Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иранской нефти перекрыли путь в Европу


Чтобы перекрыть Ормузский пролив, в его акватории достаточно затопить два супертанкера

Чтобы перекрыть Ормузский пролив, в его акватории достаточно затопить два супертанкера

Европейским компаниям с 24 января запрещено подписывать новые контракты на поставку нефти из Ирана. В полном объеме установленное ЕС эмбарго вступит в силу с июля. Пока эксперты не ожидают серьезных потрясений на нефтяном рынке, опасаясь, тем не менее, военного конфликта в регионе.

Европейский союз объявил об очередных экономических санкциях в отношении Ирана, отказывающегося, как считают в ЕС, прекращать работы в рамках собственной ядерной программы. Уже со вторника энергетические компании из ЕС потеряли возможность заключать новые контракты на поставку иранской нефти, а с начала июля это эмбарго начнет действовать в полном объеме. Насколько критичным для стран Евросоюза может стать отказ от поставок сырья из Ирана?

- Если смотреть в целом по Европе, - говорит старший аналитик "Газпромбанка" Александр Назаров, - то это не очень страшно – это менее 9 процентов от общеевропейского импорта нефти. Если смотреть по странам, которые больше всего импортируют иранскую нефть (а это страны Южной Европы), то доля иранской нефти в их нефтяном балансе составит уже около 20 процентов, что достаточно серьезно. Тем не менее, современный рынок нефти очень глобализован и переброска больших объемов нефти из любого региона мира в другой регион с помощью современных супертанкеров достаточно проста и будет стоить не очень дорого. Таким образом, рано или поздно (причем, на мой взгляд, скорее рано, чем поздно) иранскую нефть Европа сможет заместить.

Потери самого Ирана от европейского нефтяного эмбарго, по словам Александра Назарова, пока также не будут весьма значительными и вряд ли превысят убытки стран Евросоюза. Он считает, что иранские власти в достаточно короткие сроки сумеют переориентировать поставки на другие рынки, в частности, в Китай, который на фоне отказа от присоединения к санкциям против Ирана становится сейчас крупнейшим потребителем его нефти.

- Возможно, Иран и потеряет на этом какие-то деньги, - говорит аналитик, - поскольку в течение короткого времени на локальном рынке будет создан переизбыток нефти. Ведь мощности Китая по ее приему тоже не беспредельны. Но я сомневаюсь, что потери Ирана будут значительно больше, чем европейские. Пока эмбарго любой страны или поставщика не является глобальным, за счет достаточно гибкой системы мирового нефтяного трейдинга Иран весьма быстро вернется к своему обычному уровню добычи и экспорта.

Объявленное в понедельник решение Евросоюза готовилось сравнительно давно, а потому власти Ирана уже успели заявить о своей возможной реакции на европейские санкции. В частности, они в ответ угрожали перекрыть Ормузский пролив, стратегически важный для мировой нефтегазовой торговли.

После таких заявлений в дело вмешались Соединенные Штаты, пообещавшие применить военную силу в случае блокады этого транспортного коридора. Поэтому отказ Евросоюза от иранской нефти, как считает партнер и аналитик компании RusEnergy Михаил Крутихин, может иметь более печальные последствия:

- Я боюсь, что европейцы здесь играют с огнем. Если они все-таки спровоцируют Иран на какие-то военные действия в Ормузском проливе, то это может привести к печальным последствиям не только в связи с прекращением поставок из Ирана. Ведь через Ормузский пролив мир получает примерно 17 миллионов баррелей нефти в сутки, а это составляет до 19 процентов всего мирового потребления. Так что под очень серьезным ударом окажется не только Европа.

Схожего мнения придерживается и старший аналитик "Газпромбанка" Александр Назаров. Он также опасается, что перекрытие Ираном Ормузского пролива в итоге может серьезно дестабилизировать весь мировой рынок нефти:

- Я боюсь, что если это случится, то начнется полноценная региональная война. Вопросы нефтяных поставок в этом случае отойдут на второй план, но с ними будет такая мини-катастрофа. Придется использовать как все резервы в свободной добыче во всех регионах, так и товарные резервы нефти. Ведь в этом случае 10 процентов мирового баланса нефти может быть заморожено.

Глобальный нефтяной рынок отреагировал на решения Евросоюза о введении новых санкций против Ирана незначительным повышением котировок, что, по мнению Александра Назарова, было вполне предсказуемо. Более того, он не ожидает и связанного с этим событием дальнейшего роста цен на нефть – при условии сохранения мира в регионе.

- Мы уже видели, что рынки реагируют на любые новости из Ирана колебаниями в пределах от 2 до 3 процентов, - говорит Александр Назаров, - тогда как новости об изменении, например, ликвидности на мировом рынке действуют на нефть гораздо сильнее. Поэтому, с моей точки зрения, все новости, касающиеся Ирана, на этот момент отыграны. То есть, я не предвижу больших скачков в цене, если только не начнутся конкретные военные действия, чего, я надеюсь, не случится.

Если же события вокруг Ирана и Ормузского пролива будут развиваться по неблагоприятному сценарию, то эксперты сейчас даже не берутся прогнозировать динамику нефтяных котировок на мировом рынке.

- В этом случае предсказать что-то невозможно, - говорит партнер и аналитик компании RusEnergy Михаил Крутихин. - Но я вполне допускаю, что если произойдут военные столкновения в районе Ормузского пролива и прекратится или хотя бы прервется на какое-то время движение танкеров (а там, в 50-километровом проливе, для этого достаточно затопить пару супертанкеров), можно ожидать цену на нефть в районе 250 долларов за баррель или даже выше.

Иран, как и следовало ожидать, осудил принятое Евросоюзом решение. Однако пока представители его руководства лишь заявили, что европейские санкции против иранской нефти будут иметь негативные последствия не для Тегерана, а для западных экономик.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG