Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Зеев Ханин – о вероятности военного ирано-израильского конфликта


Зеев Ханин

Зеев Ханин

Действительно ли власти Израиля, как об этом сообщает американская пресса, готовы нанести удар по иранским ядерным объектам уже в ближайшие месяцы?

По просьбе Радио Свобода ситуацию анализирует профессор Университета Бар-Илан в Иерусалиме, политолог Зеев Ханин:

– Никакой специальной реакции на заявление Панетты в Израиле не было. В кругах, близких к канцелярии премьер-министра, к МИД и Минобороны, говорят, как и раньше, о том, что Израиль предпочел бы мирное, хотя и силовое, разрешение конфликта. Под силовым подразумевается введение намного более ощутимых международных санкций против Ирана чем те, которые существуют сегодня. Сейчас существенную часть этих санкций торпедируют, прежде всего, представители Пекина и Москвы. Если удастся все же согласовать и принять некую консенсусную резолюцию, предусматривающую пакет действий, который заставил бы Иран отказаться от своей ядерной программы, то Израиль, разумеется, предпочел бы подобное развитие событий. Однако пока этого не происходит и на протяжении последних месяцев израильские власти неоднократно заявляли, что по-прежнему не исключают военного решении проблемы.

Что же касается заявления Панетты… По некоторым нюансам, если читать между строк, видно: Вашингтон усиливает давление на Иерусалим, добиваясь от него более четкого декларирования, что военная атака, если решение о ней будет принято, не будет предпринята без согласования с США. Судя по всему, подобное соглашение если и не достигнуто окончательно, то уже вырисовывается.

– Существуют ли в Израиле внутриполитические разногласия по вопросу о возможности нанесения удара по Ирану?

– В Израиле (по крайней мере, в истеблишменте – внешнеполитическом, дипломатическом, военном, информационном) долгое время существовали две фракции: так называемых ирано-оптимистов и ирано-пессимистов.

Ирано-оптимисты не исключали, что с Ираном можно договориться. Кроме того, полагали они, ничего страшного, если Иран в результате получения доступа к ядерным технологиям станет обладателем ядерного заряда: воспользоваться-то им иранцы не смогут, не имея соответствующих средств доставки. Более того, если средства доставки у иранцев появятся, говорили ирано-оптимисты, то, может быть, получив это все, они наконец успокоятся и можно будет выстроить систему, похожую на советско-американские отношения времен "холодной" войны. Тогда США и Советский Союз друг друга сдерживали в мировом масштабе, а теперь США со своими союзниками и Иран будут друг друга сдерживать на Ближнем Востоке…

Впрочем, сегодня ирано-оптимистов в израильском истеблишменте практически не осталось, в нем доминируют ирано-пессимисты. Ирано-пессимисты исходят из того, что Иран, во-первых, делает все, чтобы получить ядерное оружие, а во-вторых - что если у Тегерана это оружие появится, он найдет способ им воспользоваться. Поэтому в целом можно говорить, что фактор силовых действий рассматривается в Израиле как приоритетный. Другое дело – какова его составляющая. Одни утверждают, что кроме военного варианта силовых действий нет других возможностей. Другие же говорят, что могут быть эффективными санкции и те действия, которые можно рассматривать как силовые, но которые не являются открыто военными в полном смысле слова.

Теперь об американцах. Они не могут бросить своих союзников: Эр-Рияд для них является таким же союзником, как и Иерусалим. И их задача – найти точки соприкосновения прозападных суннитских монархий Персидского залива и еврейского государства. В Иерусалиме, разумеется, не заинтересованы в том, чтобы решить за саудитов их проблемы, причем, сделать это бесплатно, то есть вытащить для саудитов каштаны из огня, чтобы потом, удовлетворенно потирая руки, в Эр-Рияде развернули кампанию против Израиля, обвиняя его в военных преступлениях. Такой вот нюанс тоже должен учитываться Вашингтоном в тот момент, когда там планируют свои действия на Ближнем Востоке.

– Насколько активно в израильском обществе сейчас обсуждается возможность войны с Ираном?

– Об этом говорят постоянно, дискуссия ведется не первый день. Израильтяне не в восторге от очередной войны. Но они также понимают, что на самом деле израильско-иранская война идет, хотя она никогда формально не объявлялась.

Первой ирано-израильской войной была вторая ливанская война. Иранцы там воевали малой кровью на чужой земле: военное крыло Хезболлы ничто иное как одно из подразделений иранского Корпуса стражей исламской революции. Мы прекрасно понимаем, что антитеррористическая операция в Газе – тоже в значительной степени война Израиля с Ираном. К этому же разряду относятся и операции спецслужб, за которыми, если верить прессе, может быть, частично стоит Израиль (мы это не можем ни доказать, ни опровергнуть) – включая кибер-атаки, направленные то, чтобы затормозить иранскую ядерную программу... Впрочем, израильское руководство никогда не подтверждало, что оно стоит за этими действиями. Возможно, Израиль причастен к ним в существенно меньшей степени, чем об этом принято говорить в СМИ… Но нужно понимать: мы находимся в новом веке, когда идут войны совсем другого типа, чем те, к которым мы привыкли. Так что, не исключено, что, обсуждая израильско-иранский военный конфликт в будущем времени, мы, на самом деле, должны провести некоторую коррекцию грамматики.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG