Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Людмила Улицкая – о "начале конца эпохи Путина"


Людмила Улицкая

Людмила Улицкая

Десятки тысяч человек по всей России приняли участие в акциях "За честные выборы". Самая массовая прошла в Москве: в шествии от Калужской до Болотной площади, по оценкам организаторов, приняли участие более 120 тысяч человек.

Их требования – проведение честных выборов, регистрация оппозиционных партий, свобода политзаключенным и регистрация основателя партии "Яблоко" Григория Явлинского кандидатом в президенты России.

Какими могут стать последствия шествия? Об этом в интервью Радио Свобода говорит участник шествия, писатель Людмила Улицкая.

– Я не думала, что когда-нибудь доживу до такого знака создания гражданского общества, как сегодняшнее шествие. Что будет дальше? Трудно предсказать. Я не исключаю, что Путин одержит победу на выборах. Но как бы ни развивались события, совершенно ясно: это начало конца эпохи Путина. Как долго этот процесс продлится, никто не знает. Но, как теперь выясняется, это во многом зависит от нас. Трудно было в это поверить.

– Путин захотел пообщаться с Лигой избирателей? Вы бы хотели с ним встретиться?

– На самом деле все уже сказано и написано. Если бы Путин захотел с нами общаться, то почему же нет? Правда, я не вижу основания для дискуссии, а он, насколько я поняла, говорил именно о ней. Время дискуссии уже прошло. Двенадцати лет за его спиной было вполне достаточно.

– Какое впечатление на вас произвели лидеры? Некоторые выражали опасения в связи с тем, с каким трудом они друг с другом договариваются, не умея отказываться от собственных амбиций.

– У митинга не было задачи договариваться. Это было стихийное волеизъявление самых разных групп населения. Вот почему это движение представляется мне народным. За столом все эти люди не договорятся. Но пока они согласны в одном: всем хочется видеть в России другую власть, другое отношение к народу, к доходам нашей страны и их распределению. В этом сходятся все от коммунистов до фашистов и демократических сил.

– У этого народного движения есть герой?

– На меня большое впечатление произвела художественная часть. Меня восхитили десантники - люди, которых я совершенно не ожидала видеть в этом кругу. А также Шевчук. То, что они делали, - близко к фольклору, народному действию. Это создает совершенно небывалую атмосферу: веселую, без агрессии.

– Эта атмосфера принципиально отличается от атмосферы начала девяностых?

– У меня своя личная история. Когда в начале девяностых все мои друзья шли к Белому дому, я сидела у себя в квартире и не чувствовала большого желания туда идти: в это время меня больше всего занимала проблема люстрации. Я говорила: если коммунистическую партию запретят и если запретят бывшим членам партии высокого ранга занимать государственные должности, я готова идти. К сожалению, я оказалась права. Думаю, вся неудача первой волны движения к демократии, в том и была заключена, что коммунистическая партия немедленно не была запрещена. Я не против социалистов, могли образоваться и другие партии, но партия Ленина-Сталина-Хрущева-Брежнева меня категорически не устраивала.

Так что сейчас для меня это первая гражданская проба, потому что в начале девяностых я места себе не находила, но знала, что оно не у Белого дома. Сегодня я была на своем месте. Надеюсь, что в этом никогда не раскаюсь.

– Вернемся к героям. Кто сегодня способен осмыслить ошибки девяностых, чтобы не повторить их в 2010-х?

– Поставим вопрос иначе. Прошло уже двадцать лет. Всем тем людям, которые совершали ошибки двадцать лет назад, может быть, и не пора на пенсию. Но я хотела бы видеть в числе руководителей нашей страны людей моложе, без опыта советской жизни. Мы все на себе несем родимые пятна коммунизма. Как бы мы ни относились к нашему прошлому, мы люди из прошлого. Лично я бы очень хотела, чтобы к власти пришли тридцатилетние.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG