Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о партии "Единая Россия"


Молодежные движения "Наши" и "Сталь" на митинге в поддержку "Единой России" в декабре 2011 года, состоявшийся после парламентских выборов

Молодежные движения "Наши" и "Сталь" на митинге в поддержку "Единой России" в декабре 2011 года, состоявшийся после парламентских выборов

В ряде СМИ появились публикации о том, что единороссы задумались о "ребрендинге" ЕР, вплоть до смены названия или ликвидации партии, сообщает агентство РИА Новости. Секретарь президиума Генсовета "Единой России" Сергей Неверов заявил журналистам, что ни о каком "ребрендинге" партии речи быть не может и "тем более ликвидации партии".

Владимир Кара-Мурза: В руководстве "Единой России" началось обсуждение будущего партии власти, об этом сообщают "Известия" со ссылкой на источники в самой партии. До сих пор тему возможных изменений поднимали только на уровне дискуссионных клубов, высшее руководство не давало ходу таким обсуждениям. Сейчас рассматривается несколько вариантов дальнейших действий – от относительно умеренных до самых кардинальных, так утверждают в партии. Возможен сценарий, когда "Единая Россия" сменит название и некоторых руководителей, однако партия останется монолитной. Наличие такое варианта подтвердила социолог и член партии Ольга Крыштановская. Вариант формального сохранения партии и деления на идеологические фракции в думе тоже актуален, об этом говорит Юрий Шувалов. Кроме того рассматривается вариант ликвидации "Единой России" и создание на ее месте нескольких новых политических сил, так же сообщил источник в партии. А первый зам секретаря президиума генсовета "Единой России" Сергей Железняк опроверг информацию о реформировании и возможном распаде партии после выборов.
О том, можно ли превратить "Единую Россию" в цивилизованную парламентскую партию, в нашей программе спорят члены "Единой России" социолог Ольга Крыштановская, депутат Государственной думы Александр Хинштейн, член московского регионального политсовета "Единой России" Владимир Семаго и им противостоят активисты праволиберальной оппозиции - бывшие депутаты Государственной думы Марк Фейгин и Борис Надеждин. Первый вопрос зададим Владимиру Семаго. Вы такой возмутитель спокойствия внутри партии власти, считаете ли вы, что она находится в кризисе?

Владимир Семаго: Давайте я, во-первых, скажу такую вещь, что я категорически против названия политической партией. На сегодняшний день структура, которая называется "Единая Россия", не попадает ни под один из признаков общиецивилизационных определений партии. Это структура, которая целиком и полностью подчинена целому ряду персоналий в администрации Кремл,я высшим руководителям страны. И хотя номинально они не являются членами партии, парадоксальный тот факт, что лидер партии не является членом партии – это издевка над самой структурой партии, над самим понятием. Я думаю, что партия в основном занята тем, что осваивает те бюджеты, которые выделяются из неизвестных мне источников финансовых для того, чтобы реализовывать те или иные мероприятия. И конечно, в сегодняшнее время, сложное для страны, сложное для власти, в таком виде эта структура, я ее считаю, подразделением администрации президента, существовать больше не может.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, выглядит ли партия власти в последней Государственной думе полноценной политической партией, способной на дискуссию, на парламентскую борьбу?

Марк Фейгин: Да нет, она, конечно, такой не выглядит. И тривиальная фраза прежнего спикера парламента по поводу дискуссии, если вы помните, это вполне яркое отражение этой позиции. Я просто хотел подчеркнуть важную вещь: для авторитарных систем, какая является система государственной власти российская, важно иметь в качестве стержня так называемую партию власти. Это не случайная комбинация этих политических функций, сосредоточенных именно в "Единой России". Любая система реинкорнированная, которая опять возродится как тоталитарная, всегда будет стремиться к этому политическому стержню. Нынешняя "Единая Россия", там много дефиниций, но прежде всего ассоциация чиновников такая. И это важный элемент вертикали так называемой власти, которой по существу и не было. Так что, я думаю, она как бы ни преобразовывалось, все равно будет снова повторять ту же структуру, те же функции и так далее, если система не изменится в целом.

Владимир Кара-Мурза: Какой путь выхода из кризиса, в который попала партия власти, вы предлагаете?

Ольга Крыштановская: Во-первых, вопрос, есть ли кризис. Наверное, все-таки какой-то есть, но не такой смертельный, как кажется нашим оппонентам, но, конечно, есть. И потеря 15% голосов очень существенна, и репутационные издержки есть. Я думаю, что партия должна сохраниться, потому что это огромная работающая, в организационном смысле работающая структура, но она нуждается в ребрендинге. Мне кажется, что необходимо возможно и название менять, менять стилистику партии, надо показывать новые лица, которые не просто назначены и сверху спущены, а которые вырастила сама партия, и такие люди есть, конечно. Необходимо, мне кажется, обновлять терминологию, потому что российский консерватизм – это хорошо звучит, но не очень вяжется с модернизацией. Поэтому, я думаю, что нужны какие-то нюансы, какие-то прорывы, идеологические оттенки. И все это будет делаться, конечно.

Владимир Кара-Мурза: Согласны ли вы, что партию власти развратило отсутствие конкуренции на политическом поле?

Борис Надеждин: Без всякого сомнения, ни партия власти, ни ее лидер Владимир Путин никогда не выигрывали выборы в условиях реальной конкуренции, равных условиях с другими кандидатами. И я могу назвать много явных признаков кризиса партии "Единая Россия", назову только два. Первое – это что ее фактически покинул ее создатель, тот, благодаря чьему рейтингу она все эти годы и побеждала – это Владимир Путин, демонстративно отстранившись от этой партии в ходе выборов в Госдуму, сейчас президентских выборов - это сверху. А снизу происходит тоже забавная вещь. В Подмосковье сейчас идут выборы глав администраций, 4 марта избираются главы нескольких районов и городов Подмосковья, так вот действующие главы, которые идут на выборы, за одним-двумя исключениями, не идут от этой партии "Единая Россия", потому что понимают, что проиграют эти выборы, идут как самовыдвиженцы. Хотя последние несколько раз избирались от единой России. Очевидно, что и первое, и второе означает, что партия в состоянии кризиса, что-то там надо делать.

Владимир Кара-Мурза: Чем вы объясняете, что лидер формальный дистанцировался от своего детища?

Владимир Семаго: Наверное, здесь основная задача для него – это избратсья любым путем и тем самым подтвердить свою знаковость и значимость для России. Потому что искренне убежден, что он некую мессианскую задачу должен выполнить, и плюс еще есть огромное количество друзей, перед которыми тоже нельзя спасовать. Вы понимаете, что питерская структура власти, если внимательно смотреть на публикации в газетах, она была отформатирована как некая, я не хочу сказать как "Коза Ностра", но там была жесткая дисциплина, жесткая спайка, там была ответственность одного за другого, и все это плавно перетекло из уровня регионального на федеральный уровень, то есть структура взаимоотношений сохранилась. Поэтому для него сегодня не войти снова во власть – это означает потерять ее снова безвозвратно и во многом в ущерб самому себе и всем тем, кого он вел за собой. Согласитесь, что неудачный кадровый выбор, сделанный четыре года назад, в котором Путин сегодня недвусмысленно расписывается, говоря, что большинство из инициатив Медведева сегодня нужно забыть навсегда. И если бы поумнее люди были вокруг него, они бы так и сказали, чтобы он вышли в народ и сказал: ребята, простите, ошибся в кадровой политике, потому и возвращаюсь, потому что надо изменить все то, что было за четыре года сделано не так. Вот это была бы нормальная позиция. Но, к сожалению, умных людей вокруг Путина с точки зрения идеологии, с точки зрения креатива мало.
Один маленький пример: 23 февраля собирается большое количество митингов, и митинг в поддержку Путина с участием Путина - 200 тысяч человек заявляется. И одновременно тупые люди вокруг Путина говорят: вы знаете, Кургинян тоже будет делать свой митинг. И давайте прикинем теперь, сколько придет к Кургиняну на этот митинг - как к Боровому, примерно так же. И что получается, что дутый на Поклонной горе был митинг, 200 тысяч человек, если эти же люди не пришли к Кургиняну следующий раз. Значит какая-то происходит сумятица: либо они ненормальные и пошли туда непонятно зачем, а теперь прозрели и пошли к Путину, либо Кургинян никто и звать никак, и тот митинг был дутый. И у людей башки нет, что нельзя Кургиняна вообще в этот день запускать на митинг. Он должен был скромно придти, в уголочке постоять, шапку снять, слюни вытереть и сказать: я где-то тоже рядом с вами. Иначе это будет просто провал с точки зрения креатива, это просто идиотство. Но люди это делают. Поэтому я говорю – партии нет.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG