Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Судьба арестованных журналистов в Турции


Ирина Лагунина: Ведущие журналистские организации мира – Репортеры без границ, Комитет защиты журналистов обращаются к правительству Турции с требованием прекратить преследование журналистов. А в последние два дня довольно резкий спор возник между американским писателем Полом Остером, чья книга только что вышла в Турции, и премьер-министром Реджепом Эрдоганом. Остер заявил, что не поедет в Турцию, пока в тюрьме будут оставаться более 100 журналистов и писателей. На что Эрдоган ответил, что Турция не потеряет престиж, если писатель не приедет, и напомнил, что в Израиль Пол Остер ездил. Писатель ответил, что в Израиле за решеткой не находится ни один писатель и ни один журналист. О том, что происходит с прессой в Турции, рассказывает Елена Солнцева.

Елена Солнцева: Десятки журналистов, в Турции находятся под следствием по обвинению в подстрекательстве к участию в террористических организациях. «Обвинения носят туманный характер,- говорит стамбульский адвокат Айшегюль Курназ. Они основаны на трактовке отдельных слов, параграфов, заголовков, которые, по мнению властей, носят преступный характер. По мнению адвоката, происходящее в Турции напоминает события в Аргентине времен так называемой «грязной войны»

Айшегюль Курназ: Аргентинские диктаторы в конце семидесятых годов проводили массовые аресты, задержанных подвергли пыткам и часто убивали. Были уничтожены десять тысяч человек, около тридцати тысяч бесследно исчезли, были подвергнуты длительным срокам заключения, пыткам и насилию. Основными жертвами «Грязной войны» были левые, журналисты, студенты.

Елена Солнцева: Есть и те, кто сравнивает происходящее со сталинскими временами в СССР. Процессом века называют дело под названием «Эргенекон», которое длится уже пятый год. «Эргенекон» - это тайная ультранационалистическая организация, в которую, как утверждают следственные органы, входят высокопоставленные чиновники, военные, интеллектуалы, журналисты, недовольные политикой исламизации, которую проводит Реджеп Эрдоган, и желавшие, якобы, свергнуть это правительсов. Оппозиция считает "Эргенекон" выдумкой властей, при помощи которой расправляются с инакомыслящими. По делу арестовано более шестидесяти известных журналистов. А в последнее время к этому списку добавились и еще те, кого полиция обвиняет в связях с курдскими сепаратистскими организациями. «В зданиях редакций газет проходят обыски, изымают документы, личные вещи, переписку, - говорит независимый обозреватель Мехмет Каан.

Мехмет Каан: Закон о терроризме используется в качестве дисциплинарного кнута для провинившейся прессы. Задержание происходит по ночам, как в сталинские времена. К дому подъезжают «черные бобики» органов безопасности.. Однако существуют ли такие подпольные организации, как «Эргенекон», на самом деле, никто не знает. Согласно обвинительному заключению, члены этой тайной организации планировали ввернуть страну в хаос, организовав серию терактов и заказных убийств. Именно для этого, как утверждала прокуратура, организация поддерживала тесные связи с влиятельными общественными деятелями, учеными и журналистами, которые должны были публиковать статьи о плачевном состоянии Турции.


Елена Солнцева: Среди арестованных - журналист газеты «Миллиет» Недим Шенер, которого Международный институт прессы в 2010 году признал "героем свободной прессы». Шенер написал несколько книг о турецких силах безопасности, в которых обвиняет спецслужбы, в частности, в громком убийстве журналиста Гранта Динка.
Я лично знала Гранта Динка, не раз приезжала к нему в редакцию, чтобы взять интервью для Радио «Свобода». Динк был радушным человеком, интересовался происходящим в России, рассказывал о своем знакомстве с Анной Политковской, с которой повстречался в первый раз на международном симпозиуме прессы. Журналистов убивает слово. Сначала Анна Политковская, потом Грант Динк. Журналиста застрелили 19 января 2007 года в Стамбуле у здания редакции. По этому делу были арестованы девятнадцать уроженцев черноморского города Трабзон в возрасте от семнадцати до двадцати пяти лет. Главным обвиняемым стал несовершеннолетний Огюн Самаст, который выследил Динка прямо у здания редакции газеты и выстрелил в упор. Самаста «сдал» его собственный отец, узнав лицо сына по фотороботу. Суд по делу об убийстве журналиста продолжался пять лет. Достигший к тому времени совершеннолетия Огюн Самаст получил более двадцати лет тюрьмы. Его друг, подельник Ясин Хаяль, который, по мнению суда, замыслил это убийство, был осужден пожизненно. «Перед поездкой в Стамбул Хаяль передал мне сто долларов, пистолет и фото Динка - плохого качества; он сказал, что этот человек - враг Турции, которого нужно убить», - заявил Самаст в ходе судебных слушаний. Семнадцать подозреваемых были оправданы, в том числе друг Самаста, Эрхан Тунджель, который, как выяснилось, был информатором полиции. Тунджель сообщил соответствующим органам о готовящемся убийстве, чтобы замолить прошлые грехи. В прошлом он участвовал в организации взрыва ресторана «Макдональдс» в Трапезунде. Суд оправдал его по делу об убийстве Динка. Адвокат Айшегюль Курназ

Айшегюль Курназ: В ходе следствия подозреваемые давали противоречивые показания: отказывались от своих слов, говорили, что убийство совершили «по глупости», на почве якобы оскорбляющих турецкую нацию статей Гранта Динка, который, по их мнению, призывал турок признать «геноцид армян». Суд отклонил иск о том, что это убийство было организовано и спланировано группой преступников. Судьи посчитали их несмышлеными детьми, жертвами антиармянской пропаганды, которые совершили преступление на почве личной неприязни. Получается, что двое подростков играли в нарды, один сказал другому: "Давай, поедем в Стамбул и убьем этого армянина". Они бродили вокруг редакции, наткнулись на Гранта, и один из них нажал на курок.

Елена Солнцева: Начальник отдела розыска Трабзонской жандармерии Метин Йылдыз заявил, что получил информацию о готовящемся покушении, однако, не придал этому особого значения, поскольку не доверял источникам. Полицейский проинформировал своего начальника, главу полиции Трабзона, подполковника Али Оза. В свою очередь, Али Оз заявил, что отправил по этому делу докладную в Департамент разведки отдела Главного управления безопасности, но и там не приняли никаких мер. Изучив показания полицейских, судьи отказались возбуждать против них уголовные дела. Их обвинили в халатности при исполнении служебных обязанностей. Начальник Трабзонской жандармерии, полковник Али Оза и его заместитель, капитан Метин Йылдыз были приговорены к шести месяцам лишения свободы, еще четверо военных – к четырем месяцам, двоих выпустил на свободу.
Недовольство решением судей вылилось в массовый марш протеста. Участники акции прошли от здания стамбульского суда до редакции газеты « Агос», которую некогда возглавлял Грант Динк. На митинге собрались около тридцати тысяч человек. Выступившая перед демонстрантами адвокат семьи Динка Фетхие Четин заявила, что намерена подавать новый иск, потому что не верит судьям. По мнению Четин, настоящие организаторы преступления не были названы, судьи не захотели расследовать это дело и решили его закрыть. Массовые акции привели к тому, что работой судей заинтересовался Высший совет судей и прокуроров, который уже начал следствие в отношении членов суда и прокуроров. Вот что завил один из участников акции:

- Динк изменил Турцию. Он был одним из очень немногих общественных интеллектуалов в Турции, кто вступал против экстремизма, как с армянской, так и с турецкой стороны. Он честно рассказывал туркам о том, что произошло с армянами в Османской империи 1915 года, но он также выступал против антитурецкого фанатизма армянской диаспоры.

Елена Солнцева:
Всю свою профессиональную жизнь Грант Динк подвергался преследованиям и даже был судим. В интервью Радио Свобода он говорил, что созданная им газета «Агос» на турецком и армянском языках неоднократно становилась мишенью разного толка националистов и экстремистов, которые посылали сотни писем с угрозами взорвать редакцию «армянской газеты и разбомбить всех находящихся там армян». В 2004 году Динк опубликовал в одной из центральных турецких газет статью, в которой утверждал, что приемная дочь создателя турецкой республики Мустафы Кемаля Ататюрка, народная героиня Турции, первая женщина пилот Сабиха Гекчен на самом деле является этнической армянкой, одной из тысяч армянских сирот, которые оказались в турецких приютах после гибели родителей в годы геноцида. Сама мысль о том, что символ турецкой нации, первая и единственная женщина летчик, именем которой назван международный стамбульский аэропорт, на самом деле армянка, оказалась неприемлемой. Динка обвинили в неуважении к турецкому народу и «оскорблении нации». Архивная запись интервью, которое Грант Динк дал Радио Свобода:

Грант Динк: В последнее время я только и делаю, что хожу по судам и кому-то что-то доказываю. Это отнимает много времени и сил. Надо понять, что если мы хотим вступить в Евросоюз, нужно взять на себя ответственность за историю и прекратить преследовать национальные меньшинства. Все граждане этой страны должны быть равноправны. Армянский вопрос помогут разрешить только демократические перемены в обществе, возможность обсуждать и свободно говорить на эту тему. Я получил приговор за "оскорбление турецкой нации" и распространении заведомо ложных сведений. Потом приговор заменили условным сроком. Были и другие судебные процессы.

Елена Солнцева: На самом деле статья 301 уголовного кодекса Турции, предусматривающая наказание «за оскорбление турецкой идентичности», долгое время использовалась властями для преследования журналистов, точка зрения которых не совпадает с официальной. В оскорблении турецкой нации обвинили журналистку Элиф Шафак, которая написала роман «Стамбульский подкидыш» о судьбе армянской семьи; лауреата Нобелевской премии писателя Орхана Памука, который после смерти Динка, опасаясь за свою жизнь, покинул родину и перебрался с семьей в США. Памук заявил в интервью одному из центральных телеканалов

Орхан Памук: Обстановка в Турции в настоящее время очень напряженная и я не чувствую себя в безопасности. Над журналистами и писателями постоянно висит угроза судебного заключения и даже гибели. Многие мои друзья, журналисты и писатели, находятся в тюрьме или под следствием.

Елена Солнцева: После гибели журналиста министр иностранных дел Турции Абдулла Гюль пообещал изменить 301-ю статью, которая, по его словам, разжигает национализм в стране и стала косвенной причиной убийства Гранта Динка. Право возбуждать уголовные дела по этой статье передали министру юстиции. Однако многие в Турции считают, что даже отмена пресловутой статьи не станет революцией в обществе. Журналист газеты «Джумхуриет» Мустафа Балбай написал в минувшем году, что даже если эта статья будет изъята из законодательства, власти будут попросту игнорировать закон.

Мустафа Балбай: Изменения должны происходить в мышлении, начиная с головы вертикали власти. Нам нужно понять, что если об истории нельзя говорить свободно, то невозможно построить общество, которое уважает права человека.

Елена Солнцева: Журналист был арестован по обвинению в участии в тайной террористической организации. Несколько лет он находится под следствием. «Мы постоянно слышим от тех, кто управляет нашей страной, что у нас есть верховенство закона. Закон превыше всего, - говорит сорокалетний журналист Орхан, который просит не называть его настоящего имени. В одной из центральных газет журналист написал статью о незаконно осужденных курдских подростках и был задержан за « пропаганду терроризма».

Орхан: Если вы ответчик, особенно в политическом процессе с участием известных лиц, готовьтесь к худшему. То, что Вас задержали, уже более чем достаточно для того, чтобы Вас заклеймили «виновным». Телеканалы и газеты будут транслировать Ваше изображение, клеймить, находить порочащие сведения, показывать, как полиция толкает Вас в полицейскую машину. Средства информации опубликуют обвинительное заключение в деталях. Вас признают виновным сразу после начала судебного разбирательства.

Елена Солнцева: Орхан несколько лет провел под следствием, потом был оправдан, но уволился из газеты и решил поменять профессиональную деятельность.

Орхан: Если Вас оправдают, что будьте уверены, что никаких известий об этом не появится в газетах В качестве одного из сотен тысяч файлов ваше дело будет продолжаться годами. Будете бороться с полицией, судами, адвокатами и начнете сожалеть, что искали справедливости. Это общее впечатление о системе правосудия в нашей стране. Желаю вам никогда не попасть в эти жернова.
XS
SM
MD
LG