Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Планы создания Партии эмигрантов в Литве


Ирина Лагунина: Жители Литвы, работающие заграницей, стали чаще возвращаться на родину. Тенденция, хотя пока не однозначная, но - принципиальная для страны, бьющей в Европейском союзе рекорды по уровню эмиграции.
Вернувшиеся граждане, обогащенные зарубежным опытом, даже планируют учредить в Литве Партию эмигрантов и участвовать в ближайших парламентских выборах.
Из Вильнюса сообщает наш корреспондент Ирина Петерс

Ирина Петерс: Инициаторы создания новой Партии эмигрантов уверяют, что в феврале соберут не менее тысячи подписей, необходимых для учреждения своего объединения и выдвижения кандидатов в Сейм - парламентские выборы в Литве состоятся в октябре. В программе «партии вернувшихся из-за границы» - снижение уровня эмиграции, творческое использование опыта эмигрантов, укрепление связей с ними, законодательное закрепление двойного гражданства. Последний вопрос давно и остро обсуждается в Литве, он чрезвычайно актуален для тысяч живущих за рубежом литовцев, но его решение пока ни с места: по литовской конституции гражданство допускается лишь одно.
Организаторы новой партии ставят перед собой цель улучшить условия жизни в стране, психологическую атмосферу, отношение к работнику. Партия будет основываться, как сказано, на патриотизме и идеях консерватизма. По утверждению одного из учредителей объединения, после пребывания людей за границей, их любовь к родине усиливается. Но, сожалеет он, когда возвращаешься, часто видишь, что эта любовь никому не нужна, люди испытывают шок, когда по приезде не могут здесь найти себе применения.
Идею создания партии кто одобряет, кто критикует. Многие из тех, кому лично пришлось уехать на заработки за рубеж, скептичны: «эмиграция научила нас тому, что никто тебе не обязан помогать», «возвращаюсь в Литву и не считаю себя обиженным, если будет трудно найти работу, наоборот, ведь я - с новым жизненным опытом», «если столкнусь с проблемами, сомневаюсь, что партия мне помогла бы, надо самому адаптироваться, как и в случае, когда уезжаешь в чужую страну».
Политолог Владимир Лаучюс.

Владимир Лаучюс: Перед каждыми выборами в Сейм появляются новые политические партии, вроде Партии пенсионеров, не пенсионеров, оказывается, еще мигранты создают. Но все эти образования, которые даже назвать политическими язык не поворачивается, никакой политикой они не занимаются, это скорее очередное предвыборное шоу, и в Сейм не пройдут, и никакой политической силы, могу предполагать, не появится. Может быть они наберут 1%, может быть 3%. В целом говорить о какой-то политической программе на почве исключительно того, что это партия эмигрантов, довольно странно.

Ирина Петерс: Приговор суровый. С другой стороны может быть и чудо, как было в свое время, люди, устав от традиционных партий, недовольные ими, поставят на новеньких?

Владимир Лаучюс: Что мы можем сказать? Была партия, нет больше партии. Обо всех таких эфемерных образованиях, даже если им удается попасть в Сейм на одних выборах, после этого они попросту исчезают. Существуют политические партии, которые много лет пытаются достичь каких-то успехов, их политические убеждения более-менее ясны, так же, как и политические карьеры их лидеров. Тем не менее, они не только не попадают в Сейм, но даже не набирают достаточной популярности, чтобы могли претендовать на преодоление 5% барьера. Еще какие-то новые образования, тем более создающиеся на почве социальных стратификаций – мы пенсионеры, мы работники сельского хозяйства, мы эмигранты – это несерьезно.

Ирина Петерс: Согласно данным департамента статистики Литвы - население которой в последние годы убывает по двум причинам: это в основном эмиграция, а также превышение смертности над рождаемостью – сейчас в стране проживает 3 миллиона 199 тысяч человек. В прошлом году свой отъезд из страны декларировали 55 тысяч граждан, а вернулись около 14 тысяч бывших эмигрантов. Возвратившихся нынче оказалось в три с лишним раза больше, чем в 2010 году. Правда, причины могут быть разными, нередко прагматичными, например, - заинтересованность в сохранении страхования здоровья на родине.
Социолог Владас Гайдис.

Владас Гайдис: Фиксировать такие вещи, человек вернулся или еще не вернулся, чрезвычайно трудно. Конечно, жители Литвы хотели бы, чтобы наше население возвращалось, чтобы они были со своими семьями, чтобы здесь трудились, но реальность другая. Один из факторов, который еще увеличивает эту эмиграцию, уменьшает поток назад – это уже созданная инфраструктура в Объединенном королевстве, в Лондоне. Газеты, разные фирмы, которые помогают устроиться на работу, начать бизнес, поехать туда людям теперь весьма просто. Если население какой-то страны только начинает эти миграционные процессы, так надо много воли, установок сильных, чтобы туда попасть и прижиться. Для литовцев это просто.

Ирина Петерс: Какие факторы местной литовской жизни сразу бы могли увеличить число возвращающихся?

Владас Гайдис: Уверен, что если будут более хорошие условия для мелкого бизнеса, мелкий, я имею в виду, не 49 человек – это тоже причисляется к мелкому, но 9 человек, семейные предприятия, если будет легче проводить этот бизнес, более простая бухгалтерия, меньше проверок, люди тогда бы занимались этим, были бы сами себе хозяева. Вряд ли кто хочет трудиться на рыбных фабриках. Но если на фабрике, то там, где много платят. Но быть хозяином своей судьбы, своего бизнеса люди в любой стране желают и надо создать эти условия. Открыть бизнес можно и по интернету – это не так все сложно. Но потом много проверок, затруднений для самых мелких – открыть какую-то лавочку, продавать яблоки – вот это не так просто. Будут выборы, новое движение, новая партия об этом подумает.

Ирина Петерс: Не только свято место пусто не бывает, но и человечье. На нашей планете, уже тесной, места, которые литовцы покидает, кто потом занимает, жители каких стран?

Владас Гайдис: Пока особого движения из Китая, из других стран, не сказал бы, что оно большое. Эмигранты смотрят на Литву как на перевалочный путь, стремятся в Германию, во Францию. Которые трудятся в Литве на каких-то работах, на строительстве, легально трудятся, их число увеличивается из Украины и других стран. Пока такого наплыва нет, хотя объективно этого можно ожидать в недалеком будущем.

Ирина Петерс: Эмигранты из Литвы чаще всего оседают в Великобритании, Ирландии, Испании. В одном только Лондоне их - не менее 120 тысяч. У литовцев там – свои общины, информационные издания, воскресные школы для детей, магазины, кафе. Чтобы изнутри исследовать литовский мир Лондона, туда даже поехал самый модный в стране сценарист. Понаблюдал за соотечественниками и по приезде домой написал пьесу, она уже идет на театральной сцене в Вильнюсе.
Зита Чяпайте – в прошлом тележурналист – сейчас редактирует в Великобритании газету «Mano Lietuva» ("Моя Литва"). Перед этим е , как и многим приезжим, довелось быть няней, уборщицей . О своем поиске места под лондонским солнцем она написала книгу «Дневник эмигрантки», а в интервью Литовскому радио сказала, что в последние годы жители республики , если уезжают, то не в одиночку, как раньше, а семьями.

Зита Чяпайте: Уезжают с детьми, со своими родителями, если они не могут жить одни. Мы же раньше ехали, думая о том, что через два-три года вернемся. Теперь люди думают: уезжаем всей семьей и там будем жить. С братьями, с сестрами, с друзьями. Маленький кусок Литвы переселяется в Англию.

Ирина Петерс: В Литве побывал один английский социолог, рассуждает о процессах эмиграции в Европе, сказал, что люди уезжают в другую страну исключительно по денежным причинам, пусть и даже зарабатывают, удачно очень, он говорит, что такие люди счастливыми не становятся.

Зита Чяпайте: Правда. Потому что очень трудно жить в другой стране, даже если знаешь язык, даже, если имеешь время познавать культуру, людей. Даже когда я имею англичан, я могу их назвать моими друзьями. Но просто замечаешь, что они говорят, что было 20 лет назад, у меня совсем другая история. Разница, которую никак не перешагнешь. Сперва кажется, что это ничего, но это имеет значение. Есть люди, которые только работают, стараются как-нибудь выжить и как-нибудь эту страну местом своей жизни сделать. А то, что смотреть вокруг, что делается, когда они живут в таком небольшом кружке, это сперва хорошо, а потом хочется иметь больше связей с этим местом, где они живут. И это очень трудно, это невозможно. И тогда отстраненность, что ты не имеешь таких глубоких связей, не понимаешь всего, что здесь.

Ирина Петерс: Есть ли тоска по родине?

Зита Чяпайте: Тоски нет. Потому что здесь недорогие полеты, садишься в самолет и прилетаешь домой. Другое дело, литовцев там много, магазинов литовских много, парикмахерских. Маленькая Литва там создана. Почти все пару раз в год приезжают в Литву. Я сама не чувствую этой тоски. Литовское телевидение есть, люди смотрят программы все, которые здесь. Они почти живут в Литве.

Ирина Петерс: Жизнь и работа в Англии вас как личность изменила? Что добавила в ваш характер?

Зита Чяпайте: Когда проходишь такие трудности и выживаешь, удовлетворение, что ты просто смог выжить в другой стране. И это дает уверенность. Я не чувствовала себя уверенной, теперь знаю, что я могу выжить везде.

Ирина Петерс: Когда вы говорите "я возвращаюсь", куда - в Англию или в Литву?

Зита Чяпайте: В обе стороны.

Ирина Петерс: Человек не может раздвоиться.

Зита Чяпайте: Наверное, может. Литовское общество в Англии издало майки с символикой и там написано "Возвращаюсь домой". Когда ты едешь из Англии, вернешься домой, едешь в Литву, и когда ты едешь из Литвы, вернешься домой – едешь в Англию.

Ирина Петерс: Этот вопрос открытый для вас?

Зита Чяпайте: Открытый и не очень важный.

Ирина Петерс: Для Литвы важно. Многие ли люди при возможности хотели бы вернуться.

Зита Чяпайте: Некоторые ждут, когда придет пенсия, и тогда вернутся в Литву, я знаю таких немало. Знаю таких, которые думают, что они будут жить в Англии и делают все, чтобы там свою жизнь создавать. Очень много людей, которые говорят: как было бы хорошо половину года жить в Литве, а половину в Англии. Вот таких очень много.

Ирина Петерс: Колоссальная эмиграция - это самый серьезный вызов для жителей Литвы, остающейся в тисках сильнейшей безработицы. Одни паникуют по этому поводу и предрекают небольшому по численности народу исчезновение, другие особой трагедии не видят, говорят: »ведь нужно же людям где-то работать, потом вернутся!» и уповают на лучшие времена.
Говорит бывший политик, актриса, телеведущая Нийоле Ожелите.

Нийоле Ожелите: Человек ценит счастье только тогда, когда он чего-то лишается, тогда он понимает. Я поездила по скоплениям наших граждан за границей в этом году, я увидела, что те обыкновенные люди, которые здесь проклинают Литву, там становятся такими ярыми патриотами и обожателями. Потому что на расстоянии ты лучше видишь. И мне самой пришлось у них учиться этому патриотизму, потому что я здесь критиканством занимаюсь, а там со стороны я просто им позавидовала, той сути, которую они видят. Потому что издалека виднее, потому что пространство как увеличительное стекло тебе показывает реально, что пыль, которую можно сдуть, а что фундамент, который есть.
XS
SM
MD
LG