Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кладоискательство как браконьерство?


Кладоискателей многие считают браконьерами

Кладоискателей многие считают браконьерами

В Петербурге открылся Первый международный съезд кладоискателей. Участники собрания намерены создать Федерацию приборного поиска России и инициативную группу по подготовке проекта закона о приборном поиске. Деятельность кладоискателей в России является спорным промыслом, который многие историки и археологи считают браконьерским. О проблеме в интервью Радио Свобода говорит бывший руководитель поисковых отрядов Петербурга Георгий Сац:

– В мои полномочия входило регулирование и планирование всех работ на территории Санкт-Петербурга. Некоторые вопросы были связаны с археологическим наследием. Есть две категории людей, которые занимаются кладоискательством. Первая – те, кто этим занимается профессионально, но их очень немного. Основная масса – это люди, которые, как марки, собирают монетки, но они их не на рынке покупают, а ходят по старым деревням, распаханным полям, вдоль дорог и собирают медяки, которые там иногда встречаются. Стоимость этих предметов на черном рынке копеечная. Сам я занимаюсь этим с 1989 года, но предметов старины за все это время не находил.

На ценных памятниках, могильниках, которые подвергаются разграблению, металлоискатели не нужны, там люди работают уже по документам, картам или по опросам местных жителей. Драгметаллы на глубине в 1,5-2 метра кургана ни один прибор не возьмет. Вся поисковая работа фактически нелегальна. Мы тоже возражаем против неформальных поисковых объединений. Тут единственный вариант – воспитание граждан. Только таким способом можно победить вмешательство. А запрет... Ну, запретят продавать металлодетекторы –цена просто вырастет и штрафы. У каждого правда своя.

Представители археологического сообщества, обеспокоенные деятельностью кладоискателей, обратились к российским властям с требованием запретить свободную продажу металлодетекторов и торговлю артефактами. Эти требования поддержал и Всероссийский археологический съезд, участники которого готовы поддержать создание Федерации приборного поиска только при условии, если она, в частности, откажется от поиска кладов на территории археологических памятников и если деятельность кладоискателей будет жестко регламентирована законом. Говорит заведующий отделом архитектурной археологии музея "Эрмитаж" Олег Иоаннисян:

– Ситуация крайне неприятная. Деятельность так называемых "черных археологов" в принципе стоит вне закона. Более того, всеми инструкциями и законами использование средств аппаратного поиска разрешается только специалистам при наличии разрешительной документации. На этом съезде речь должна идти о неком нахождении взаимных подходов со стороны профессиональных археологов и непрофессиональных поисковиков. Их заведомо быть не может. Такая деятельность может быть только профессиональной. Потому что археологи владеют методикой исследования объекта как целого.

Для поисковика существует некая находка в культурном слове, она для него представляет безусловный интерес. Если она не очень ценная, она может быть выкинута. Ее на рынке не продашь, не сдашь, ничего с ней не сделаешь. Но контекст самого памятника нарушается. Памятник – это комплекс всего, от самого слоя, даже если он испорченный, перекопанный, его нужно уметь прочитать. Поисковики, выхватывающие вещи из контекста, депаспортизируют их, поэтому эта деятельность и разрешена только лицам, обладающими специальными навыками и специальными разрешениями, выдаваемыми государственным органом – теперь, его выдает Министерство культуры. Пускать эту деятельность на самотек категорически нельзя. Мы потеряем все памятники. Мы наводним рынок беспаспортными материалами, не сможем учитывать сами находки, сами объекты, то есть недвижимые объекты будут если не утрачены безнадежно, то испорчены.

Поэтому взаимодействие может быть только в одном: хотите взаимодействовать – вливайтесь в состав профессиональных археологических экспедиций, работайте там. Хотите работать со своими приборами – пожалуйста, можете опробовать их, но не делайте этого самостоятельно. Они этого не хотят делать, потому что все, что найдено, становится достоянием государства. Хотя существует другая категория поисковиков, которых можно рассматривать и как черных копателей, и даже как людей благородных – поисковые отряды, которые занимаются поиском захоронений, связанных с Великой Отечественной войной. Среди них сейчас даже выделилось отдельное направление, которое занимается фортификационными объектами. И среди них немало людей, работающих профессионально, которые действительно делают нормальное дело. Но их деятельность сейчас тоже либо нелегальна, либо полулегальна. И поставить вопрос о том, чтобы легализовать их деятельность, взять под контроль государства, наверное, надо.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"
XS
SM
MD
LG