Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Вообще-то воевать со слабым, изо всех сил обходя сильного, всегда считалось довольно верным признаком трусости. Печально признавать (потому что оскорбительно для страны и народа), но власти наши в таком случае отличаются просто крайней степенью трусливости. Вот и сейчас то же самое...

О чём это я? - о Валентине Владимировиче Данилове. Человек достаточно плодотворно работал в своей колонии, не стремился к конфликтам с колонийской администрацией - в общем, не зэк, а мечта, никаких проблем, в сущности, не доставляет. Здоровьишко не ахти, с сердцем проблемы, зубов не осталось уже вообще, один глаз не видит полностью, а второй стремительно слепнет? Ну так где вы видели здорового зэка! (По своему одиннадцатилетней продолжительности опыту наблюдения за самим собой и десятками знакомых и незнакомых скажу, что сохранить здоровье в первозданной свежести в колонии при длительном сроке заключения попросту невозможно.)

Не всем всё равно — и Валентину Владимировичу пытались помочь с воли. Хлопотали, добивались того, чтобы человека, посаженного вообще непонятно за что и о-очень странным способом (хм, ну, пускай будет - «странным», потому что точнее здесь всё равно говорить нельзя) хотя бы подлечили немного, если уж не получается вытащить его из тюрьмы. И вот тут-то за Данилова и взялись. То есть попросту выдернули из областной тюремной больницы, где так и не успели закончить хоть урезанный, но назначенный всё ж таки курс лечения, и бросили вместо обжитого места в новую колонию. Которая ещё и стоит в таком месте, где по существующим санитарным нормам даже крапиву выращивать нельзя, не то что людей держать — под забор Красноярского алюминиевого завода, КрАЗа.

Для некоторых наиболее одарённых читателей блога на Радио Свобода уточню, что имеющиеся в нашей стране и никем не отменённые нормы требуют, чтобы в санитарно-защитной полосе шириной 1000 метров от производства, подобного КрАЗу, люди не находились бы более 8 часов в сутки. Неверующим рекомендую перечитать увлекательный документ под названием "СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов", раздел 4.1.2. Класс I п.6." Какое бы то ни было жильё в пределах этой полосы по санитарным соображениям не допускается — из-за этого даже деревеньку одну в Красноярске полностью перенесли, вместе с домами. А "семнадцатую" колонию, ИК-17, которая стоит в 500 метрах от забора КрАЗа.и где 24 часа в сутки живёт сейчас Данилов вместе с тысячью двумястами других осуждённых — эту колонию никто не трогает. Ну, то есть засунули в зону действия химического оружия — и ничего себе, пускай.

Это тут подвизалась на блогах "Свободы" одна читательница, которая с апломбом — хотя и не читая санитарных норм — утверждала, что государство-де у нас законов своих не нарушает, так вот это я для подобных ей организмов всё это так подробно рассказываю.

И ведь что характерно — подобное изменение в судьбе Валентина Данилова произошло в аккурат после того, как к его положению стали достаточно успешно привлекать внимание поддерживающие его на свободе люди. А самой характерной чертой правящей у нас в стране на разных, но неизменно руководящих уровнях группы товарищей со специфическим опытом работы в органах госбезопасности является их непреодолимое желание обделывать все без исключения дела в условиях полнейшей тишины. От любого громко произнесённого вслух слова эти чувствительные создания болезненно морщатся и искренне страдают. Поэтому самое первое требование, которое чекисты предъявляют своим жертвам из числа учёных, состоит в том, чтобы - "передайте своим родным, чтобы не поднимали шума, а то хуже будет". Если соглашаться с ними, потом бывает ещё хуже, но им-то этого и надо!

Рисковать, пытаясь заставить замолчать родственников очередной жертвы шпиономании, чекисты тоже не хотят, поэтому в случае обострения борьбы за очередного человека давить они начинают того, кого давить проще и безопаснее — осуждённого. Один из способов давления — мотать его по всей области, а желательно — так и по всей стране, ни в коем случае не давая прижиться на каком-то месте. Тюрьма, по выводам тюремных же психологов, сама по себе является жёстким психотравмирующим фактором, поэтому любые дополнительные стрессы, даже переезд из одного отряда в другой, воспринимаются как довольно болезненный удар, а перевод в другую колонию — это вообще разрушение своего маленького мира. Вот этим-то и пользуются — и мотают по колониям. Зачем спорить с родными и сторонниками, которые могут всё это на свет вытянуть? Нет, мы лучше подленько пнём того, кто ответить нам в силу своего ограниченного положения не сможет — зэка. Трусливенько так это пнём — а потом гордо будем рассказывать, как мы "встаём с колен". Сомнительно, что с ТАКОЙ психологией труса можно вообще когда-нибудь встать с колен, ну да у них с психикой явно какие-то нелады.

Так вот и живут — воюя со слабыми. Обычное дело. То есть Валентину Данилову можно только пожелать сил побольше. Ведь пока трусы у власти — не жить спокойно честному человека. Держитесь, Валентин Владимирович!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG