Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Детей оградят от диссидентов?


В России любой "несогласный" может быть записан в экстремисты, утверждают правозащитники.

В России любой "несогласный" может быть записан в экстремисты, утверждают правозащитники.

В Госдуме обсуждаются законопроекты, вводящие запрет на работу с детьми для тех, кто подвергался уголовному преследованию по обвинению в экстремистской деятельности. Многие подозревают, что это позволит вводить "запрет на профессию" для инакомыслящих. 24 января у входа Госдуму РФ прошла серия одиночных пикетов против соответствующих поправок в Трудовой кодекс и в федеральный закон "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".

Эти поправки были внесены на рассмотрение Государственной думы президентом России Дмитрием Медведевым в октябре 2011 года. По ныне действующему законодательству запрет на работу с несовершеннолетними (включая частное предпринимательство, связанное с работой с детьми) распространяется на тех, кто совершил преступления против жизни, здоровья, половой неприкосновенности, а также общественной безопасности и общественной нравственности. Теперь же к этому списку могут быть добавлены преступления против основ конституционного строя, среди них: государственная измена, шпионаж, вооруженный мятеж, организация экстремистского сообщества, возбуждение ненависти либо вражды, а также публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности.

Участники серии одиночных пикетов против принятия президентских поправок, которые прошли утром 24 января у входа в Государственную думу, считают, что российское антиэкстремистское законодательство несовершенно и нередко используется для репрессий в отношении политических оппонентов власти. Как подчеркивает один из организаторов акции протеста, сопредседатель Межрегионального профсоюза работников образования "Учитель" Андрей Демидов, в настоящее время российские суды признают экстремистскими такие призывы как "Долой самодержавие!" или "Права не дают, их берут!":

– Это реальные примеры! Практически любой человек оппозиционных взглядов может быть привлечен к уголовной ответственности. Согласно предложенным поправкам в Трудовой кодекс, уже само возбуждение уголовного дела приводит к тому, что человек лишается права работать с детьми не только в педагогике, но, например, в медицине и в других сферах, где предполагается контакт с несовершеннолетними. Мы считаем, что сейчас такой законопроект принимать ни в коем случае нельзя – по той причине, что сначала необходимо уточнить само понятие "экстремизм", сделать его четким, ясным, не позволяющим расширительного толкования. Пока же экстремистское законодательство активно используется репрессивными органами для давления на оппозицию, – утверждает Андрей Демидов.

Среди участников пикета был активист движения "Автономное действий" Андрей Кутузов, осужденный по обвинению в экстремистской деятельности – за участие в митинге против неправомерного применения антиэкстремистского законодательства. По его словам, вскоре после приговора он был уволен из Тюменского государственного университета:

– В 2009 году мы проводили в Тюмени митинг, на котором требовали положить конец расширительной трактовке понятия "экстремизм", реформировать Центр "Э". Митинг прошел вполне спокойно, никаких претензий ни у кого не было. А через полгода оказалось, что было возбуждено уголовное дело. Якобы я на этом митинге распространял листовки, содержащие призывы к насильственным действиям по отношению к сотрудникам милиции. Дело рассматривалось в суде почти полгода, привлекло огромное внимание, потому что там вскрывалась одна фальсификация за другой. Взять хотя бы то, что листовка была написана с орфографическими ошибками – учитывая, что я кандидат филологических наук, это выглядело как-то странно… И все же мировой суд приговорил меня к двум годам лишения свободы условно. Приговор вступил в силу – и буквально через пару недель после этого, в середине сентября, когда уже начались занятия, в ректорате мне сообщили, что я уволен. Правда, ректорату пришлось для этого искать лазейки в Трудовом кодексе. Они нашли статью – за аморальный проступок: мой условный приговор, по их мнению, свидетельствует о моем аморальном проступке, – рассказал Андрей Кутузов.

Правозащитники неоднократно указывали: в России по статьям, связанным с экстремизмом, выносится большое количество неправомерных приговоров. По мнению лидера движения "За права человека" Льва Пономарева, законопроект, запрещающий осужденным за преступления против основ конституционного строя работать с детьми, является сам по себе антиконституционным:

– Это дискриминационные меры и они антиконституционны. Напомню, что в Уголовном кодексе уже есть статьи, которые позволяют привлечь к ответственности человека, который себя дискредитировал – в частности, совершил уголовное преступление. А предлагаемая сейчас дискриминационная мера направлена, прежде всего, на то, чтобы заниматься запретами на профессию по отношению к тем людям, которые являются фактически оппонентами власти. Это очень опасная тенденция, свойственная только тоталитарным государствам, – считает Лев Пономарев.

По мнению Уполномоченного по правам ребенка в Москве Евгения Бунимовича, президентские поправки в Трудовой кодекс могут быть полезными, но лишь в том случае, если в судебной практике под экстремизмом не будет пониматься инакомыслие:

– Несомненно, если речь идет о реальных экстремистах (фашистах, террористах), допускать таких людей к работе с детьми и подростками нельзя. Тем более что именно среди увлекающихся, неопытных, не очень понимающих, как устроен мир, юных людей эти настроения, к сожалению, находят питательную среду. Но что у нас часто называется экстремизмом? История нашего государства диктует определенные опасения… Если, еще раз повторяю, экстремисты – это фашисты, террористы и т. д., тогда здесь все понятно. Но если экстремизм – это инакомыслие, тогда подобный запрет – опасная тенденция. А что такое экстремизм в понимании нашей судебной системы, будет видно из той судебной практики, о которой пойдет речь после вероятного принятия всех этих поправок, – говорит Евгений Бунимович.

Сопредседателя профсоюза "Учитель" Андрй Демидов обещает, что публичные акции против поправок в Трудовой кодекс и за совершенствования антиэкстремитского законодательства будут продолжены:

– Мы будем активно привлекать общественные организации, в том числе оргкомитет митинга 4 февраля, для того, чтобы оказывать давление на депутатов. Я надеюсь, что нам удастся добиться, чтобы подобные нормы не были внесены в законодательство, – сказал Андрей Демидов.

Серия одиночных пикетов у Государственной думы проходила под лозунгами "Экстремизм надуманный, запреты – реальные!" и "Нет запрету на профессию". Представители правоохранительных органов не мешали проведению акции протеста.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG