Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Тимашева: 25 января скончался писатель Александр Житинский, живший и работавший в Петербурге. 4 февраля он был похоронен на кладбище в Комарово. Рассказывает Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Инженер, расставшийся с профессией ради зыбкой писательской карьеры, писатель, влюбленный в рок-музыку, рок-дилетант, нырнувший в Интернет и вынырнувший – книгоиздателем, неутомимый организатор – то писательского конгресса ''Волны Балтики'', плававшего в 92 году на теплоходе между европейскими странами вдоль берегов Балтийского моря, то нашумевших рок-фестивалей, то разных литературных конкурсов в интернете, автор 4 романов и сценариев к 7 фильмам, глава Центра современной литературы и книги и клуба ''Книги и кофе'', успевшего завоевать свое место в этом специфическом пространстве, - все это Александр Житинский. Казалось, его энергия бесконечна, но все-таки ничего бесконечного на земле не бывает. Он умер в Финляндии, на отдыхе, который тоже был активным, судя по записям в его блоге, появлявшимся практически до последних часов жизни. Александра Житинского многие вспоминают добрым словом, в том числе писатель Игорь Куберский.

Игорь Куберской: Я с ним познакомился давно, еще в 70-м году. У нас тут было ЛИТО, в это ЛИТО входили Миша Чулаки, Миша Веллер, Миша Панин, Слава Усов. Он — издатель, я — издатель, но он всегда помогал, в том числе в 90-е, когда творческим работникам стало очень трудно, он ухитрился, сам будучи в не очень успешном положении, помочь и мне.

Татьяна Вольтская: С одной стороны, книгоиздание было вынужденным предприятием – чтобы элементарно прокормить семью, и издательство ''Новый Геликон'' а затем ''Геликон Плюс'' не всегда издавало то, чем можно было гордиться, - объяснял мне Житинский.

Александр Житинский: Приходится заниматься некими изданиями, с которыми можно было бы подождать или вообще не заниматься. Есть книжки по заказам авторов. Есть очень интересные книжки, вот вышла замечательная книжка нашего известного оператора и режиссера Дмитрия Алексеевича Долинина. Он снял такие фильмы как ''Начало'' Глеба Панфилова, преподает в Университете кино и телевидения и попутно пишет прозу. Очень хорошая психологическая проза, повести называются ''Иллюзион'' и ''Лейтенант Жорж''. Есть, конечно, слабые вещи, но, что же делать.

Татьяна Вольтская: С другой стороны, и здесь Александр Житинский, как человек творческий, придумывал проекты, его по-настоящему увлекавшие. И тогда, во время нашего последнего большого разговора, он рассказал о проекте электронных книг, но попросил не давать этот материал в эфир, пока книги не появятся в магазинах, - поэтому разговор и остался в архиве. Теперь эти книги, с виду крошечные, а на самом деле огромные по объему, - уже не являются секретом.

Александр Житинский: Вот у меня в руках маленькая книжечка формата А6. С виду это обычная книжечка в твердом переплете, но когда вы ее открываете, вы видите там ''блистер'', так называемый, твердая пленка, в гнездо вставлена карта памяти, на которой записаны электронные книги, допустим, полное собрание сочинений Толстого или Достоевского, оно умещается на этой малюсенькой карте. Действительно, вставляя эту карту в букридер, вы читаете всего Достоевского, всего Пушкина. Даже уже забываешь, что у тебя в руках электронное устройство и, заканчивая страницу, тянешься перелистнуть ее и понимаешь, что перелистывать-то нечего, нужно нажать кнопку. И фактически то, что я держу в руках, все изобретение состоит в том, что это, на мой взгляд, удобная форма для хранения этих карт, карты очень маленькие. Положив куда-то, потом не найдешь, потеряешь, а здесь, во-первых, она имеет свое четкое место, во-вторых, эта книжечка снабжена буклетиком, на котором написано ее содержание, заодно и биография писателя, чтобы освежить в памяти. Я не знаю еще как среагирует на это рынок, но на всякий случай я этот контейнер запатентовал, и называется он ''Flashbook™'' (''тм'' - торговая марка). ''Электронные книги на картах памяти'' - вот так официально называется это формат. Если, допустим, эта карта памяти посвящена Пушкину, сюда же пойдут хоть кинофильмы по Пушкину. Я сам сценарист фильма ''Барышня-крестьянка'' по повести Пушкина, вот вся эта ''Барышня-крестьянка'' занимает 700 мегабайт, а здесь у нас в 10 раз больше места на этой карточке.

Татьяна Вольтская: Вообще-то это вы говорите о некоей революции книжной. Очень много спорили, вытеснит ли интернет книгу, и так далее, а здесь получается некое соединение.

Александр Житинский: Стороны идут навстречу друг другу. Те, кто занимается электронными книгами, создают продукты, все более напоминающие обычную книгу по удобству обращения, а, соответственно, издатели, может быть, будут переходить на издание электронных книг вот таким способом или, может быть, каким-то другим.

Татьяна Вольтская: Все-таки очень велика привязанность читающего человека к книге, как таковой, и я даже знаю, что делаются такие электронные книги, где есть ощущение шелеста страниц и запаха. Какие планы? Кого вы хотите издать в первую очередь?

Александр Житинский: Классиков я могу издавать любых практически, они находятся сейчас в свободном распространении. Что касается произведений современных писателей, то мне придется спрашивать разрешения, заключать договоры. Своими правами я владею, и первым делом я хочу выпустить свою книжку. Есть договоренность, пока устная, с Даниилом Граниным, есть договоренность с Дмитрием Быковым, да и с Мелиховым Александром, и с Поповым я тоже об этом говорил. Я говорил: ''Вы ничего не теряете, я не говорю, что вы заработаете много денег на этом, нет, массового тиража здесь не будет. Но, как эксперимент - почему бы и нет?''

Татьяна Вольтская: Это — современные. А из классики?

Александр Житинский: Найдем, кого издавать. Может, возникнет еще один отряд коллекционеров, которые будут коллекционировать книжки. И уж точно, представьте себе большие тома - 30 томов Толстого или 90-томное собрание. Это все будет одна книжонка. Мы уже сделали в ''Центре современной литературы и книги'', которым я руковожу, при поддержке Комитета по печати и взаимодействия со средствами массовой информации, такой проект создания Литературного архива писателей Санкт-Петербурга. Мы отобрали с помощью Союза писателей 100 с лишним авторов современных, живущих ныне, и записали то, что мы могли найти в интернете или они сами нам давали, мы записали на этих карточках. Это выглядит в виде такой архивной папки с портретиком писателя, ''Дело № такое-то'' . Я презентовал это в Доме писателей, пришли писатели и живо интересовались. Я надеюсь продолжить эту работу при поддержке Комитета по печати, они мне обещали. На каждого писателя издано пять экземпляров, один из которых один хранится в нашем Центре, один сдан в Смольный, в Комитет по печати, как отчет, а также в Пушкинский Дом, в Национальную библиотеку, в Союз писателей, то есть в Доме писателей на Звенигородской есть эта библиотечка.

Татьяна Вольтская: Вот такими вещами, важными для всех, занимался Александр Житинский в своем издательстве. Об Александре Житинском говорит критик, соредактор журнала ''Звезда'' Андрей Арьев.

Андрей Арьев: Судьба Саши Житинского, как литератора, связана с журналом ''Звезда'', куда он ходил когда-то в Литобъединение вместе с Мишей Паниным, который был заведующим Отделом прозы, с Игорем Куберским, с Мишей Чулаки, который был некоторые время председателем Союза писателей Ленинграда. Он вместе с ним пытался стать профессиональным писателем еще в советские годы и, в общем-то, были у него в этом отношении достижения. Он начал, правда, как поэт, но поэзия хорошая школа бывает для прозаика. Потом он стал писать прозу, вообще его круг интересов был очень разнообразен, он увлекался потом рок музыкой, в последние годы он занимался издательской деятельностью, но, в основном, был увлечен интернетом и интернет проекты всяческие осуществлял. Человек он был чрезвычайно многообразный, поэтому и достаточно жизнелюбивый, хотя многим кажется, что вот это разнообразие человека в разные стороны раздергивает, не дает ему делать что-то главное. Главное для Саши Житинского, очевидно, было как раз собрать вместе все свои многочисленные дарования, которые он собрал и состоялся и как человек, и как деятель культуры, и как писатель.
XS
SM
MD
LG