактика была абсолютно правильной.

Михаил Соколов: Вы поддержали предложения митингов, и там есть пункт об освобождении политзаключенных. Вы это поддерживаете, да?

Сергей Миронов: Я считаю, что если речь идет прежде всего о Ходорковском, он свое отсидел, и конечно, должен быть уже на свободе.

Михаил Соколов: Вместе с Лебедевым?

Сергей Миронов: Я должен сказать, что я говорю о Ходорковском, но даже и те преступления, которые вменялись Лебедеву, я считаю, что уже значительный срок прошел, и может речь идти об освобождении.

Михаил Соколов: Кстати, сегодня в Думе в первом чтении прошел законопроект, что лица, имевшие судимость за так называемую экстремистскую деятельность, не будут допускаться к работе в сферах с участием несовершеннолетних. Какова была позиция вашей партии с учетом того, что это как раз в значительной степени нынешние политзаключенные?

Сергей Миронов: Мы голосовали против.

Михаил Соколов: Зюганов, кстати говоря, сказал, что Ходорковского и Лебедева надо освободить, раз они немало отсидели, а других олигархов отправить на их место. Вы вторую часть не поддерживаете?

Сергей Миронов: Человека нужно сажать, если доказана его вина в воровстве, нарушении Уголовного кодекса. Просто за то, что человек богат, сажать не надо. А вот делиться с народом надо, на это направлены, в том числе, те предложения и в налоговой сфере, и социально-экономические предложения в моей программе как кандидата в президенты.

Михаил Соколов: Сергей Михайлович, а вы не планируете опережающим способом инициировать от фракции, например, амнистию по политическим и экономическим вопросам, думскую?

Сергей Миронов: Дело в том, что мы рассматриваем такой вариант, и речь об амнистии в нашей фракции обсуждается. Конкретного предложения пока нет, но, как я сказал, мы не исключаем такие предложения.

Михаил Соколов: Вы можете назвать главные ошибки Владимира Путина за время его президентства и премьерства?

Сергей Миронов: Главная ошибка, с моей точки зрения, то, что главный упор делается на достижении макроэкономических показателей, а не социальном самочувствии граждан. Второе - кадровая политика, когда Владимир Путин говорит, что кадрами не разбрасываются, но если кадры явно не справляются со своей работой, конечно, кадры нужно менять. И я считаю, что слишком затянуты гайки, и очень мало воздуха в нашей политической системе.

Михаил Соколов: А кого бы вы отставили из нынешнего правительства?

Сергей Миронов: 31 января в "Интерфаксе" я даю специальную пресс-конференцию, где презентую свое видение будущего возможного коалиционного правительства. Давайте не будем отнимать хлеб у журналистов, пускай они дождутся 31 января.

Михаил Соколов: Хочется хотя бы подтверждения. В премьеры вы по-прежнему хотите взять Оксану Дмитриеву?

Сергей Миронов: Да.

Михаил Соколов: Может быть, одного ее заместителя нам сдадите?

Сергей Миронов: Нет. 31-го все узнаете.

Михаил Соколов: Я все-таки продолжу по поводу ошибок. Какова ваша ответственность в том, что эти ошибки были совершены? Вы же были руководителем Совета Федерации.

Сергей Миронов: Я не снимаю с себя ответственности за то, где мне не удалось переломить ситуацию. Я, по-моему, единственный из политиков, который публично извинился перед народом за принятие 122-го федерального закона, который называется - закон о монетизации льгот. Когда я принимал этот закон, я голосовал за, будучи убежденным, что, действительно, чем некие льготы на бумаге, которые не выполняются, пускай будут реальные деньги. Когда я увидел, во что это превратилось и каковы последствия, я теперь категорический противник этого закона. И, как я уже сказал, публично извинился.
В Совете Федерации по многим законам мой голос бы единственный против, и понятно, что Совет Федерации - орган коллегиальный, и примерно четыре пятых всех членов Совета Федерации - это представители "Единой России". И там я мало что мог сделать. Но, собственно говоря, мы плавно выходим, в том числе, на то решение, которое я принял в мае прошлого года, - уходить из власти и заняться только партийной, политической работой.

Михаил Соколов: Сергей Михайлович, вам знакомы фамилии - Тимченко, Ротенберг, Ковальчук и так далее?

Сергей Миронов: Я их слышал, но никогда даже не видел. Я не знаю, как они выглядят.

Михаил Соколов: Пишут, что это друзья Владимира Путина, которые стали миллиардерами в нулевые годы с помощью власти. Что они друзья - я не знаю, а что миллиардеры - они точно стали. Вы выступите за расследование того, как получены вот эти вот гигантские состояния? И есть подозрения здесь в коррупции.

Сергей Миронов: Я готов расследовать все известные факты коррупции либо незаконного обогащения, кого бы они ни касались. Я считаю, что народ вправе знать своих "героев" и вправе понимать, куда делись бюджетные деньги, куда расходовались огромные суммы, кто и по каким основаниям, оказавшись в нужное время в нужном месте, стал миллиардером и так далее. Думаю, что такое расследование нужно.
Кстати, одно из моих предложений - введение специального института спецпрокуроров, которые, в том числе, занимались бы расследованием специальных дел, которые касаются чиновников большого уровня.

Михаил Соколов: А почему сейчас в Думе как-то не используется, и вами, например, институт парламентского расследования? Ну, даже эти фальсификации на выборах - можно уже было действовать вместе с другими оппозиционными фракциями.

Сергей Миронов: Причины две. Первое, оказывается, и, скажу откровенно, хоть я законодатель, но как-то я просмотрел эту норму, для меня это было откровением, во время президентской кампании запрещены парламентские расследования. Оказывается, в законе о парламентском расследовании такую норму вставили.

Михаил Соколов: Дальновидно.

Сергей Миронов: Когда мы принимали закон, никто не думал о президентской кампании, и не обратили на это внимание. Это первое. Второе, мы реалисты, и для того чтобы создать парламентскую комиссию, необходимо решение двух палат.
Как мы знаем, и сегодня в Госдуме без голосов "Единой России" такое решение не принять, и уж тем более Совет Федерации с учетом его состава вряд ли поддержит конкретные предложения, которые, кстати, инициировала наша фракция, поддерживают коммунисты, вроде бы даже и ЛДПР готова примкнуть, по инициативе создания парламентской комиссии по расследованию фактов нарушения закона о выборах 4 декабря.

Михаил Соколов: А почему нет совместных запросов в Конституционный суд с коммунистами? Вот Геннадий Зюганов жаловался тоже на вашу фракцию, какой-то вы запрос там с ними не подали в прошлой Думе.

Сергей Миронов: Дело в том, что Геннадий Андреевич много на что жалуется, а есть реалии. Когда мы видим политическую целесообразность и понимаем, что будет результат, мы всегда готовы поддержать здравые идеи. Когда есть некое действие ради пиара, мы считаем, что это просто пустые действия, не ведущие к какой-либо политической целесообразности.

Михаил Соколов: А сейчас такого нет варианта? Словом "подряд" поинтересоваться, например, этим самым.

Сергей Миронов: Дело в том, что даже если, предположим, что абсолютно невероятно, Конституционный суд что-то скажет, так как уже зарегистрированы кандидаты, идет избирательная кампания, обратной силы это иметь не будет.

Михаил Соколов: Вот людей волнуют социально-экономические вопросы. "Уточните, пожалуйста, во что превратилось претворение в жизнь 122-го закона? Статьи о льготах - у врачей вырвать льготные лекарства невозможно. Я получаю деньги и покупаю то, что нужно. За что же вы каялись?" - спрашивает Нина Михайловна из Москвы.

Сергей Миронов: Ну, собственно говоря, в вопросе и ответ. Каялся и просил прощения за то, что сейчас люди сталкиваются с такой ситуацией, когда льготные лекарства не получить, льготы заменены деньгами, на которые не получишь то, что государство, в принципе, обещало. И люди сталкиваются с очень большими проблемами при желании получить в так называемом денежном варианте ту или иную льготу либо, когда, наоборот, вместо денег хотят брать те же самые льготные лекарства, которые потом не могут получить в аптеке. Закон, по сути, не работает или, вернее, он работает против большинства граждан Российской Федерации.

Михаил Соколов: Поменять можно?

Сергей Миронов: Обязательно надо! Кстати, вероятно, в эту пятницу, 27-го, на своем сайте www.mironov.ru я выставлю свою предвыборную программу, президентскую, полную. Она получилась, кстати, довольно объемной. Но я надеюсь, что, так как там абсолютная конкретика, там каждый найдет и все ответы на вопросы, что я хочу поменять в социальной сфере, что в политической, что в экономике, каковы мои позиции по внешней политике и так далее.

Михаил Соколов: "Какие шаги вы предпримете в случае избрания вас президентом по проблеме уволенных молодых офицеров благодаря проведенной так называемой реформе? В гражданском обществе мы не востребованы".

Сергей Миронов: Я уже говорил, что необходимо немедленно приостановить две реформы - реформу армии и реформу образования.

Михаил Соколов: Приостановить как? Отменить что-то?

Сергей Миронов: Во-первых, прекратить сокращение офицерского корпуса, восстановить в полном объеме... не призыв, а учебу и, соответственно, поступление на первый курс военных училищ, что сейчас приостановлено. Полностью вернуться к здравому позиционированию военного образования, которое фактически разрушено. Возможно, здесь нужно аккуратно с военными смотреть, вернуться к нашей традиционной системе управления, четырехзвенной. И многие-многие другие вопросы. То есть приостановить - это остановить и вернуться к здравому смыслу.

Михаил Соколов: А вы против армии кадровой, профессиональной?

Сергей Миронов: Я считаю, что должен сохраниться смешанный принцип комплектования армии, должен остаться призыв. В принципе, я готов рассмотреть вопрос еще сокращения сроков службы - до 6 месяцев. Потому что в свое время меня за 6 месяцев из человека, который даже никогда не летал на самолете, не то что с парашютом прыгал, сделали гвардии старшим сержантом воздушно-десантных войск.

Михаил Соколов: Какой вы ретроград, однако...

Сергей Миронов: Я в данном случае патриот своей страны и прекрасно понимаю, что без всеобщей воинской обязанности, без того, чтобы в случае необходимости каждый мужчина мог с оружием в руках защищать свою родину, сегодня не обойтись.

Михаил Соколов: И ЕГЭ будете отменять?

Сергей Миронов: ЕГЭ отменять обязательно! Это пагубное новшество, которое очень вредит не только образованию, но и всему будущему нашей страны.

Михаил Соколов: А чем же оно вредит? Ну, подумаешь, системе тестов.

Сергей Миронов: Оно вредит тем, что сейчас в школах практически не учат думать, не учат учиться, а натаскивают на сдачу этих самых тестов. Это неправильно. У нас скоро будет поколение, которое не будет уметь самостоятельно учиться, не будет уметь самостоятельно думать, излагать свои мысли как устно, так и письменно.

Михаил Соколов: Опять нас к политике возвращаются. Владимир Михайлович из Ульяновска: "Сергей Михайлович, почему вы никогда не даете резкой, но справедливой оценки Владимиру Путину? Это настораживает".

Сергей Миронов: По-моему, сегодня в нашей с вами передаче на ваш вопрос, какие главные ошибки Владимира Путина, я очень четко ответил.

Михаил Соколов: Катя Лушникова: "Философ Александр Дугин назвал "Справедливую Россию" левым симулякром из фабрики грез Вячеслава Суркова. Согласитесь ли вы с этим мнением?"

Сергей Миронов: Конечно, не соглашусь. Как только нас ни называли. Я, кстати, напомню, что на протяжении всей выборной кампании в Государственную Думу прочили крупный неуспех, что "Справедливая Россия" не пройдет в Госдуму. Не дождались. И никто из тех, кто уповал на проигрыш, не оказался прав. Потому что идеи современной социал-демократии востребованы в нашей стране.

Михаил Соколов: Все-таки есть подозрения относительно оппозиционности "Справедливой России". Посмотрите, в ряде регионов оппозиция со "Справедливой Россией" имеет больше депутатов, чем "Единая Россия", а та по-прежнему контролирует парламент. Вот в Карелии, например.

Сергей Миронов: Здесь ситуация заключается в том, что... Могу привести пример Петербурга, где, к сожалению, не наша партия сдает позиции. ЛДПР, очень часто коммунисты. Мы занимаем принципиальную позицию, но некоторые наши коллеги по так называемому оппозиционному лагерю все-таки считают возможным, как они говорят, конструктивно сотрудничать.

Михаил Соколов: Но бывает и по-другому. Вот в Приморском крае депутаты "Справедливой России" голосовали вместе с жириновцами, чтобы не дать никаких позиций коммунистам.

Сергей Миронов: Ну, это значит, там такая ситуация, что, видимо, коммунисты себя так проявили, что есть желание не поддерживать их. Должен сказать, что, безусловно, в регионах есть своя специфика, и в отдельных регионах бывают самые разные коалиции.
Единственное, что я запрещаю как лидер партии, - любые коалиции с "Единой Россией".

Михаил Соколов: Сергей Михайлович, насколько соответствует истине сообщение, что вы собирались исключить из партии Геннадия Гудкова на основании каких-то подслушанных и опубликованных его бесед с Владимиром Рыжковым?

Сергей Миронов: Не соответствует полностью. Никого исключать не собираюсь. Но товарищеский мужской разговор с Геннадием Гудковым у меня состоялся, потому что, несмотря на то, что Гудков говорит, что это, всего скорее, фальшивка, у меня есть основания полагать, что такой разговор имел место.

Михаил Соколов: И чем этот разговор закончился?

Сергей Миронов: Ну, не знаю, чем он закончился.
Когда товарищ по партии говорит, что чем Миронов меньше наберет, тем лучше, и говорит, что он готов возглавить партию, это, мягко говоря, не по-товарищески, не по-партийному.

Михаил Соколов: Но вы с ним посоревнуйтесь на съезде, за кого делегаты проголосуют...

Сергей Миронов: Для меня ответ совершенно очевиден.
Напомню, что на последнем съезде подавляющее большинство делегатов съезда поддержало мою кандидатуру на пост кандидата в президенты. И, кстати, тот же Геннадий Гудков выступал, поддерживал, и Оксана Дмитриева поддерживала. Так что те, кто мечтает о неком якобы расколе в нашей партии, не дождутся.

Михаил Соколов: Почему на митинги ходит от вашей партии как раз Геннадий Гудков, а не вы, как лидер оппозиционной, кажется, партии "Справедливая Россия"?

Сергей Миронов: Я напомню, что 10 декабря, когда проходил митинг на Болотной, наша партия проводила съезда, на котором меня выдвигали кандидатом в президенты, и как раз нескольких наших товарищей мы делегировали на Болотную площадь. Кстати, напомню, что все делегаты съезда партии "Справедливая Россия" в знак солидарности с теми, кто вышел на Болотную, надели на лацканы пиджаков белые ленты. 24 декабря, когда проходил митинг на проспекте Сахарова, вместе с Оксаной Дмитриевой мы проводили митинг в Петербурге, на Пионерской площади, под теми же самыми лозунгами.

Михаил Соколов: А в Москве вы будете на шествии 4 февраля?

Сергей Миронов: Вот вы сказали - шествии. Я хотел бы принять участие в митинге, мне есть что сказать, и я готов выступить, но если шествие, и насколько я знаю, организаторы специально делают шествие, чтобы никому не давать слово, мне представляется это неправильным и опасным. Шествие большого скопления людей в Москве - это всегда опасно. Это может закончиться провокацией.
Если будет митинг, и если мне дадут слово...

Михаил Соколов: Вас пригласили, насколько я понимаю, в числе других кандидатов в президенты. На оргкомитете.

Сергей Миронов: Я пока услышал это от вас. Если это будет митинг, и если мне будет дано слово, я готов принять участие и выступить. Мне есть что сказать.

Михаил Соколов: Главный тезис для митинга?

Сергей Миронов: Главный тезис - я расскажу о своем видении алгоритма действий, в том числе о том, что я готов стать президентом переходного периода. Скажу о тех политических реформах, которые я считаю необходимым проводить, в том числе о тех изменениях избирательного законодательства, о своем намерении, если мне доверят пост президента, распустить Государственную Думу. Одним словом, рассказать о том алгоритме действий, который я планирую.

Михаил Соколов: "Уважаемый Сергей Михайлович, в Новосибирске работает Общественный антикоррупционный комитет, который возглавляет Ольга Сафронова, член вашей партии. Знаете ли вы о том, что местные чиновники-коррупционеры и правоохранители препятствуют деятельности этой организации?" - пишут от молодежи Новосибирска.

Сергей Миронов: Ольга Витальевна Сафронова - настоящий боец. Ей очень тяжело. Я всегда оказывал ей поддержку, и оказываю. Знаю, что ее пытаются, скажем, выселить из занимаемого помещения, ей все время всячески мешают, этой очень важной общественной работе. Я лично и наша партия ее поддерживают. Она член партии "Справедливая Россия". Вот буквально сегодня я получил очередное письмо, расписал его своим помощникам, для того чтобы работать по существу.

Михаил Соколов: Михаил из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос?

Слушатель: Просто диву даешься, как в век нанотехнологий и всеобщей компьютеризации нам вешают лапшу на уши такие примитивные политики, как Володин, Чуров, Конкин, Воробьев, я уж не говорю про тандем.
Является ли Миронов действительно оппозицией действующей власти - да или нет?

Сергей Миронов: Я являюсь политиком, который занимает четкую позицию. Мы, партия "Справедливая Россия", - оппонирующая сила существующей власти в лице "Единой России". И коль скоро я выдвинулся кандидатом в президенты, я иду для того, чтобы побеждать Владимира Путина.

Михаил Соколов: "Нарушается ли сейчас закон об отделении церкви от государства? Является ли РПЦ руководящей силой для других конфессий?" - пишет Владимир. Ваше отношение к церкви?

Сергей Миронов: Отношение уважительное ко всем конфессиям. Сам я крещеный, православный, поэтому, безусловно, у меня самое уважительное отношение к Русской православной церкви. Церковь отделена от государства правильно. Никакого доминирования быть не может. У нас четыре традиционных конфессии, и каждая занимается своим делом, и не может быть младших и старших братьев, в том числе, в вопросе вероисповедания.

Михаил Соколов: Владимир Путин написал: "Нельзя допустить, чтобы возникали замкнутые, обособленные национальные анклавы, в которых часто действуют не законы, а разного рода понятия". Не секрет, что Чечня Рамзана Кадырова давно стала таким анклавом. Что с ней делать?

Сергей Миронов: Во-первых, хочу сказать, что именно такие слова написаны мною в октябре прошлого года в статье "В национальном вопросе тоже должна быть справедливость". Кстати, многие идеи, в частности, о создании специального органа, который должен заниматься формированием и проведением в жизнь национальной политики, это мои давнишние предложения, и я рад, что Владимир Путин тоже теперь так считает.
Что касается Чечни, это субъект Российской Федерации, где обязательно должны в полной мере работать российские законы. Ни о каком отделении Кавказа речи быть не может, не для того наши отцы и деды проливали кровь, чтобы мы хоть частью территории поделились либо каким-то образом ее уступили.
Проблемы есть и в Чечне, и практически во всех республиках Кавказа, потому что мы видим и высокий уровень коррупции, неуверенность и недоверие людей к властным структурам. Заниматься нужно серьезно, постоянно, не каким-то наскоком. В том числе, после того как, я надеюсь, будет создан специальный орган, который займется и национальной, и межнациональной политикой, будут вырабатываться серьезные научные подходы к тем проблемам, которые существуют у нас на Кавказе, в Чечне и во многих других республиках.

Михаил Соколов: А как вам практические предложения господина Путина, чтобы мигранты сдавали экзамен по русскому языку, культуре, праву, истории? Вообще, в других странах такие требования предъявляют к иностранцам, которые на гражданство претендуют.

Сергей Миронов: Я считаю, что с учетом тех проблем, которые сегодня мы имеем в связи с миграцией, в том числе незаконной, требование к знанию русского языка - это, в конечном итоге, забота о безопасности граждан Российской Федерации. Потому что именно из-за незнания языка очень часто граждане попадают в те или иные ситуации, которые заканчиваются плачевно. Считаю, что эта норма правильная. И, кстати, наша партия высказывала такое предложение уже давно, и в нашей программе такое предложение есть.

Михаил Соколов: Но вы, глядишь, сейчас поддержите и уголовную ответственность за нарушение регистрации, которая, я так понимаю, должна касаться, как предлагает Путин, и российских граждан. Как было в СССР, знаете: не прописался - посадили.

Сергей Миронов: Нет, вот здесь мы считаем, что в данном случае это будет наступление на права граждан, и умалять права граждан не надо.

Михаил Соколов: Олег из Воронежа, пожалуйста.

Слушатель: Чувствует ли господин Миронов себя уже проигравшим или нет? Смысл этой игры в чем?

Сергей Миронов: Олег, я напомню, что после того, как я оставил пост председателя Совета Федерации, - я еще раз говорю, что это я оставил, - все прочили мне скорую политическую смерть, впрочем, как и моей партии "Справедливая Россия". Мы сейчас занимаем третью позицию, мы обогнали существующую 20 лет Либерально-демократическую партию Российской Федерации, при всех даже существующих и имеющих место нарушениях. Мы это сделали. Вот вам ответ. И ни в коей мере не чувствую себя заранее проигравшим. И я сказал, что настроен на то, чтобы добиваться своими действиями, надеюсь, и действиями других кандидатов на пост президента второго тура.

Михаил Соколов: Николая Васильевич из Волгоградской области, пожалуйста.

Слушатель: Что проще - убрать из конституции слово "подряд" или заставить Путина и Чурова соблюдать эту конституцию?

Сергей Миронов: Проще - убрать слово "подряд".

Михаил Соколов: А соблюдать конституцию?

Сергей Миронов: А вот в конституции в данном случае так написано, что по букве закона она соблюдается. А вот по духу - явно нет. Поэтому проще убрать слово "подряд".

Михаил Соколов: Как вы воспринимаете некоторые новые кадровые решения? Вот, например, губернатором Волгоградской области, откуда нам звонили, назначен мэр Астрахани бывший, господин Баженов, который замечен в, я бы сказал, массовых фальсификациях на выборах.

Сергей Миронов: Соответствующим образом относимся. Потому что я напомню, наша партия "Справедливая Россия" не признала результаты выборов в Государственную Думу именно по городу Астрахани. И команда господина Баженова, его подчиненные сделали все, чтобы наша партия не получила своего представителя от этого региона - Олега Шеина. Поэтому отношение резко отрицательное.

Михаил Соколов: Борис из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Первое, как вы относитесь к тезису, что государство - это аппарат насилия? И второе, господин Путин пригласил господина Медведева на должность премьера, и господина Миронова тоже Путин пригласил...

Сергей Миронов: Во-первых, меня никто никуда не приглашал. По крайней мере я об этом ничего не знаю. Но я вернусь к предыдущему вопросу. Я напомню о своей инициативе, с которой я выступил несколько дней назад как раз по поводу назначения господина Баженова.
С учетом того, что буквально через несколько недель, крайний срок, вступит в силу закон о выборах губернаторов, я бы рекомендовал президенту наложить мораторий на назначения. Если кого-то нужно снять, снять можно, назначить исполняющего обязанности и ждать выбора народа, чтобы выбирали народом, а не назначали.
Теперь по поводу того, что государство - это аппарат насилия. У меня другая точка зрения. Государство - это мы с вами, государство - это народ прежде всего. Интересы народа должно защищать государство.

Михаил Соколов: Когда возникла фамилия Медведева, мне интересен ваш прогноз. Будет ли Дмитрий Медведев теперь, после этих декабрьских выборов, премьер-министром весной?

Сергей Миронов: Когда мы задаем такой вопрос, значит, мы заранее считаем, что победит Путин, и тогда он выполнит свое обещание и назначит Медведева премьер-министром.
Я думаю или хотел бы, чтобы премьер-министром стала Оксана Дмитриева.

Михаил Соколов: Влад интересуется: "Почему во Владимире не знают ничего об осуждении вами поступка депутата Белякова, который подал кляузу на ассоциацию "Голос" в Генпрокуратуру?"

Сергей Миронов: Могу сказать, что, видимо, во Владимире не все читают интернет, потому что и на моем сайте, и на других сайтах партийных эта информация была размещена.

Михаил Соколов: Олег из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Вы сказали, что видите необходимость изменений в образовании? Как вы считаете, нужны ли для взрослых какие-то воспитательные меры?

Сергей Миронов: Когда я говорил о необходимости приостановить реформы Фурсенко, я прежде всего имел в виду, что не нужно так торопиться по пути следования так называемого Болонского процесса. Кстати, Болонский процесс для стран-участниц не предусматривает обязательного исполнения всех положений этого процесса. Они носят только рекомендательный характер. А мы сами себе хомут на шею одели со всеми вытекающими последствиями. Насколько я понял, Олега волнует, в том числе, и образование взрослых.

Михаил Соколов: Вообще, учиться надо всю жизнь.

Сергей Миронов: И я это делаю всегда с большим удовольствием.

Михаил Соколов: Пять образований?

Сергей Миронов: Да. И занимаюсь, что называется, самообразованием, это очень интересно и познавательно. А с точки зрения того, чтобы учиться жизни, начнем с того, что сама жизнь - самый главный учитель и учит нас, к сожалению, часто на своих ошибках. Но в целом я считаю, что для любого взрослого человека вне зависимости от возраста должна быть доступна, в том числе, и возможность через современные методы дистанционного образования получения либо образования, либо каких-либо знаний в любой сфере. Это должно быть нормой.

Михаил Соколов: Интересуются, когда вы объединитесь с КПРФ.

Сергей Миронов: Исторически это неизбежно, я на этом настаиваю. Мой прогноз: до тех пор, пока Геннадий Андреевич возглавляет КПРФ, он не готов будет объединиться. Ну, и я не могу не добавить, я убежден, что такое объединение должно быть все-таки на платформе не коммунистической идеологии, а на платформе современной социал-демократии.

Михаил Соколов: Считаете ли вы Сталина преступником?

Сергей Миронов: Да.

Михаил Соколов: Как вы думаете, как вы можете все-таки опередить Геннадия Зюганова, которому пророчат место во втором туре? Где ваш резерв?

Сергей Миронов: Не буду раскрывать всех карт, но абсолютно убежден, оценивая результаты выборов не в Госдуму, а в 27 регионах, где проходили парламентские выборы.

Михаил Соколов: А там лучше результаты у вас?

Сергей Миронов: Мы там практически, что называется, ноздря в ноздрю. Это очень хороший показатель. Поэтому работа по разъяснению программных положений и моей программы и четкое позиционирование с точки зрения необходимости политических реформ. Ну, и, например, Геннадий Андреевич до сих пор ничего не сказал по поводу своей готовности стать президентом переходного периода.

Михаил Соколов: Он сказал, но на 5 лет.

Сергей Миронов: Ну, понятно, в том-то все и дело, не на 6, но на 5.

Михаил Соколов: И даже подписал соглашение с Удальцовым, с "Левым фронтом".

Сергей Миронов: Замечательно. И, кстати, многие говорят: а почему вы не подписываете? Мне, например, никто не предложил, я не видел никакого документа. И я первый сказал о том, что поддерживаю все эти предложения.

Михаил Соколов: Может быть, вам предложить документ? Наоборот, встречную инициативу, выйти на митинг с документом?

Сергей Миронов: Дело в том, что я публично высказал свою позицию, и практически все те идеи, которые высказывались Удальцовым, я приветствую, поддерживаю. За исключением только как раз того, что он призывал, чтобы уже через год президент ушел в отставку. Года мало, и, самое главное, мы опять получим следующие друг за другом выборы в Госдуму и президента, а их нужно разводить по времени.

Михаил Соколов: Александр интересуется: "Вступает в завершающую фазу операция "Лебедь-2". Будет ли социалист Миронов сливать Владимиру Путину во втором туре социалистические голоса?"

Сергей Миронов: Не будет!

Михаил Соколов: И что тогда?

Сергей Миронов: Ну, во-первых, я уже сказал, что если я выйду во второй тур, я намерен побеждать!

Михаил Соколов: А если нет?

Сергей Миронов: А если нет, по крайней мере, наша партия и мой призыв не будет обращен в пользу поддержки Владимира Путина.

Михаил Соколов: Вы говорили о Конституционном собрании. Выступите ли вы за парламентскую республику?

Сергей Миронов: Нет. В моих предложениях по конституции обязательно присутствует перераспределение полномочий от президента многие полномочия передаются парламенту, но в целом все-таки у нас должен быть сильный, дееспособный президент.
Я считаю, что для России сейчас идти по пути парламентской республики пока рано. Пока у нас не установилась реальная многопартийность.

Михаил Соколов: Вячеслав спрашивает: "Сергей Михайлович, 4 марта Путин избран президентом Российской Федерации. Продолжите, пожалуйста, мысль". Я так понимаю, что дальше?

Сергей Миронов: Во-первых, очень важно, с каким результатом и насколько это все честно, и насколько это действительно объективно. Это первый вопрос, который возникает.
А на самом деле продолжать не хочется, потому что пускай продолжает наш народ, и пускай он, прежде чем продолжить, все-таки скажет свое слово именно 4 марта.

Михаил Соколов: А когда вы последний раз виделись с Владимиром Путиным или говорили с ним?

Сергей Миронов: Я с ним виделся после 5 декабря, когда счел необходимым рассказать о тех многочисленных нарушениях, и показал факты, убойные факты по Астрахани и по Петербургу.

Михаил Соколов: И каков был его комментарий?

Сергей Миронов: Комментарий был очень простой: если есть такие факты, идите в суд и добивайтесь правды.
Собственно говоря, что мы и делаем. Кстати говоря, сегодня в Петербурге проходит суд, я пока еще не знаю окончательного результата, как раз по нашему иску об отмене результатов голосования и пересчете голосов.

Михаил Соколов: И вы думаете, в суде можно чего-то добиться?

Сергей Миронов: Мы рассчитываем на это, хотя, должен сказать откровенно, надежд особых не питаем.

Михаил Соколов: Так что, людям все-таки надо идти на выборы сейчас?

Сергей Миронов: Обязательно нужно идти на выборы.

Михаил Соколов: Зачем?

Сергей Миронов: Нужно добиться того, чтобы все кандидаты обеспечили должное наблюдение за чистотой и честностью и проведения голосования, и подсчет голосов. И обязательно нужно идти голосовать!

Михаил Соколов: Спасибо!

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG