Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Прислали, наконец, несколько слов в защиту путинизма и в осуждение его противников. Читаю: «Если учесть, что мы только в начале расплаты за строительство социализма, то общая картина выглядит скорее светлой и перспективной… Именно с "Единой Россией", Путиным и Медведевым ассоциируются все эти достижения. Но вот нашлись и активизировались силы и персоны, которых такое устойчивое развитие России не устраивает принципиально». Автор считает, что их победа явила бы «жуткую смесь Октябрьской революции с Гражданской войной и разбойной приватизацией». «Вожди этого пылко революционного движения, - продолжает он. - силятся выдать его за народный порыв к истинной демократии, которую, по их пропаганде, грубо попирает Путин и его команда. Но нынешние митингующие в большинстве своём - это те, кто в интернете поносит и клянёт демократию и либерализм самыми последними, предпочитая при этом матерные, словами. Они-то и митингуют, а не шахтёры из забоя, рабочие от станка, учителя от школьной доски, врачи или военные, свободные от несения службы. Это - чуть затронутый образованием филистер, лицемер и ханжа». Он, по мнению автора, не понимает, что – читаю – «сегодня лишь линия Путина, поддержанная Медведевым, противостоит западному замешательству и паникёрству, причём сдержанно и конструктивно, без конфронтации с Западом, без намерения сыграть на его трудностях». Автор подозревает, что «нынешнее протестное движение функционирует в значительной мере для нужд заграницы». Он одобряет Путина, который – читаю – «не только принял бой, навязанный ему (и, по сути, всей стране, а не только нынешнему режиму), но и достаточно динамично его ведёт». Этот текст (я прочитал его с большими сокращениями) прислал давний слушатель «Свободы» господин Голицын. Он пишет: «И снова Зюганов, не изменившийся сталинист, человек с навек усвоенным социалистическим мышлением и программой реставрации коммунизма в нашей стране. И при этом шансы победить во втором туре у него есть. Это катастрофа для России. Как это могло случиться? Причин много. Путин консолидировал правящий класс, найдя опору отчасти в старой бюрократии, отчасти в силовых структурах. При этом он сохранил рынок и экономистов -демократов, спасавших страну от кризисов. Но в стране оставалось пятая колонна коммунистов. И власть пошла у них на поводу. Охаивались девяностые годы. Были разгромлены многие демократические СМИ. Не было попыток противостоять реабилитации сталинизма и советского образа жизни. Началась прокоммунистическая фальсификация истории. Последующая наглая подтасовка выборов Чуровым (заставь дурака богу молиться) вызвала врыв негодования. К выходу коммунистов на авансцену, угрожающему будущему страны, причастны и демократы. Их оголтелая критика власти не сопровождалась ни разоблачением коммунистического прошлого, ни борьбой с КПРФ. Более того, они пошли на союз со своими непримиримыми противниками - коммунистами и националистами. Представляется, что описанная картина перед выборами – не результат спонтанный. Это продуманная тактика аналитиков КПРФ. Власть должна выполнить завет Ельцина беречь Россию от коммунизма. Она знает, что надо делать - опыт 1996 года есть. И немедленно - кадровые решения. Решительные. Чуров должен уйти. Полная мобилизация ресурсов, талантливых журналистов и прочих против коммунистов. Остальные - мелочь! Демократы должны поступиться своей ненавистью и амбициями ради спасения России от коммунистической и фашисткой чумы!», - так заканчивает своё письмо господин Голицын. И всё было бы хорошо, только ведь у путинизма и после победы на президентских выборах не будет иного пути, как продолжать цензуру, обработку населения в прежнем духе, держаться за наворованное и воровать дальше. Иначе ему не удержаться. Последовательный его сторонник должен сказать: да, цензура, да, обработка в прежнем духе, да, воровство, потому что нацизм ещё хуже. Но этими «да» вы никого не увлечёте. Полная, говорите, мобилизация талантливых журналистов… Талантливые журналисты мобилизации не поддаются, а если поддаются, то автоматически становятся бездарными. Можно говорить о самомобилизации, но это была бы (и непременно будет!) самомобилизация не против коммунистов, а против путинизма, потому что у власти не коммунизм, а путинизм. Ну, как можно представить себе, что талантливая журналистика в условиях путинизма вдруг сосредоточит огонь не на путинизме, а на коммунизме? Ну, как? Журналистика ведь по определению занимается злобой дня, это «ведение дневника» в переводе с французского. Коммунизм где-то позади или впереди, а злобой дня является путинизм… То же следует сказать и об остальных кадровых решениях, к которым господин Голицын призывает путинизм четвёртого созыва. Дельных кадров у путинизма нет или очень мало, и больше их никогда уже не будет. Путинизм – банкрот во всех отношениях. Он погубил себя цензурой, ложью, лицемерием и алчностью.
Следующее письмо: «Да, Анатолий Иванович, некий персонаж, считающий себя героем сказки про Маугли, скорей напоминает другую рептилию – у которой от возраста яд закончился, и она сама умрёт от сего позорища. Относительно малолюдности нынешних митингов возникает вопрос: а чего так переполошился режим? Да, демонстранты слабы, но режим и гадина будут иметь дело не с ними, а знаешь с кем? С госпожой московской Смутой, а она сильнее режима, всей его полиции, лояльной черни, жуликов и воров. Митингующие - только вестники бури. Именно ту Смуту четырёхсотлетней давности я и могу привести в сравнение. Конечно, сейчас эпоха не пищалей, но психология у нас прежняя: царистская. Все или почти все хотят царя, хотя говорят о демократии. Между прочим, Годунов тоже устраивал по Москве всеобщие выборы, но тогда больше были популярны династические обоснования прав на трон, поэтому вышибали его посредством якобы воскресшего царевича. Само существование Димитрия Иоановича в корне подрывало легитимность Годунова, сегодня то же самое делает с Путиным фальсификация результатов выборов. У Путина большая сила, но госпожа московская Смута, Анатолий, не приходит за тем, чтобы уйти с пустыми руками»., - автор этого письма придумал себе интернетную фамилию: Виртуальский. В канун первой Смуты люди перестали верить, что на троне – настоящий царь. А жизнь ухудшалась, стало совсем худо. Тогда захотелось настоящего, неподдельного царя, теперь – настоящей, неподдельной думы. Но… Думы ли? В том-то и дело. Говорят: даёшь новые выборы думы, а слышится: долой Путина! Его-то, по мнению нашего слушателя, и заберёт с собой в Лету нынешняя Смута. Давно решено – и решено, к сожалению, правильно – что для русского человека закона не существует. Для него существует воля начальника. А закон - что закон? Закон – что дышло: куда повернул, туда и вышло. Так считает и так действует испокон веков всякий: и важный и не очень важный, и самый важный, и совсем не важный. Но на одну инстанцию наплевательское отношение к закону никогда не распространялось. На высшую власть. Высшая власть должна быть законна! Действовать она будет без оглядки на закон – это понятно, иначе и быть не может. Но сама она должна быть законной, царь должен занимать трон не по силе, а по праву. Об этом убеждении предков напоминает наш слушатель, и этот взгляд на высшую власть доволокся до наших дней. Вспомним, как не понравилось стране, когда в августе девяносто первого года какие-то жлобы заточили Горбачёва в Крыму. Люди говорили: какой бы он ни был, но он законный президент! Собственно, это народное мнение и решило тогда дело. И вот Путин. Все видели, всем понятно, что двадцать четвёртого сентября он сам себя назначил президентом на четвёртый срок. Ему это не сойдёт с рук. Он не будет законным президентом в глазах даже своих сторонников. Они уже сейчас говорят: конечно, самозванец, но так надо. Вот о чём идёт спор в России. Одни говорят, что самозванец не должен ею править, а другие – пусть себе правит, коль ему охота.

Следующее письмо: «Что это ему везде мерещутся презервативы? Я бы никогда не смогла принять за презервативы белые ленточки участников митинга. У меня так устроены глаза, что для них презерватив – это презерватив, а белая ленточка – белая ленточка. А для Путина, выходит, и презерватив является презервативом, и белая ленточка является презервативом. Всюду одни презервативы. И сам же в этом признаётся на весь мир. Светлана Терехина. 40 лет», - мне всё-таки кажется, что это письмо написано мужчиной. Что касается содержания… То, о чём пишет госпожа Терёхина или господин Терехин, может быть связано с дворовым ленинградским детством нашего героя. В то время упомянутое изделие выпускал единственный в Советском Союзе Баковский завод резино-технических изделий. Благодаря этому, подмосковный посёлок Баковка имел всесоюзную, нет, всемирную известность. Дело в том, что это изделие изготовлялось из такой толстой, беловатого цвета, резины, что, как говаривали тогда остряки, его больше пристало бы натягивать на голову. Когда оно попадало в руки очень немногих из иностранцев, которые тогда приезжали в СССР - туристов не было и в помине, только дипломаты, да два-три артиста в год, например знаменитый Ив Монтан, он-то, говорят, и увёз в Париж сколько-то штук этого изделия, чтобы потрясти знакомых парижанок: при одном виде этого изделия, больше напоминавшего калошу, они должны были рыдать от сочувствия советским женщинам… У мальчишек была забава: они надували эти штуки, а когда изделие в конце концов лопалось, несмотря на его исключительную прочность, то действительно напоминало белую ленточку. Вот Путину и показалось в первую секунду, что на экране перед ним – толпа с распущенными презервативами, и он решил, что это сборище против СПИДА. Путину в голову не могло придти, что такая масса народу впервые за двенадцать лет собралась, чтобы сказать ему: уходи!

Пишет госпожа Маслова из Москвы: «Пошёл мой старик в институт микрохирургии Федорова. Сидит там в очереди. Читает газету. Рядом с ним симпатичная старушка, деревенская - сразу видно: и по одежке, и по всему. Конечно, разговорились. Старушка из Можайского района. Дочь привезла её на консультацию. Старушка спрашивает у моего старика, как его мнение насчет Путина. Вы, мол, человек образованный, газету читаете. Сама тут же начинает говорить, что у них в Можайском районе голосовать за Путина не будут. Потому что Путин свою законную жену Людмилу заточил в монастырь, а сам сошелся с молодой спортсменкой и у них есть ребеночек. А люди прознали и выступили с митингом против такого его поведения. Потому что совесть надо иметь. Говорила она это с переживанием, с сердцем, и все её товарки так же думают, сильно переживают за жену Путина и поддерживают московские митинги. Вот так, Анатолий Иванович. А мне вспомнился рассказ народовольца Морозова, как он сидел в Петропавловке (или в Шлиссельбурге). И у него в камере был ватерклозет. И один из его караульных очень боялся, что арестант нырнет туда и вынырнет аж в Неве и убежит. Бес – сами понимаете. И даже кувшин с водой ему опасался давать - чтоб в кувшин не прыгнул и не скрылся из крепости. А бедный Морозов революцию готовил. И приготовил в конце концов. А народ ведь остался на том же уровне: "Нырк в кувшин - и поминай как звали". Сидел Морозов лет двадцать, Тут и революция подоспела. И те, что верили, что он может нырнуть в кувшин, стали советским народом. Сознание их не выросло и не прояснилось. Только теперь они знают такие слова, как «энергетика». И вот выборы. И что ж они навыбирают? Впрочем, всё-таки они за совесть. И то неплохо», - пишет Маслова Наталия Михайловна из Москвы. Спасибо, Наталия Михайловна! Как и предыдущий слушатель, вы словно перенесли нас на четыреста лет назад, когда и впрямь могли митинговать против заточения в монастырь какой-нибудь народной заступницы-царицы. А Путину я даже посочувстовал. Так уж заведено, что при демократии личная жизнь первого лица не может быть полностью его личным делом. У него не может быть таких секретов, как: где находится его супруга, дети и родственники, чем занимаются. А когда вы говорите, что в стране, где вы служите номером один, демократия, и прячете от публики своё семейство, тогда не удивляйтесь, что Можайский район уверен, что Москва митингует, чтобы вызволить вашу супругу из монастыря.

Пишет господин Речков: «В России наступает время Великого Созидания, и все, кто не желает вписываться, окажутся в очередной раз за бортом её истории, только уже без ореола мучеников за страну и непримиримых идейных врагов. Нету монархизма. Нету большевизма. Нету демократизма. Нету либерализма. Есть Россия с насущными тяготами и заботами, и всем, кто готов в ней строить, уже есть место, свинарник нужно только разгрести, и революция как инструмент для этого не подходит, отсюда и сомнения за последствия от происходящего».
Да, господин Речков, а тем временем на последних думских выборах за партию жуликов и воров отдано больше трети голосов, очень немало – за коммунистов и Сына Юриста. Печально не то или не только то, что партия жуликов и воров украла много голосов у всех своих соперников, а то, что и без этого она получила много, страшно много, и остальные тоже страшно много. Россия пока не хочет видеть у власти никого, кроме этих трёх богатырей. Говорят, что её затуркали, грешат на зомбоящик. Но в том-то и горе, что Россия в него пялится и поддаётся обработке. Борцы за демократию говорят: пустите нас в зомбоящик, и мы людям расскажем всю правду. А то её не знали до этого… Сейчас на экран не пускают не только вас – красным и коричневым тоже не дают там разгуляться. А когда вы добьётесь свободы для всех, они там будут чувствовать себя наверняка вольготнее, чем вы. Вы будете стесняться врать, передёргивать, обещать златые горы, а они стесняться не будут. Вот какая картина маслом получается. Это не значит, что демократы напрасно пытаются отправить путинизм на свалку. Вопрос в том, далеко ли она, эта свалка.

Читаю следующее письмо: «В романе англичанина Клайва Льюиса "Мерзейшая мощь" говорится: "Всегда была Англия короля Артура, хранившая дух народа, и Британия мерзких торгашей и радетелей технического прогресса". Восставший из гроба Мерлин удивляется, как же христианские короли не борются с мерзостью, и получает ответ: не осталось в мире христианских королей. Святая Русь тоже безнадежно проиграла, погрязла в консьюмеризме, в идеологии торгашества, прав человека. У Льюиса "мерзейшую мощь" побеждают сверхъестественные силы. В реальном мире остается надеяться тоже только на них или на то, что консьюмеризм поразят какие-то катаклизмы, глобальные войны, эпидемии, придут темные века... Идеальный русский народ, как и его арийские христианские братья, - велик, а реальный - дерьмо!!!», - здесь в письме три восклицательных знака. С таким же правом можно поставить и пять, обозвав дерьмом погоду или озерцо, на котором просидел весь день с удочкой, и ни разу не клюнуло.

Ещё письмо в том же духе: «Господь всё-таки снисходит к нам, грешным: по случаю Водосвятия послал крещенские морозы, ночью - до двенадцати градусов. Вчера было густо народу и машин возле храма в нашем городке - святили воду для скота, а сегодня тоже густо - святят оную тоже для скота, но двуногого. Больше тысячи лет прошло, а язычество живо и, с развитием наук, становится всё живее. Больно мне, Анатолий Иванович, смотреть, что оно вытворяет с христианством. А что же оно само, христианство? На Западе оно породило, не без помощи античности, европейскую культуру, науки, рациональные общественные отношения. А у нас? Хотя бы уж занималось добросовестным заимствованием, а то ведь и этого нет. Ну, почему мы не отмечаем церковные праздники тогда же, когда и все люди? Ведь это уже даже не смешно. Это нагоняет тоску и безнадёгу. Варфоломеев».
Вот что значит первоначальный толчок. Дело было политическое. Я говорю о крещении Киевской Руси. Мало кого беспокоило, что народ и после купания в Днепре останется языческим. Иначе купанием не ограничились бы. Что-то, а искоренять старую веру мы умеем, если хотим. Полного успеха всё равно не достигли бы, это понятно, но такого своекорыстного отношения к пребыванию в Христовой вере сегодня не было бы. Владимиру было важно получить место среди тогдашних властителей мира. Красное Солнышко не хотело видеть над собою другие солнышки. Рядом – пожалуйста, а выше – нет. И не было такого, что вот мы – сами с усами, а где-то там - все остальные. Мы, конечно, сами с усами, но мы там же, где все остальные, мы - среди остальных. Так мыслил Владимир, так мыслили и после него, тот же, к примеру, Ярослав. Внучка Ярослава, с вашего позволения, - уже супруга императора Священной Римской империи, супруга самого Ярослава – дочь шведского короля, внук женат на дочери английского короля, сын взял сестру короля Польши, одна дочь – королева Франции, другая – королева Венгрии, третья – норвежская королева.

«Уважаемый Анатолий Иванович! – следующее письмо. - Главная цель московских антипутинских митингов не будет достигнута в обозримом будущем, и я, честно говоря, рад этому. Чего он хочет, московский средний класс? Всего-навсего честных выборов со всеми прежними участниками и допуском каких-то новых. Но такие честные выборы только ухудшат положение, как и любые следующие без одной меры. Временная революционная власть до всяких выборов должна объявить и быстро осуществить люстрацию. Нам не обойтись без жестокого поражения в правах всех организаций, учреждений и лиц, на которых держится нынешняя политическая система. Вся номенклатура путинизма и, в первую очередь, кадры всех думских партий должны быть выведены из игры. Им должна быть запрещена политическая деятельность и участие в каких бы то ни было выборах, за исключением выборов правления гаражных кооперативов. Более того, думские партии должны быть не просто запрещены. Кадровый костяк этих партий не должен иметь права возродить их под новыми названиями. Пусть партстроительством займутся совершенно новые люди, их в стране более чем достаточно. То же относится и к государственной службе. Чиновники чуть выше среднего звена должны освободить свои места. Сам собою разумеется запрет партий и организаций коммуно-фашистского толка. Вы правильно как-то подчеркнули, что «Круглый стол», за который кое-кто ратовал, предполагает, что за него усядутся и «Единая Россия», и КПРФ с ЛДПР, и прочие. Волосы встают дыбом, когда представишь себе, что все они пойдут на честные выборы. Ведь они честно наберут такое количество голосов, что о демократизации России, о развитии рыночной экономики, о десталинизации придётся забыть очень надолго. Если уж выходить на митинги, так, прежде всего, для того, чтобы ни Партия жуликов и воров, ни коммунисты, ни жириновцы, ни лимоновцы, ни удальцовцы никогда больше не имели возможности устроить не то, что митинг, а одиночный пикет. Россия выстрадала такой подход. Надо только объяснить ей, что она его выстрадала, а не сбивать её с толку призывами к безбрежной демократии. Сергей Слюсарев».
Интересно, Сергей, что и путинизм считает, что сами по себе честные выборы приблизили бы не демократию, а хаос. Позволю себе шутку: в этом смысле путинизм может назвать себя временной революционной властью, которая не допускает, чтобы они ударились во все тяжкие, те, кого вы перечислили. Всяко может быть, но с наименьшей вероятностью – так, как нам бы хотелось. Но не надо унывать. Будем иметь в виду, что свобода действует не только созидающе, но и разлагающе, и разлагает она всевозможные искусственные, основанные на принуждении, страхе, подкупе организации. Конечно, отморозки из КПРФ, ЛДПР, Партии жуликов и воров распояшутся, но там много людей, которые с большим удовольствием уйдут оттуда и постараются забыть, как страшный сон, всё, что с ними там было. Я сам это иногда упускаю, когда думаю, что произойдёт в первый день свободы. Отморозки всё-таки везде в меньшинстве. И ещё, Сергей. Самое важное. Временная революционная власть, которая сметёт путинизм таким способом, который нас бы с вами устроил, может появиться только в результате победы в очень жестокой схватке. Вот этого не хотелось бы.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG