Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сообщество тех, кто выступает за честные выборы


Экологи на шествии "За честные выборы" в Москве, 4 февраля 2012

Экологи на шествии "За честные выборы" в Москве, 4 февраля 2012

Ирина Лагунина: Мы продолжаем сегодня серию бесед, которую я условно назвала «Сообщество тех, кто выступает за честные выборы». И я действительно хочу, чтобы в этой программе было именно сообщество таких людей. Поэтому предлагаю всем желающим продолжить эту дискуссию на моей странице в Фейсбуке. В митинге 4 февраля в Москве на Болотной площади приняли участие защитники природы из неформальных экологических движений. В так называемую «Зеленую колонну» вошли защитники Химкинского и Битцевского лесов, люди, выступающие против уничтожения Утриша и загрязнения Байкала. В эфире РС гражданские активисты из экологических объединений рассуждают о политическом будущем России. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Основными лозунгами участников Зеленой колонны на митинге 4 февраля стали призывы «Нет распилу земель!» и «Долой жуликов и воров из лесопарков и заповедников!». На митинг против Владимира Путина и за честные выборы пришли защитники московских и подмосковных лесов и лесопарков, обеспокоенные их уничтожением. Большинство этих людей – не профессиональные экологи, далекие от политики. Но ко многим сейчас приходит понимание, что без изменения политической системы России ситуация с соблюдением природоохранного законодательства и защитой природы вряд ли станет лучше. Один из тех, кто был в Зеленой колонне 4 февраля – защитник Химкинского леса Ярослав Никитенко. Вот что он думает о своем участии в шествии и будущем России….

Ярослав Никитенко: "Зеленая колонна" собиралась задолго до самого митинга, организовывались в основном через интернет. На митинге присутствовали даже несколько "зеленых колонн". В начале было движение "Среда обитания", движение "В защиту Химкинского леса" с зелеными флагами. У нас был баннер, на котором была изображена пустынная земля, кучка людей, которые стоят рядом с кострищем, которое затухает и написано "Мы не думали, что конец так близок". Это просто привлекает внимание людей к проблемам экологии, что действительно ресурсы наши ограничены. Кроме того шли защитники Битцевского леса с огромным транспарантом "Защитим Битцевский лес". И были так же защитники Утриша – это уникальный заповедник на Черном море, "Сохраним Утриш", "Администрация президента, руки прочь от Утриша". Дело в том, что там собираются строить новую резиденцию нашему президенту. Уже не знаю, правда, какому, но собираются. Пока что все остановлено. Мы скандировали: "Сохраним наши леса", "Москве чистый воздух", "Защитим леса Подмосковья". Было довольно много людей с плакатами экологической тематики. Один человек с плакатом в руках, на котором изображены деревья в форме рук, как будто они голосуют и написано "Леса за честные выборы".

Любовь Чижова: Ярослав, по вашим наблюдениям, кто эти люди, которые непрофессионально защищают природу, которые не профессиональные экологи, но тем не менее, им небезразлично, сколько деревьев растет вокруг их дома, социальный состав, образование – кто они?

Ярослав Никитенко: Я прежде всего скажу, что я тоже не профессиональный эколог и тоже защищаю природу скорее по зову сердца. Мне 24 года, я учусь в аспирантуре по физике элементарных частиц и ядерной физике. Работаю в Институте ядерных исследований. Соответственно, я по образованию физику. Но просто, когда я вижу, что все вокруг Москвы уничтожается и что в нашем обществе много различных проблем, то, конечно, мне хочется более активно заниматься общественной деятельностью. Потому что даже в науке, как я вижу, в этой стране перспективы не очень большие, я наблюдаю достаточно много проблем, и поэтому я считаю, что надо улучшать наши условия. Для меня это в основном через экологическую борьбу. Хотя, конечно, в других инициативах я тоже участвуют. Люди, которые защищают экологию – это самые разные люди. В нашем движении в основном молодежь и в основном люди, которые достаточно активны в других движениях, то есть это активисты многих левых движений и просто люди аполитичные. Есть движения, например, в которых люди более старшего возраста. Многие движения не просто сформированы вокруг каких-то местных точек горячих, вроде Битцевского леса, люди, конечно, самые разные. В основном это люди с высшим образованием, которые задумываются о том, что нас ждет в ближайшие годы, задумываются о природе.

Любовь Чижова: Ярослав, главным требованием митинга 4 февраля были честные выборы. Что вы вообще думаете о политическом устройстве России, верите ли вы в то, что здесь могут пройти честные выборы? И за кем бы из политических лидеров оппозиционного спектра вы бы сейчас лично пошли? Есть политик, за которым вы готовы пойти?

Ярослав Никитенко: Возможно, более главным требованием была отставка Путина. Она звучала может быть больше, чем честные выборы. По крайней мере, люди скандировали в основном "Путина в отставку". На самом деле честность – понятие абсолютно относительное. Но то, что происходит у нас на выборах, настолько далеко от честности, что, конечно, такого быть не должно. Естественно, наверное, во многих странах есть небольшие манипуляции, но у нас выборы совершенно ужасно проходят. Конечно, нам нужно очень серьезно их улучшать. В первую очередь для меня это связано с нашей текущей политической системой, жесткой вертикалью власти, которую выстроил господин Путин, когда и суды, и прокуратура, и милиция, и избиркомы все встроены в вертикаль власти. Как эколог я вижу, что многие экологические разрушения связаны тоже с этой системой. Допустим, Байкал загрязняется ближайшими друзьями Путина. Это он подписал распоряжение, которое позволило работать дальше байкальскому бумажно-целлюлозному комбинату, Химкинский лес, там имеют большие интересы друзья Путина. Резиденцию президента на Утрише собирается строить Управление делами президента. Поэтому вот эта коррумпированная вертикаль власти, конечно, мало кого устраивает, никого не устраивает из нормальных экологов в нашей стране. На самом деле честные выборы – это хотя бы залог того, что мы как-то влияем на то, что происходит и когда власть чувствует, что народ может ее сменить, конечно, она не будет себя вести так, как она сейчас себя ведет с вами.
Насчет политических лидеров, я скажу, что главное – сменить эту власть и это приведет к большей свободе, возможно будет дальше строить гражданское общество.

Любовь Чижова: Смотрите, кто из существующих ныне политиков, которые на виду, на слуху, кто, по-вашему, в большей мере будет заботиться об экологии, например?

Ярослав Никитенко: Это несколько сложный для меня вопрос. Это первичный вопрос, можем ли мы вообще кого-то заменить на Путина. Я могу сказать, что партия "Яблоко" больше всех помогала экологам, множество экологов в партии. Явлинского просто не допустили. Лично я буду голосовать за любого, кто будет иметь шансы победить Путина. Что я могу сказать, что, к сожалению, я не помню, чтобы кто-нибудь из кандидатов в президенты, из тех, которые сейчас или из тех, кто-нибудь изначально собирались быть президентами, чтобы они хоть сколько-то обращали внимания на тему экологии. Мы будем дальше привлекать внимание, как мы делали 4 февраля, так мы будем дальше говорить об экологии, чтобы на экологию обращали внимание люди, общество и кандидаты в президенты, высшая власть.

Ирина Лагунина: «Сообщество тех, кто выступает за честные выборы» включает экологическое движение. Мы слышали рассказ человека, выступившего в защиту Химкинского леса. А вот что рассказывают люди, выступившие за спасение Утриша и Битцевского леса. Я передаю слово Любови Чижовой.

Любовь Чижова: В митинге 4 февраля приняли участие представители движения «Спасем Утриш». Одна из них - Ольга Гончарова. Она профессиональный эколог, к политике равнодушна. Почему она пришла на политический митинг и ждет ли какие-то изменений после выборов - Ольга рассуждает в интервью РС.

Ольга Гончарова: Я являюсь членом всероссийского добровольного движения "Спасем Утриш". Уже в течение трех лет стараюсь помогать этому движению в вопросах сохранения заповедника Утриш. Мы пришли 4 февраля на митинг с требованиями остановить строительство госдач в центре, в самом центре заповедника Утриш.

Любовь Чижова: Почему вы занимаетесь проблемами Утриша?

Ольга Гончарова: Во-первых, я эколог, моя профессия системная экология. Кроме того, с этим местом я знакома очень давно, потому что я со своими детьми в течение 10 лет отдыхаю на побережье недалеко от Анапы как раз в районе Утриша. Поэтому это место мне хорошо знакомо. А как ученый я могу сказать, что действительно этот природный комплекс представляет собой уникальнейший последний реликтовый лес, больше таких лесов у нас в стране нет. Это можжевелово-фисташковый лес, которому несколько сотен лет, там древние можжевельники произрастают. И такого средиземноморского комплекса в нашей стране больше нет, единственный и последний участок. И если продолжать строительство, то просто экосистема будет разрушена и восстановить ее будет невозможно.

Любовь Чижова: Почему вы решили защитить Утриш, почему вы выдвинули лозунги в защиту Утриша на митинге 4 февраля, который был посвящен проведению честных выборов, там требовали отставки Путина? Как эти вещи связаны?

Ольга Гончарова: Дело в том, что строительство так называемого физкультурно-оздоровительного комплекса ведется администрацией и управлением делами президента. Мы не сомневаемся, что в истреблении утришского заповедника замешана власть. Мы хотели обратиться непосредственно к властям с требованием остановиться и прекратить это строительство. Потому что многочисленные просьбы, многочисленные петиции, письма и подписи, которые мы собирали, были практически проигнорированы.

Любовь Чижова: А что вы вообще думаете о митинге 4 февраля, изменится ли что-нибудь после него в стране, поменяется ли в стране политический лидер? Просто до начала нашего разговора вы мне сказали, что к политике равнодушны, но волей или неволей каждый человек, который пришел на митинг 4 февраля, он заявляет не только о каких-то экологических требованиях, но и о политических тоже. Что вы думаете о политическом устройстве страны?

Ольга Гончарова: Дело в том, что я хожу на митинге и участвую во всем этом для того, чтобы рассказать наибольшему количеству людей об этой проблеме. Как известно, вор ворует ночью и в темноте. Если мы осветим эту проблему, если люди о ней узнают, возможно власти не смогут так варварски, так нагло расхищать народные богатства. Потому что наша природа принадлежит всем, каждому члену нашего общества, нашим детям и нашим будущим поколениям. Поэтому нашей целью было лишний раз осветить эту проблему. Потому что власти нас, к сожалению, не слышит. Письма, направляемые от лица ученых, были, к сожалению, проигнорированы.

Любовь Чижова: Для вас лично в политическом спектре российском хватает партий или не хватает, может быть нужна какая-то партия зеленых, экологов, которая могла бы требования экологов на более высоком уровне рассматривать и помогать?

Ольга Гончарова: Вы знаете, я, к сожалению, человек аполитичный и, честно говоря, на выборы я не ходила очень давно, потому что считала, что без меня все решили. Сейчас мне не хватает действительно партии, за которую хотелось бы проголосовать, партии, которая экологические требования выдвигает.

Любовь Чижова: Но хоть кто-то из существующей оппозиции политической вам симпатичен?

Ольга Гончарова: Да, мне очень нравится Евгения Чирикова. Если бы она баллотировалась в президенты, я бы голосовала за нее. Потому что наше движение "Спасем Утриш" не одно в нашей стране, мы работаем вместе с защитниками Химкинского леса, с защитниками Байкала, с другими зелеными движениями.

Любовь Чижова: А как вы думаете, почему экологическое движение в последние несколько лет набирает такие серьезные обороты, все больше людей, обычных людей, не связанных профессионально с защитой природы, не экологов, выходят на улицы, участвуют в акциях протеста, это касается и Байкала, и Химкинского леса, и Утриша? Что случилось, ведь раньше такого не было?

Ольга Гончарова: У меня такое ощущение, что наступление на природу стало более активным. Может быть за счет того, что технологии строительства возросли в последние годы. Почему долгое время не трогали Утриш? Там горы, сейсмически опасный район и там не решались ничего строить. Сейчас за счет того, что новые технологии и большое количество денег во все эти проекты вкладывается, есть возможность и это тоже расхитить. Мне кажется, что именно из-за этого пошло наступление на природу, и соответственно, люди понимают, что это уже последнее. Если мы сейчас это не защитим, то потом просто защищать будет нечего. Опять же Байкал – это один из последних резервуаров чистой воды в мире, если мы не спасем его, то нам просто не останется чистой воды. Кроме того, проблема сохранения биоразнообразия. Большое количество видов может исчезнуть из-за исчезновения реликтовых участков природы.

Любовь Чижова: Все-таки мы с вами решили, что существует связь между политическим устройством страны и природоохранной политикой государственной. Пойдете ли вы на выборы 4 марта или не пойдете?

Ольга Гончарова: Я думаю, что пойду. Возможно, я буду голосовать против всех.

Любовь Чижова: Рассказывала одна из участниц движения «Спасем Утриш», вышедшая 4 февраля на Болотную площадь, Ольга Гончарова. Среди тех, кто был на Болотной – Дмитрий Кудрявцев, защищающий от вырубки Битцевский лес. Я также попросила Дмитрия сформулировать его политические предпочтения и попытаться ответить на вопрос – для чего он пришел на митинг и каким ему видится будущее России…

Дмитрий Кудрявцев: На митинг 4 февраля мы пришли, потому что мы давно занимаемся защитой Битцевского леса. У нас противники наши, которые хотят в лесу реализовывать проекты, нарушающие режим Битцевского леса, у нас уже твердо ассоциируются с действующей властью, с партией "Единая Россия". Поэтому мы пришли туда с жесткими требованиями, чтобы партия "Единая Россия" убралась из Битцевского леса. Продвигает все проекты в том числе префект Юго-западного округа Челышев, который является руководителем окружного отделения партии. Сейчас непосредственно продвигается незаконный проект строительства метро под парком, который нарушает режим градостроительной деятельности, наложенный на эту территорию. И в перспективе у них строительство жилья в центре леса на месте бывшей воинской части. Помимо этого уже сейчас на улице Красного маяка незаконно построен спортивный комплекс, который уничтожил поляну, нарушает режим Битцевского леса.

Любовь Чижова: Дмитрий, какая вам видится связь между политическим устройством страны и государственной экологичесакой политикой?

Дмитрий Кудрявцев: У нас, к сожалению, очень здорово развилась коррупция в государственных органах власти и в результате ведет к тому, что у власти находятся люди, которые не беспокоятся о том, что будет через 10, через 20, через 30 лет, их беспокоит только то, что будет завтра, и в результате это выливается в такую антигосударственную, антиэкологическую политику.

Любовь Чижова: Не могли бы вы рассказать немного о себе. Во-первых, почему вы вообще решили защищать Битцевский лес?

Дмитрий Кудрявцев: Мне 34 года, я по образованию инженер. Началось это три года назад, когда мы в Ясенево начали бороться против строительства мусоросжигательного завода. Мусоросжигательный завод, мы временно отодвинули эту проблему и дальше стали заниматься другими пробелмами района, в частности, защитой Битцевского леса.

Любовь Чижова: А вы вообще политикой интересуетесь? Вы пошли на политический митинг, верите ли вы, что участие в этих митингах может как-то изменить ситуацию в России? Каким вам видится будущее России, за какими политическими лидерами вы готовы идти сегодня?

Дмитрий Кудрявцев: Честно говоря, я сегодня не вижу у нас серьезных политических лидеров, которые бы объединяли людей и вели бы народ за собой к какому-то светлому будущему. На этих митингах я действительно вижу людей, которые приходят, которые хотят каких-то изменений, вот в этих людей я верю. И во-первых, насчет политики, то, что мы делаем, противодействие действующей власти на местах – это тоже политика. И ходим мы на политические акции, во-первых, потому что видим других людей со схожими взглядами, как и у нас, и мы их привлекаем в наши движения экологические, мы видим потенциал в людях.

Любовь Чижова: Экологическое движение однородное, люди все примерно одинаковые, по вашим наблюдениям?

Дмитрий Кудрявцев: Нет, совершенно разные социальные слои, разные возраста, у нас люди от 17, самый старший за 70 лет. Совершенно разные люди, совершенно разных слоев, даже политических взглядов, есть либералы, есть коммунисты, совершенно разной направленности. Понятно, что природу любят все.

Любовь Чижова: Партию экологов вам не создать из участников экологического движения неформального?

Дмитрий Кудрявцев: Если задаться целью создания партии, создать четкую идеологию, я думаю, создать можно. Безусловно, не все, кто сейчас во всех движениях разнородных состоят, в нее войдут, но партию создать можно. Ведь в других странах есть экологические партии, чем мы от них отличаемся? Это реально.

Любовь Чижова: Как вам кажется, почему последние 3-4 года начали все активнее выступать против того, что уничтожается окружающая среда природная?

Дмитрий Кудрявцев: Вспомните, два года назад жара и смертностью осенью 10 года превысила среднюю обычную в разы. Если раньше люди не замечали для себя угрозу, если у них вырубят рядом лес – ну и бог с ним, то сейчас люди начинают понимать, что это потенциально угрожает их жизни непосредственно. Мусоросжигательный завод хотели строить, люди начинают понимать, что они со временем начнут умирать от рака. Поэтому люди встают на борьбу. Если раньше у нас была очень хорошая ситуация с экологией, то сейчас она с каждым годом все хуже и хуже. И эта неразумная государственная политика приводит к тому, что просто уничтожают все. Люди понимают, что в будущем они, их дети просто будут умирать от различных заболеваний. Поэтому когда возникает угроза жизни, люди начинают действовать, активизируются.

Любовь Чижова: Что вы думаете о будущем России, каким вы его видите? Как вы считаете, что будет в России после 4 марта, например?

Дмитрий Кудрявцев: После 4 марта, мне кажется, глобально ничего не изменится. Но то, что я вижу на площадях – это вселяет определенную надежду, что действительно начнут создаваться нормальные политические партии, не эти сегодняшние, которых по большому счету будущее России не беспокоит, только находиться на этом политическом небосклоне. Появятся партии, куда будут вступать честные люди, которые действительно будут думать о будущем России, будут бороться за власть, приходить не то, что сейчас, а более адекватные, более честные люди с государственным складом мышления.

Любовь Чижова: Вы можете теоретически войти в число этих людей?

Дмитрий Кудрявцев: Думаю, что да. Я думаю на 50, на 100 лет вперед, меня это беспокоит, не только завтрашний день и сегодняшний день.

Любовь Чижова: О политическом будущем России и о неформальном экологическом движении говорил защитник Битцевского леса Дмитрий Кудрявцев.
XS
SM
MD
LG