Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Генис: Благодаря решительным, как на праймериз во Флориде, победам, и несмотря на незначительные, как в Миссури, поражениям, Митт Ромни остается главной надеждой республиканцев, хотя он многим и не нравится. Уже потому, что Ромни считают скорее умеренным прагматиком, чем подлинным консерватором. На эту роль претендует его все еще главный, несмотря на конкуренцию со стороны Рика Санторума, соперник в борьбе за номинацию – Ньют Гингрич. Однако в глазах многих избирателей, особенно – женского пола, он чересчур обременен грехом. И это не прелюбодеяние, которое в конечном счете прощается всем мужчинам, включая президентов, а лицемерие. Мы не можем снести, когда нам колют глаза те, кто их закрывает на собственные прегрешения. При этом умный, образованный (профессор истории), хорошо владеющий пером и еще лучше языком Гингрич по-своему симпатичен. Он, например, страстно любит не только женщин, но и животных, особенно – динозавров. Хуже, что Гингрич примерно раз в двадцать лет менял жен, оставляя предыдущих больными и несчастными. Что не мешало ему, как это было в разгар его очередного адюльтера, произнести громкую речь о моральном падении современников, начиная с Билла Клинтона.
Конечно, не исключено, что Ньют Гингрич стал бы лучшем президентом, чем мужем, но вряд ли ему это позволят избиратели, причем, обеих партий. В Гингриче сомневаются те и другие, а больше всего третьи – независимые, от которых, собственно, и зависит исход выборов. Победить на них может лишь кандидат, способный убедить непримкнувших в том, что партийность не заменяет ему здравый смысл. Именно с этим может и должен справиться претендент с самым длинным резюме.
Ромни, попросту говоря, - дельный человек без очевидных изъянов. Он - успешный бизнесмен, необычайно щедрый филантроп, спаситель Олимпийских игр, достойный губернатор либерального Массачусетса и убежденный, благочестивый мормон. С последним обстоятельством труднее всего примириться многим избирателям, хотя они вряд ли об этом скажут вслух. Дело в том, что хотя все мормоны считают себя христианами, треть американцев с ними не согласны. С точки зрения даже доброжелательного американца мормонизм напоминает не церковь, а ненаучную фантастику.
Все это значит, что если прошлые президентские выборы подвергли Америку испытанию на расизм, то на этот раз стране предстоит выдержать экзамен по веротерпимости.
Теперь, когда предвыборная кампания набирает обороты, Америке пришла пора познакомиться поближе с тем, кто всерьез претендует на высшую власть в стране. Эту цель преследует важная и актуальная книга ''Реальный Ромни'', которую сейчас читают все политические обозреватели.
У микрофона – ведущая ''Книжного обозрения'' ''Американского часа'' Марина Ефимова.

Michael Kranish, Scott Helman. ''The Real Romney''.
Майкл Карниш, Скотт Хелман. ''Реальный Ромни''.

Марина Ефимова: Политическое восхождение одного из двух ведущих кандидатов в президенты от Республиканской партии Митта Ромни началось с его деятельности на посту губернатора штата Массачусетс. В 2006 году он подписал закон о реформе медицинского страхования, по которому каждый житель этого штата обязан купить медицинскую страховку - по цене, соизмеримой с его доходом. Остальное доплачивается из правительственных дотаций. О последствиях этой реформы судить рано, поскольку неясно, что произойдет, если страховые компании начнут повышать цены своих полисов, или если правительство снизит дотации, или население штата возрастёт. Но в 2006 году, когда в Массачуcетсе каждый житель получил медицинскую страховку, эта реформа многим казалась первым шагом к решению общенациональной проблемы здравоохранения. Репутация Ромни взлетела.
С тех пор, однако, многое изменилось. Начать с того, что суды 29-ти штатов признали закон, обязывающий покупать медицинскую страховку, не конституционным. И теперь Ромни от него отмежевывается, что вызывает критику и слева, и справа. Рецензент книги Мичико Какутани пишет:

Диктор: ''Не было другого кандидата в президенты, чье имя сопровождалось бы таким количеством прилагательных, как имя Ромни. Его называли сдержанным, холодным, отстраненным, и даже роботоподобным. Его называли сообразительным, ловким, цепким, прагматичным, осторожным, расчетливым. Его называли фальшивым, переменчивым, и даже – хамелеоном''.

Марина Ефимова: Возможно, это объясняется излишней дипломатичностью Ромни в политических дебатах. Его родственники рассказывают, что политическая карьера отца Митта, сенатора Джорджа Ромни, рухнула из-за одного неосторожного заявления во время предвыборной кампании 1967 году, и что сын извлек урок из этой ошибки.

Диктор: ''Если старший Ромни, образно говоря, стрелял от живота, то младший, прежде чем сделать выстрел, детально обследует мишень, оружие, и даже сделает несколько пристрелок. В отличие от отца, Ромни интересуется последствиями того, что он хочет сделать, а не тем, как это сделать''.

Марина Ефимова: Один из плюсов кандидатуры Митта Ромни – его опыт бизнесмена и администратора. В 2002 году, например, он наладил организацию Зимних Олимпийских игр в Солт Лэйк Сити, где были серьезные финансовые и административные нарушения. До этого, в 1984 году, Ромни, юрист по образованию, создал новую инвестиционную фирму ''Бэйн Кэпитал'', ставшую чрезвычайно успешной. Кроме того, он является членом комитетов директоров и нескольких других компаний.
Однако многие партнеры Ромни отмечают его неумение или нежелание персонального общения с сотрудниками. ''И это, - пишут Краниш и Хелман, - не лучшая характеристика для президента демократической страны''.
Но это – не главный минус его кандидатуры. Главный минус – в том, что с самого появления Ромни в большой политике никому не было ясно направление его деятельности. ''Какими будут главные сферы преобразований в его политике? Во что он верит? – спрашивают авторы книги ''Реальный Ромни''. И далее:

Диктор: ''Еще в сенатской кампании 1994 года многие пункты его программы явно имели одну цель - обеспечить согласие большинства избирателей. Они никак не отражали его собственных убеждений. Это был набор либеральных социальных мер, приемлемый для массачусетских независимых демократов и особенно популярный среди женщин''.

Марина Ефимова: К Республиканской партии Ромни примкнул лишь в 1993 году, а еще за год до этого он финансировал предвыборные компании конгрессменов-демократов. Во время своей сенатской кампании он разыгрывал либеральную карту: страстно поддерживал право женщин на аборт, права гомосексуалистов и сексуальное образование в школах. ''Однако в политических позициях Ромни, - пишут Краниш и Хелман, - была целая серия полных поворотов кругом''. В частности - от защиты права женщины на аборт к защите права эмбриона на жизнь. И уже в своей первой президентской предвыборной кампании (2008 года) он предстал политиком, переродившимся из убежденного либерала в убежденные консерваторы.
После неудачи этой кампании Ромни и сам понял, что дипломатичность – не самая лучшая стратегия в предвыборной политике. Краниш и Хелман пишут:

Диктор: ''Отец Ромни возглавлял фирму ''American Motors''. Митт вырос среди двигателей и усвоил инженерный подход как к бизнесу, так и к политике. Он верит, что почти всё можно разобрать на части, изучить и переконструировать заново. И изучив свою первую, неудавшуюся президентскую кампанию, Ромни пришел к довольно точному выводу – что его позиции недоставало ясности и прямоты''.

Марина Ефимова: Скрытность Ромни затуманила две сферы его жизни, одинаково важные для американского избирателя. Первая – религиозная и моральная. То, что Ромни – мормон, вызывает лишь интерес американцев. Но рассказывая в автобиографии об опасном путешествии своего деда - Майлса Ромни – в Мексику в 1880 году, внук умолчал о деталях: о многочисленных жёнах Майлса и о том, что в Мексике у него была рискованная миссия - организовать приют для сторонников полигамии.
Другая сфера жизни, в которой Ромни о чём-то умалчивал – финансовая. Во время недавних политических дебатов он ставил себе в заслугу создание новых рабочих мест. Но Краниш и Хелман - репортёры журнала ''The Boston Glob'' - скрупулезно изучили деловую жизнь Митта Ромни и пришли к такому выводу:

Диктор: ''Многие компании, которые покупал и продавал Ромни, часто меняли владельцев, расцветали, разорялись, дробились и исчезали. Некоторые из них остались продуктивными и, действительно, создали новые рабочие места, а другие были закрыты, и все сотрудники уволены. Поэтому утверждения Ромни о десятках тысяч рабочих мест, подаренных им американской экономике, остаются, к сожалению, бездоказательными''.

Марина Ефимова: И еще одна деталь финансовой биографии Митта Ромни может сильно снизить шансы на победу – его богатство и, возможно, недостаток щепетильности в финансовых вопросах. По последним данным, капитал Ромни насчитывает от 190 до 250-ти миллионов долларов. Его доход в 2011 году составил 42,5 миллиона, и из этих денег Ромни заплатил налогов 13,9 процентов. (Его соперник Ньют Гингрич, чей прошлогодний доход составил скромные 3 млн., заплатил с него 32% налога). Правда, часть денег Ромни идёт на инвестирование и потому налогом не облагается. Но даже в этом случае ему положено было заплатить Налоговому управлению 15%. Как и все мормоны, Ромни отдаёт церкви 10 процентов своих годовых доходов, и американцы чрезвычайно уважают такое вложение денег, если... они не отняты у налогоплательщиков.
Сейчас американцы всерьез раздражены грандиозным материальным неравенством в их обществе. Особенную неприязнь вызывают финансовые корпорации, которые недавно продемонстрировали безответственность, деловую несостоятельность и при этом полную безнаказанность. Поэтому сегодня для политика быть финансистом, да еще несметно богатым – значит быть под подозрением. Есть доля правды в словах Ньюта Гингрича, сказавшего, что Митт Ромни ''находится в полном отрыве от жизни большинства американцев''.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG