Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Спасибо фюреру за наше счастливое детство", часть 1


Ирина Лагунина: В эфире очередная глава исторического исследования «Русский коллаборационизм». Она посвящена советским детям, которых привлекла к сотрудничеству немецкая разведка. Автор и ведущий – Владимир Абаринов. Глава девятая – «Спасибо фюреру за наше счастливое детство». Часть первая.

Владимир Абаринов: В нашем советском детстве мы хорошо знали имена пионеров-героев, погибших в борьбе с немецкими оккупантами - Володя Дубинин, Леня Голиков, Валя Котик. Их портреты висели в школах, о них писали книги, сочиняли стихи. Эти советские Гавроши, вернее – их канонизированные образы должны были учить советских детей самоотверженности и готовности пожертвовать собой ради родины. Потом появилась повесть Владимира Богомолова «Иван» и ее экранизация, гениальный фильм Андрея Тарковского «Иваново детство» - о юном разведчике, у которого война отняла мать и детство. Этот фильм говорил совсем о другом – о том, как война ломает ребенка, превращает его в звереныша, и никакая высокая цель этого не оправдывает.

Но мы совсем ничего не знали о других детях войны, оказавшихся в силу неумолимых обстоятельств на стороне врага. Сегодня мы будем говорить о них с профессором Новгородского государственного университета Борисом Ковалевым, у которого в его монографии о русском коллаборационизме есть глава о детях-коллаборационистах. Но сначала мы попробуем рассказать о том, какая участь была уготована детям немецким оккупационным режимом.

Начнем с отрывков из статьи «Школьный праздник». Она была опубликована в орловской газете «Речь» в номере от 29 июля 1942 года. Ее автор – директор начальной школы номер один Домовая. Немецким пропагандистам она так понравилась, что ее разослали по редакциям других коллаборационистских газет для перепечатки.

"Праздник прошёл весьма оживлённо. Зал был украшен гирляндами и цветами. Под бодрящие звуки марша дети выстроились в зале, ожидая почётных гостей. Гости собрались точно к 3 часам дня. Под звуки оркестра гости направились в зал, где их радостно приветствовали поднятием руки (в скобках: немецкое приветствие) дети, расположившиеся полукругом. Приятное впечатление производила передняя шеренга детей с букетами цветов в руках. Эта группа выделилась для приветствия г. генералу и другим гостям, проявившим большое внимание к школе. Гости заняли места. С приветственными словами на немецком языке выступала ученица 3-го класса Цыплакова. Держа огромный букет в руках, она передавала то, что чувствовали все дети: “Мы, ученики начальной школы № 1, – говорила она, – приветствуем германское командование и выражаем большую благодарность за открытие нашей школы, за постоянную заботу о нас. Мы обещаем быть достойными учениками новой школы”. Она очень трогательно поднесла букет генералу, который встал
и пожал её тоненькую ручку. Её слова были переведены на русский язык ученицей 1-го класса А. Журавлёвой.

Генерал Гаманн, как самый почетный гость, встал и передал привет от главнокомандующего, выразил благодарность директору школы и всем учителям за проделанную работу. Генерал говорил об открытии двух новых школ в г. Орле и просил всех детей передать своим товарищам об этом. Генерал пожелал детям хорошо отдохнуть, набраться сил для
работы с 1-го сентября, а главное, быть всегда послушными и дисциплинированными.

Вступительная часть окончена, дети вернулись в ряды своих классов, и перед гостями выступили шеренги мальчиков 3–4 классов, которые чётко, под музыку выполнили вольные упражнения. Появляются девочки 1-го класса в сарафанчиках и косынках, а часть одета бабочками и стрекозами. Они пляшут и поют народную песню “Как у наших у ворот”. Легко разлетаются бабочки и стрекозы под польку Штрауса и выполняют танец бабочек. По окончании строем идут на свои места, на середину же выбегают мальчики 1–2 классов
с пляской и песней “Земелюшка-чернозём”. Эту группу ребятишек сменила группа мальчиков того же класса, которые очень удачно в костюмах моряков выполнили народный танец “Яблочко”. Занимательно было смотреть на пляшущих и поющих детей, на быстроту движения ног, рук и грациозность плавных движений. Вот в белых платьях появились среди зала девочки 2-го класса, которые танцуют и поют “На горе, горе петухи поют”, а потом очень грациозно выполняют танец лебедей под музыку Бетховена. Девочки, ученицы 3-го класса, в украинских костюмах задорно поют “Калинка-малинка” и пляшут. Пляска растёт и переходит без слов в украинский гопак. Как хороши и пластичны были в своих движениях девочки 4-х классов, которые создавали красивые фигуры с гирляндами в руках под музыку Тома из оперы
“Раймонда”. Утренник заканчивается построением фигур. Одна из них является немецкой эмблемой.

Гости направились в учительскую, а дети становились парами и непрерывным потоком шли в столовую, где их ждал вкусный обед из трех блюд. Представители германского командования и здесь наблюдали за детьми, угощали их сластями. Глазки детей сверкали.
Слегка утомлённые, но зато сытые и довольные, они расходились по домам".

Владимир Абаринов: Борис Николаевич, статья прямо как из «Пионерской правды», только вместо спасибо Сталину и партии – спасибо немецкому командованию, вместо пионерского салюта – немецкое приветствие, то есть «хайль Гитлер», а физкультурники вместо пятиконечной звезды или серпа и молота строятся в немецкую эмблему, то есть свастику. Расскажите, какой была политика оккупационных властей по отношению к детям, что это были за школы, какие в этих школах были программы и каковы были мудрые предначертания фюрера относительно воспитания детей на восточных территориях.

Борис Ковалев: Естественно, Адольф Гитлер никаких конкретных предначертаний по поводу организации школьного дела на оккупированных территориях России не давал. Однако сама жизнь заставляла оккупантов осуществлять хоть минимальное, но образование среди детей на оккупированных территориях. В абсолютном большинстве населенных пунктов сохранялись трех-четырехлетние школы. В этих школах работали старые, еще довоенные учителя. И что поразительно: учебный год 41-42 года практически по программам не поменялся с двоенными школьными учебниками. Разве что дети, которые, к сожалению, имели богатый опыт замарывания неугодных личностей, замазывали чернилами, замазывали красками лица Сталина, лица Молотова, лица Буденного, Ворошилова, прочих советских вождей. Но при этом, например, в учебнике 4 класса сохранялись такие темы, как немецкая агрессия в 13 веке на восток, подвиги Александра Невского и иже с ними. И лишь где-то к 42-43 году появляются новые учебники, присланные в первую очередь из Прибалтики. Они были гораздо более пронацистские, они были выдержаны уже, что называется, в духе новой эпохи. Там весьма широко присутствовали рассказики про Гитлера, про национал-социализм. По сути своей это были переводы тех рассказиков, тех баек, тех былин, которыми пичкались их ровесники в Третьем рейхе.

Владимир Абаринов: Некоторым детям оккупированных территорий, оставшимся без родителей и крыши над головой, была уготована особенная судьба. Борис Николаевич, когда и как у немцев возникла идея использовать детей в разведывательной и диверсионной работе?

Борис Ковалев: Вы знаете, дети на войне – это очень трагическая, очень неприятная ситуация. Это трагедия, это страх, это ужас, это голос. Дети – самая незащищенная часть общества. И по сути своей еще в 41 году нацисты поняли, что дети – это очень выгодный и очень дешевый материал. Детей можно очень выгодно и очень дешево, почему дешево – накормил ребенка, одел ребенка, сказал ему ласковое слово, что-то пообещал, и вот у вас есть шанс что-то получить - или маленького вредителя, который подбросит кусок тола, замаскированный под уголь, куда-нибудь в районе паровозной топки, который может стать сигнальщиком, наводя вражеские самолеты на те или иные объекты. А там, гляди, вдруг сможет собрать какое-то и интересующее германское командование разведсведение. В этом отношении поведение немцев в 41 году отличалось крайним цинизмом и крайним прагматизмом. Так согласно имеющимся данным, они, когда захватили дом для детей с замедленным психическим развитием, это было в августе 41 года недалеко от Пскова, они попытались этих детей использовать в качестве своих агентов. То есть детям внушалась мысль, что мы сейчас придем в большой красивый город (конечно, это был Ленинград), и за вами на самолете прилетит мама, но нужно только маме посигналить ракетницей.
Сами понимаете, даже для взрослого агента ребенок на руках – это как индульгенция, это как дополнительный пропуск, это факт того, что ты несчастный беженец, спасающийся от наступления немецких войск. Так вот, эти дети были расставлены в районе серьезных промышленных ленинградских объектов, в районе бадаевских складов, во время небезызвестного налета германской авиации подавали свои сигналы. Фильм с броским названием "Сволочи", мало того, что он не соответствует действительности, тем более, как историк права хочу вам заявить, что смертной казни по отношению к несовершеннолетним детям в Советском Союзе не было – это бред и вранье, а вот нацисты, поскольку, повторюсь, это были совершенно чужие дети, это были не немецкие дети, наших детей использовали более, чем активно.
И я все-таки с другой стороны не соглашусь с некоторыми авторами, которые утверждают, что это была изначально провальная операция немецких спецслужб. Да, большинство детей накормленных, обогретых, одетых немецкими офицерами, скорее всего просто растворялись, они просто пытались дальше найти кусок хлеба для существования. Какая-то часть подростков, может быть более сознательных или может быть в чем-то заподозренных советскими спецслужбами, шла, сдавалась, докладывала, рассказывала о том, что их завербовали, сделали такое предложение. Но к сожалению, были и факты, которые некоторые подростки выполняли задания, которые им были поручены, и возвращались обратно в немецкий тыл.

Владимир Абаринов: Бадаевские склады были крупнейшим ленинградским хранилищем продовольствия. В результате налетов немецкой авиации 7 и 10 сентября 1941 года было уничтожено три тысячи тонн муки и две с половиной тысячи тонн сахара.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG