Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О чем сигнал тревоги


Azerbaijan -- Chingiz Sultansoy in RFE/RL's Baku studio, 02Feb2011

Azerbaijan -- Chingiz Sultansoy in RFE/RL's Baku studio, 02Feb2011

На днях в полицию Баку поступил звонок. Неизвестный сообщил по телефону 102, что на станции метро «20 января» заложена бомба. Естественно, на «20 января» приехало инженерно-саперное отделение с миноискателями, МЧС, ну и полиция, конечно. Они осмотрели станцию метро и ничего не нашли. Была ли нацбезопасность, не сообщается. А информация о бомбе оказалось ложной.

Неделю назад был точно такой же звонок. Тоже по телефону 102. Точно такая же информация о том, что в метро установлено взрывное устройство. Тоже звонил неизвестный. Разница была только в станции метро - на этот раз «Sahil». Опять полиция, опять МЧС, опять осмотр метростанции. Опять информация о бомбе оказалось ложной.

Установлено, что последний звонок был с таксофона из Ясамальского района и звонил несовершеннолетний. Кто именно, не сообщается. Про автора предыдущей ложной тревоги вообще ничего не сообщается. Наверное, не нашли.

Такие сообщения в Азербайджане можно слышать регулярно. Так называемых «телефонных террористов» иногда ловят и даже сажают. Иногда не находят.

Почему это происходит? Не думаю, что только из озорства. Иногда ложную тревогу поднимают сорокалетние люди, хотя большинство молодые или несовершеннолетние. Почему же им так хочется держать в напряжении силовиков, мучить их? Мучить людей, играть на нервах бескорыстно, просто так любят хулиганы. Собственно, хулиганством называются поступки именно такого рода. Однако как тогда объяснить, что за последние годы телефонного хулиганства по отношению к рядовым гражданам стало заметно меньше, а звонков ложной тревоги, то есть хулиганства по отношению к полиции и вообще, силовым структурам - заметно больше? Говорю это по собственным наблюдениям. Что это за избирательное отношение к силовикам, за которое можно тяжело поплатиться? Звонящие, даже подростки, не могут не знать этого.

По-моему, эти звонки – своего рода месть полиции и другим силовикам. Месть за то, что творит по отношению к рядовым гражданам нынешняя азербайджанская полиция. И не только полиция. Причем совершенно безнаказанно.

Подбросить наркоту кому-то в карман, отнять деньги во время ничем не обоснованного обыска у «подозрительного» пассажира в метро, сделать правого виноватым, а виноватого правым, - за бабки, разумеется, - во время заурядного бытового конфликта с рукоприкладством или без. Группой изнасиловать женщину, которая поздно вечером возвращалась домой с работы, изнасиловать лицо нетрадиционной сексуальной ориентации прямо в отделении полиции… Вот далеко неполный перечень подвигов людей в погонах и мундирах, которые, замечу, призваны охранять нас, а не обирать. Про мздоимство дорожной полиции, да и любой другой госструктуры, вроде Фонда социальной защиты я уже не говорю. И заявления пресс-служб, что «Это все слухи, а вы, дорогие граждане, сообщайте нам о фактах, и мы примем меры» никого не убеждают давно. Человека можно обмануть раз, два, три, четыре. На четырнадцатый раз он не купится ни за что, хотя и cмолчит, раз говорить бесполезно.

А граждане обращаются в полицию тогда, когда верят, что хоть какие-то меры будут приняты. Доверие наша полиция потеряла уже очень давно, вместе с властями. Социологические исследования последних пяти лет показывают, что коррупция и произвол чиновников беспокоят более половины опрошенных, и примерно такая же часть не доверяют полиции. А ведь при опросах в недемократических странах, даже анонимных, люди не говорят всей правды. Боятся.

Разве после разоблачения банды Гаджи Мамедова в руководстве министерства внутренних дел хоть кто-то был наказан? Разве кто-либо наказал полицейских, применяющих насилие против журналистов? Разве не был жестоко наказан в Нахчыване бизнесмен, который пожаловался президенту на самоуправство полиции? Разве кто-нибудь из тех, кто жаловался на действия полиции, добился справедливости?
Разве весь государственный аппарат не ориентирован на максимально быстрый, легкий и «безболезненный» отъем денег у граждан? Начиная с полиции, исполнительных властей районов, судов, военкоматов и заканчивая больницами, жилищно-эксплуатациоными участками, министерствами?

Полиция и силовики занимают в этом черном списке государственных структур почетное черное место. Несовершеннолетние подростки, даже те, что еще не сталкивались с полицейским произволом и насилием, хорошо знают о них из разговоров взрослых. Про тех, которые сталкивались, и говорить не стоит. Юные и неокрепшие души особенно остро чувствуют несправедливость, примитивное первобытное коварство, подлость и невозможность бороться с ними законными путями. И находят выход в таких звонках – актах по-детски инфантильной мести. Так что стоит ли удивляться, что звонков ложной тревоги о бомбах и взрывчатках становится все больше и больше? То ли еще будет…

Такие звонки – месть, месть бессильная. Но у них есть и обратная, очень опасная сторона. Они постепенно притупляют бдительность азербайджанских силовиков, и так не блещущих профессионализмом…
  • 16x9 Image

    Чингиз Султансой

    Чингиз Султансой - независимый публицист, журналист и сценарист. Родился и закончил университет в Азербайджане, сотрудничал с несколькими телеканалами, независимыми газетами и журналами. Был ведущим нескольких популярных телевизионных программ (конца 90-х), автор сценариев около десяти документальных фильмов, в том числе переведенных на английский и показанных за пределами республики.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG