Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нефтебаза в Дмитрове и жители дома номер 1


Ирина Лагунина: Жители подмосковного города Дмитров, чей дом соседствует с нефтебазой ООО «Газпромнефть-центр», готовят обращение к губернатору Московской области Борису Громову с просьбой предоставить им новое жилье. Забор нефтебазы находится в 50 метрах от дома, жильцы, среди которых маленькие дети и пенсионеры, жалуются на тошноту и головные боли. Кроме того, в случае аварии на нефтебазе и пожара людям угрожает опасность. В «Газпромнефть-центре» заявляют, что жильцам дома соседство с нефтебазой ничем не грозит. Многочисленные обращения в официальные инстанции результатов не дали. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Наталья Белова – жительница дома номер 1 по улице Дубненской в подмосковном Дмитрове. Этот шестиквартирный дом был построен 1963 году. Все это время по соседству располагалась нефтебаза, которая сейчас принадлежит предприятию «Газпромнефть-центр». Раньше нефтебаза была небольшой и находилась в 250 метрах от здания, и поэтому никаких неприятностей жильцам не доставляла. В последние годы территория предприятия значительно расширилась, и ее забор сейчас в 57 метрах от жилого дома. Люди жалуются на тошноту и головные боли. В 2006 дом признали ветхим и аварийным, и все это время жильцы ждали, что их переселят. Но в 2010 местные власти признали дом годным для проживания, и у его обитателей исчезла последняя надежда избавиться от опасного и неприятного соседства. Рассказывает Наталья Белова…

Наталья Белова: В результате расширения Дмитровской нефтебазы наш дом попал в санитарно-защитную зону. Вместо 500 метров, которые предусматривает Санпин, он оказался в 57 метрах до площадки нефтебазы. Ближе всего к дому четыре емкости с бензином, объем каждой емкости в 5 тысяч кубических метров. Мало того, нефтебаза захватила на свою территорию речку, которая протекает по территории нефтебазы, что не соответствует водному кодексу Российской Федерации. В воздухе постоянно присутствует с 10 года запах бензина. В доме проживают дети младшего школьного возраста, в доме проживают пенсионеры. Конечно, для здоровья это сказывается не лучшим образом.

Любовь Чижова: Что из себя представляет ваш дом?

Наталья Белова: Дом шестиквартирный, кирпичный дом. Это муниципальное жилье. Нефтебаза находится, практически мы ровесники по местоположению, но на момент строительства нашего дома нефтебаза находилась в трехстах метрах от дома. И по тем временам это было нормальное взаимоположение. Объемы перекачки нефтепродуктов были небольшие, поэтому запаха бензина на тот момент не было. В 90 годы нефтебаза стала потихоньку расширяться, и забор нефтебазы приблизился к нашему дому в 57 метрах. На мой взгляд, существует несколько решений этой проблемы – это либо расселение людей из опасной зоны, потому что это и по экологическим моментам отравляет нашу жизнь, либо отодвинуть нефтебазу.

Любовь Чижова: К кому вы обращались с этой проблемой?

Наталья Белова: Мы обращались с этим вопросом и в Дмитровскую администрацию, дмитровское отделение МЧС, в дмитровское отделение Роспотребнадзора, обращались в администрацию президента в 10 году, потому что, вы помните, лето 2010 года очень жаркое, запах стоял, просто невозможно было выйти на улицу, не было дождей, тополиный пух лежал. И в случае пожара у нас вообще бы не было возможности спастись. По большому счету, если сейчас возникнет пожар на нефтебазе, то у нас вариантов нет, мы не спасемся никто. "Газпромнефть-центр" нам ничего не отвечает, а представители дмитровской администрации нам отвечают, что да, дом попадает в санитарно-защитную зону. Мы вызвали Роспотребназдор сделать забор воздуха, Роспотребнадзор сделал забор воздуха, но по закону он должен заранее предупредить, в какой день будет проводиться забор воздуха, предприятие. Естественно, на момент забора воздуха предприятие не работало. Естественно, воздух был нормальный. Мы обращались в администрацию, будет ли расселение нашего дома, нам сказали, что наш дом, если он раньше был внесен в список ветхого жилья, то теперь была комиссия, что дом пригоден к проживанию, несмотря на то, что мы попадаем в санитарно-защитную зону нефтебазы.

Любовь Чижова: Рассказывала Наталья Белова. Генеральный директор предприятия «Газпромнефть-центр» Лаврентий Пилягин в интервью РС представил свое видение проблемы с расположением Дмитровской нефтебазы:

Лаврентий Пилягин: Что я могу сказать про Дмитровскую нефтебазу? Она была введена в эксплуатацию еще в 1936 году в системе Госкомнефтепродукт, то есть на 27 лет раньше, чем был построен дом № 1, о котором вы говорите, по улице Дубненской. Год постройки этого дома, он раньше являлся общежитием Каналстроя, когда канал имени Москвы строили, он был построен в 1963 году. После того, как произошла приватизация, нефтебаза попала в частные руки, к нам она пришла в 2008 году. В течение последних трех лет, пока мы владеем нефтебазой, у нас было 7 проверок природоохранными органами. В частности, в мае 2010 года была проведена самая обширная проверка управлением Роспотребнадзора по Московской области, в ходе которой были проведены все отборы проб и воздуха, и воды, которые были необходимы. Эта проверка показала, что содержание нефтепродуктов, углеводородов как в воздухе, так и в почве не превышает допустимых концентраций.

Любовь Чижова: Жильцы говорят, что по закону Роспотребнадзор, когда проводит проверки, заранее предприятие оповещает, что будет проверка, и что об этой проверке вас предупредили заранее, предприятие в тот день не работало и поэтому все пробы были в норме. Что вы можете сказать на это?

Лаврентий Пилягин: Во-первых, это была, как я уже сказал, не одна проверка, их было за последние годы 7. В силу того, что нефтебаза не может не работать, она может не проводить часть операций, но то, что на ней хранятся какие-то нефтепродукты, которые являться источником загрязнения – это невозможно. К этой проверке мы не можем полностью осушить нефтебазу, и мы это не делали. Она у нас как была в том состоянии, так благополучно и попала под эту проверку. Кроме того, когда к нам попала эта нефтебаза, она была в существенно более худшем техническом и природоохранном состоянии. То есть за последние три года там очень много всего сделано с точки зрения приведения соответствия этой нефтебазы к тем повышенным нормам, они с каждым годом ужесточаются, то есть мы благополучно ведем эту работу.

Любовь Чижова: Жильцы дома говорят, что забор нефтебазы в 50 метрах от их дома. Вы считаете, это нормально?

Лаврентий Пилягин: Нормально, не нормально – это определяется санитарно-защитной зоной. Санитарно-защитная зона по объектам такого уровня в зависимости от состояния почвы, в зависимости от расположения тех источников загрязнения, которые дают эти загрязнения на самой территории нефтебазы, в зависимости от розы ветров в отношении каких-то объектов, которые находятся вокруг нефтебазы – эта санитарно-защитная зона может быть как 10 метров от территории, от границы нефтебазы, так, условно говоря, и сто. Вот сейчас проект санитарно-защитной зоны, специально исходя из того, что у нас было так много проверок, он необязателен по законодательству, мы проводим, я думаю, что к середине, максимум к концу этого года, из-за того, что это исследовательский документ, его не столько долго делать, его долго отдавать на согласования и проверки, вот он у нас сейчас делается. 50 метров для этого дома № 1 по Дубнинской улице – это даже много по предварительному расчету санитарно-защитной зоны, который сделан для Дмитровской нефтебазы.

Любовь Чижова: Нефтебаза что-то может сделать для переселения людей или это не ваши проблемы?

Лаврентий Пилягин: В силу того, что данная нефтебаза была построена и уже существовала как объект, было принято решение о строительстве общежития, которое потом стало домом через почти 30 лет после строительства нефтебазы, скорее всего это решение принималось при существовании СССР не с бухты-барахты. Наверное, и тогда таким же образом рассчитывали и было принято решение, что это все возможно. И все замеры, которые производились, говорят, что все то, что попадает в атмосферу и долетает до этого дома, в пределах нормы.

Любовь Чижова: Это был генеральный директор ООО "Газпромнефть-центр" Лаврентий Пилягин
Жильцы дома, соседствующего с нефтебазой, обратились за помощью к юристам. Ситуацию комментирует сопредседатель комитета защиты прав граждан Сергей Селеванкин…

Сергей Селеванкин: Вы знаете, ситуация действительно очень серьезная. Здесь главным образом проблема состоит в том, что именно органы государственной власти должны решать этот вопрос. Эта проблема связана с тем, что никто не даст гарантии, что при нахождении любых баз, связанных с огненными материалами, не может произойти на следующий день или в любое другое время какое-либо ЧП. Здесь уважаемая инициативная группа обратилась в федеральную службу по надзору защиты прав потребителей и благополучию человека. Сказано очень четко: жилой дом № 1 по улице Дубненской Дмитрова попадает в санитарно-защитную зону нефтебазы, ориентировочный размер санитарно-защитной зоны для нефтебазы 500 метров в соответствии с требованиями Санпина. Указаны конкретные требования. Очень бы хотелось, чтобы не только федеральная служба давала свои рекомендации, но чтобы эти рекомендации выполнялись органами исполнительной власти Московской области и, соответственно, территориальными управлениями соответствующих организаций Роспотребнадзора по городу Дмитров и властями города Дмитрова. Я полагаю, что здесь решение проблемы однозначное – должно осуществляться переселение жителей. Тем более здесь нужно выяснять и уровень ведения дополнительных строительных работ на территории города Дубны Дмитровского района, есть ли социальное жилье, то есть квартиры по договорам социального найма и в соответствии с действующим законодательством требовать переселения от власти из этого дома, который находится рядом с нефтебазой, в новое строящееся жилье по социальному найму. Это вопросы, которые должны решаться на уровне Московской области.

Любовь Чижова: Сергей Валерьевич, я знаю, что вы консультируете инициативную группу, оказываете им юридическую помощь. Какие конкретно шаги сейчас предпринимаются для того, чтобы помочь людям?

Сергей Селеванкин: В настоящее время инициативная группа подготовила обращение во фракцию КПРФ Московской городской думы, сейчас готовится обращение к Борису Громову по данной ситуации. И мы, общаясь с инициативной группой, поставили две задачи, какая из них первая должна быть решена. Либо речь идет соответственно о переносе объекта, этой нефтебазы, либо о вопросе переселения. Очевидно, что вопрос переноса объекта маловероятно будет решен. Как представить себе, что будут переносить нефтяной объект на какую-то другую территорию. Это может вызвать еще большую опасность. Объект есть, он существует, давайте решать вопрос с переселением жителей.

Любовь Чижова: О ситуации в Дмитрове, где жильцы дома по улице Дубненской просят власти переселить их подальше от нефтебазы, говорил юрист, сопредседатель комитета защиты прав граждан Сергей Селеванкин. Руководитель программы по экологической политике нефтегазового сектора WWF России Алексей Книжников считает, что ситуация в Дмитрове отражает общее положение дел в нефтегазовой отрасли, природоохранная политика которой в последние годы далека от совершенства…

Алексей Книжников: Нефтегазовые заводы, и это не единичный случай, вызывают такого рода и воздействие, и жалобы местного населения. Далеко ходить не надо, у нас и внутри Москвы работает московский НПЗ, много лет жители близлежащих кварталов поднимают вопрос о негативных воздействиях, которые заканчиваются в том числе и ухудшением здоровья. Поэтому то, что происходит сейчас на нефтебазе "Газпромнефти" – это лишь один из примеров того, что нужно очень много усилий предпринять по минимизации такого рода негативных воздействий, как в части нефтепереработки, так и в целом этой отрасли.

Любовь Чижова: Это было мнение руководителя программы по экологической политике нефтегазового сектора WWF России Алексея Книжникова.
XS
SM
MD
LG