Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Живущие в Великобритании российские бизнесмены создали Международный антикоррупционный комитет, цель которого – разоблачение коррупмированных российских чиновников, в частности, в окружении Владимира Путина. Комитет уже составил список из примерно 50 таких чиновников, которые держат свои активы в западных банках. Инициатором создания комитета стал бежавший в Лондон от преследования российских властей глава строительной компании "Москонверспром" Валерий Морозов.

Летом 2010 года в интервью РС Валерий Морозов рассказал о коррупции, существующей при получении строительных контрактов на возведении спортивных сооружений в Сочи для зимних Олимпийских игр 2014 года. Он сообщил прокуратуре о вымогательстве у него крупной суммы высокопоставленным чиновником из Администрации президента. В результате его компания подверглась проверке со стороны правоохранительных органов, а сам Морозов был обвинен в налоговых правонарушениях. Последовал прессинг со стороны силовиков, начали поступать угрозы ему и его семье, у него пытаются отобрать бизнес. Валерий Морозов счел за лучшее уехать с семьей в Лондон, где стал инициатором создания Международного антикоррупционного комитета, куда вошли и другие живущие в британской столице бывшие российские бизнесмены. В Великобритании с интересом отнеслись к инициативе Морозова; популярная "Санди таймс" поддержала идею создания списка коррумпированных российских чиновников, держащих активы в западных банках.

В интервью РС Валерий Морозов говорит о задачах Международного антикоррупционного комитета:

– Основная задача Международного антикоррупционного комитета – стать первым действенным инструментом борьбы с коррупцией в России и за ее пределами. Дело в том, что наши коррупционеры все наворованные деньги, отнятые у бизнеса, бюджета и отдельных людей, лишь частично используют в России. Большая их часть выводится за рубеж. Там открываются счета, которые принадлежат или непосредственно их владельцам, или неким фирмам, которыми руководят подставные лица. При этом покупается и различная собственность. Так что с российской коррупцией надо бороться не только в России, но и за рубежом, поскольку основные активы российских коррупционеров выводятся в иностранные банки.

– Кто входит в Антикоррупционный комитет?

– В комитет, кроме меня, входит Владимир Колесников, который раскрыл коррупцию в петербургской компании, совладельцем которой был Владимир Путин. Он же раскрыл коррупционную схему ее финансирования за счет ухода от налогов Романа Абрамовича и других олигархов, а также схему оплаты строительства дворца в Геленджике. Он, в частности, раскрыл рейдерский захват и приватизацию питерского банка "Россия" и захват этим банком активов "Газпрома". В комитет входит также Андрей Корчагин, бывший член петербургского Заксобрания. Вместе с Шустовым он боролся с группой бывших чекистов, куда входили Путин, Якунин, Муров и другие, – по сути дела все наши нынешние "питерские" в руководстве страны. В комитет входят известный правозащитник Владимир Буковский, бизнесмен и политик Павел Бородатов. Мы пригласили в комитет и бывшего помощника российского президента, экономиста Андрея Илларионова. В комитет входят и другие люди, разделяющие его идеи. Этот список будет расширяться, в ближайшее время в него войдут видные политические и общественные деятели европейских стран и США. Комитет должен быть международным. В тех странах, где сосредоточена многочисленная российская диаспора, мы намерены открывать филиалы комитета. В ближайшее время в России будет создан Всероссийский антикоррупционный комитет с филиалами в областях.

– Чем конкретно будет заниматься Ангикоррупционный комитет?

– Главные направления его деятельности – это поиски денег, счетов и собственности российских коррупционеров за рубежом и сбор доказательств их получения преступным путем. Затем вся эта документация будет передаваться правоохранительным органам, общественным организациям и государственным структурам тех стран, где находятся эти активы, для замораживания, ареста и конфискации этой собственности. Мы намерены требовать передачи наворованной собственности благотворительным и правозащитным организациям России. Хочу подчеркнуть, что такого рода положения пока не числятся в законодательстве большинства стран. Обычно, если Россия не требует по суду передачи ей полученных преступным путем активов, то в большинстве государств они конфискуются и передаются в бюджет этих стран. Мы намерены инициировать компанию за внесение в законодательство европейских и других стран положения, по которому обнаруженные российскими общественными организациями "грязные" деньги передавались бы благотворительным организациям России и ее народу, в частности, для поддержки развития экономики и антикоррупционных мер.

– Кто же финансирует такую огромную работу?

– Первые деньги вложил я сам. Тем самым я запустил этот механизм; работа началась. Сейчас и другие члены комитета вносят деньги в фонд комитета и подключаются к работе. Думаю, что у нас есть моральное право обратиться к широкой общественности с просьбой помочь нам в финансировании работы комитета. Сейчас трудно сказать, сколько средств будет собрано, – у нас еще нет отлаженного механизма для сбора средств.

– Вы, видимо, читали статью в "Санди таймс", в которой сообщается, что вы уже составили список из 50 российских чиновников, замешанных в коррупции, чьи активы выведены за рубеж. Кто эти люди?

– Сразу должен сказать: мы к этому будем относиться с осторожностью. Я действительно сказал "Санди таймс", что сейчас в этом списке не менее 50 человек. Подчеркиваю: я не сказал 50, а сказал – не менее 50. Через несколько дней состав этого списка будет определен окончательно, и мы его опубликуем.

– Скажите, а будет в этом списке имя Владимира Путина?

– Путин вошел в этот список. Как вы понимаете, если в комитет вошли Колесников и Корчагин, то Путин неизбежно окажется в группе чиновников, на которых будет обращено внимание.

– А что сейчас происходит с вашим бизнесом в России?

– В августе 2010 года по моему заявлению было возбуждено уголовное дело в отношении заместителя начальника управления капитального строительства Управления делами президента Владимира Лещевското и группы коррупционеров из его окружения. Три года я веду по этому поводу борьбу, три года меня разоряют, пытаются отнять бизнес. Пресс-секретарь премьер-министра Дмитрий Песков уже назвал меня бандитом – не только меня, но и весь наш комитет. Я не намерен ему отвечать, комитет на это ответит своими делами. Мы хотим прежде всего получить поддержку людей в России и проживающих за рубежом наших соотечественников, которым обрыдла российская коррупция, поставившая страну на край экономической пропасти. Характерный пример: полтора года назад я возбудил дело против Лещевского, а он недавно получил новое назначение. Я предоставил прокуратуре доказательства того, что в коррупции был замешан Владимир Смирнов из Управления делами президента, а перед новым годом он получил новое назначение – на строительство олимпийских объектов. Так что снова всё финансирование олимпийского строительства в Сочи идет через эти двух лиц. Надо сказать, что на каком-то этапе их выгнали или отстранили от работы, а сейчас они снова в седле. После парламентских выборов всё вернулось на круги своя.

– Вам не кажется, что после организации в Лондоне Антикоррупционного комитета вам небезопасно возвращаться в Россию?

– Знаете, я и моя семья уже три года живем с угрозами нашим жизням, здоровью, собственности. Но мне всё же кажется, что, по крайней мере, до президентских выборов у нас есть определенная страховка.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG