Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Давос обеспокоен евро и Ираном


25 января открывается Мировой экономический форум в Давосе.

25 января открывается Мировой экономический форум в Давосе.

Всемирный экономический форум в Давосе начинает свою работу 25 января. Он завершится в воскресенье, 29 января, накануне саммита Европейского союза, который должен сыграть важную роль в разрешении долгового кризиса в зоне евро.

Именно судьба евро будет главной темой обсуждения на форуме. В этом уверен научный сотрудник Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Андрей Заостровцев:

– Давос считается экономическим форумом номер один в мире. Здесь встречаются ведущие политики, экономисты, эксперты, финансисты, предприниматели. Они обмениваются мнениями, политики пытаются выставить свои страны в выгодном свете, как привлекательный объект для инвестиций. Но никаких формальных решений в Давосе не принимается.

– Почему же тогда это мероприятие считается настолько престижным?

– Потому что таких мероприятий мало. Это многосторонняя встреча элит лидеров мировой экономики. Здесь, конечно, происходят какие-то закулисные переговоры, но не в этом суть давосских встреч. Мне лично, очень нравится экспертная группа Всемирного экономического форума, которая составляет рейтинг глобальной конкурентоспособности стран мира. Согласно этому рейтингу Россия в прошлом году была на 63-м месте, а по ряду показателей вообще попала в худшую двадцатку, а то и десятку, – например, по защищенности прав собственников.

Главной же темой форума, конечно, станет проблема зоны евро. Думаю, будет спор, будет дискуссия. Россия сейчас никакого интереса ни для кого не представляет, причем уже не первый год – она еще несколько лет назад перестала быть интересной как объект инвестирования...

С точкой зрения Андрея Заостровцева согласен и президент Российской финансовой корпорации Андрей Нечаев:

– По последней информации, фонд финансовой стабильности пока отказывается списать следующий транш Греции, поскольку не достигнута договоренность с кредитами о дисконте по долгам. Пока идет обсуждение, сколько будут списывать – 50 процентов или 70, и какие будут проценты по облигациям, которые выпускаются взамен. Поэтому угроза дефолта Греции становится все более реальной. Хотя я не думаю, что до этого дойдет – это может стать слишком большим потрясением не только для зоны евро, но и для всего мирового финансового рынка. Поэтому, надо думать, в последний момент стороны все-таки договорятся - причем на уровне глав государств, а не людей, которые приедут в Давос.

Что делать с зоной евро? Мне кажется, что в целом страны на правильном пути – нужно вводить какой-то наднациональный институт, который выполнял бы роль "надсмотрщика" над странами, которые сами не могут решить свои бюджетные проблемы. Конечно, это некоторое ущемление национального суверенитета; и если кто-то не согласится с подобным решением, то, значит, зоне евро придется с ним мужественно распроститься.

– Многие эксперты говорят о том, что она развалится после того, как распростится с каким-либо из государств.

– Не думаю, что она развалился – слишком много сил было потрачено на ее создание, слишком долго европейские страны к этому шли. И хотя большинство европейцев условно ностальгируют по своим бывшим национальным валютам, тем не менее, они не готовы отказаться от единой валюты, которая даже для рядового потребителя создала при определенных минусах колоссальные удобства. Так называемая старая Европа уже, в общем, сжилась с евро. Страны, которые в значительной степени экономику Европы (это Германия, Франция и страны Бенилюкс), колоссальных проблем не испытывают. Они способны сохранить зону евро - при условии, что им не придется и дальше в таких же масштабах платить за "слабаков".

Тема эмбарго на поставки нефти из Ирана, безусловно, будет затронута. В Евросоюзе наверняка осознавали, что существует угроза повышения мировых цен на нефть, поэтому эта тема, наверное, тоже будет обсуждаться. Какие-то рекомендации могут быть выработаны в этой сфере?

– Хотя в Давосском форуме и принимают активное участие действующие политики, они, тем не менее, не принимают там решений – это не "двадцатка" и не "восьмерка". Я думаю, что само по себе эмбарго как-то кардинально на ситуацию с нефтяными ценами не повлияет: к этому решению готовились давно, были найдены дополнительные источники поставки. Ту же Саудовскую Аравию, возможно, заставят нарастить добычу - что, скорее, в конечном итоге будет способствовать снижению цен. Ситуация может обостриться, если Иран выполнит или попытается выполнить свою угрозу блокирования Ормузского пролива: тогда начнется военный конфликт между США и Ираном, в котором наверняка примет активное участие Израиль. Вот тогда может произойти скачок нефтяных цен – до 200 долларов за баррель. Но я не уверен, все же, что в Иране настолько отчаянные руководители, что они пойдут дальше вербальных угроз и решатся на военный конфликт с США.

– На форуме в Давосе Россия представляет какой-либо интерес в этом году?

– С точки зрения политических рисков - безусловно. Все страны хотят сейчас понять, каково политическое будущее России, есть ли риск политических потрясений, удержится ли нынешний режим и насколько он подвергнется плавным или более радикальным деформациям. Я думаю, всех, так или иначе, это волнует. Другое дело, насколько наши представители будут готовы откровенно отвечать на эти вопросы. Но то, что эти вопросы будут подняты, не вызывает сомнений – с этим связаны политические риски инвестирования в России, с этим связано и энергоснабжение Европы.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG