Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Последний подарок Медведева – это Троянский конь. Власть выиграла улицу. Улица больше ее не волнует".


Первое заседание Государственной Думы шестого созыва

Первое заседание Государственной Думы шестого созыва

Елена Рыковцева: Мечта Бориса Грызлова сбылась с точностью до наоборот: парламент превратился в место для дискуссий, и все эти дискуссии касаются текущей президентской гонки. Российским телезрителям каждый день показывают, как депутаты-кандидаты в президенты жалуются на информационное неравенство, и как депутаты-"единоросссы" вступают с ними в жаркую полемику по этому поводу. И вот на этом фоне президент Дмитрий Медведев вносит законопроект о новом порядке формирования нижней палаты, каким будет судьба этого законопроекта? Об этом мы говорим сегодня с парламентским корреспондентом "Независимой газеты" Иваном Родиным.
Иван, начнем с того, что протесты депутатов, которые являются кандидатами в президенты, мы же слышим каждую избирательную кампанию – что мало показывают, плохо показывают, вот Путину или Медведеву все, а нам ничего. Толк-то от этого каков?

Иван Родин: Это политическая борьба. Нормальное дело – оппозиция. В нашей стране оппозиция занимает роль Кащеев Бессмертных. Она будет вечной оппозицией. Поэтому у нее вечная позиция, что не пускают, не показывают, мало, главные кандидаты побеждают всегда. Ну, в правоте им не откажешь. Другое дело, что всегда хочется спросить - а что-нибудь сделали другого?
Вот ярчайший пример. Объявляется пресс-конференция трех оппозиционных кандидатов – Зюганов, Жириновский, Миронов. Все хорошо. Как потом выясняется уже на следующий день, они, оказывается, сговаривались между собой напрямую, без всяких доверенных лиц. Но Миронов неожиданно уезжает в Омск в свой день рождения. Срочно ему в Омск понадобилось, причем, забыв, что XXI век, и можно айпед поставить на пресс-конференции и выйти по скайпу – мысленно с вами. Мысленно, видимо, не с ними. Почему? Никто понять не может. Наверное, можно догадываться – почему.

Елена Рыковцева: А ведь его бы показывали по телевизору!

Иван Родин

Иван Родин

Иван Родин: Показывали бы по телевизору. Там даже вообще планировалось пригрозить, что если так все продолжится, они откажутся от участия в кампании. Правда, и оставшиеся два кандидата тоже не посмели произнести эти угрозы. В общем – нормально, нормально.

Елена Рыковцева: Я к этому и клоню, Иван. Как должны были бы материализоваться их протесты? Я смотрю, что и Первый канал легко показывает, как они ругают кремлевскую власть, как они ругают эту президентскую кампанию. Второй канал показывает. Правда, потом выходит Дмитрий Киселев, руководитель тамошней информации и говорит, что это вы такое выдумываете? Нет, нет, нет. Вас показывают много и хорошо. Видите, пресс-конференцию показали. Так вот. Воплотиться должно все это в каком-то действии, в акции? Или только пошуметь, покричать и все? По идее, действие должно было быть - снятие своих кандидатур с гонки.

Иван Родин: Ну, да. По большому счету не признаём выборы в Думу, значит, отказываемся от мандатов. Сидите там с "Единой Россией" одни или, может, с ЛДПР, а мы отказываемся. На следующих выборах мы вам покажем – за нас будут все. Можно так.

Елена Рыковцева: Первое – отказ от мандатов. Отказ от участия в президентской гонке входит в эту акцию?

Иван Родин: Конечно, если ты считаешь, что эта кампания цирк, считаешь ниже свое достоинства быть ковровым, значит, не надо участвовать. Тут есть, конечно, некие объяснения. И они достаточно похожи на правду, может быть, действительно, объективные, что мы конструктивная оппозиция, мы оппозиция режиму, но не стране. Если мы отстраняемся, если мы не участвуем, если мы отказываемся, то со страной, с народом могут творить все, что угодно. Я эту позицию принимаю, но дело в том, что нынешнее поведение, получается, что уже 20 лет позволяет творить с народом все, что угодно. Может, надо один раз рискнуть и выйти из этой игры?

Елена Рыковцева: Не рискуют, не выходят, только ругаются очень громко. Вчера они провели эту встречу с Медведевым. Потом очень его хвалили, очень одобряли. В тихой, хорошей обстановке прошла эта встреча. Это о чем говорит?

Иван Родин: Во-первых, Медведева теперь, собственно, ругать-то уже, наверное, поздно. Потому что это уже уходящая фигура.

Елена Рыковцева: Жириновский даже обещал его пристроить во власти, если выиграет выборы.

Иван Родин: Да. Владимир Вольфович добрый человек, все это знают. Несмотря на свой свирепый имидж, он детей любит маленьких. Понятно, Медведев – человек другого стиля, другого образа действия. В отличие от Путина, он любит общаться, любит слушать чужие мнения, всегда дает поручение эти мнения оценить, посмотреть, что из них может получиться. Какие-то небольшие облегчения за 4 свои года он сделал. Но, честно говоря, думаю, что последняя встреча была просто прощальная – поэтому или хорошо, или ничего. Потому что на самом деле, тот подарок, который он сделал напоследок с выборами в Думу, это какой-то Троянский конь.

Елена Рыковцева: Да-да. Вчера поступило сообщение о том, что он внес этот законопроект. В чем смысл этих медведевских преобразований? Он всем выгоден, этот законопроект, думским партиям?

Иван Родин: Этот законопроект выгоден, прежде всего, "Единой России".

Елена Рыковцева: По-прежнему, "Единой России"!

Иван Родин: Как самой крупной партии. И дело даже не в ее крупности, как они говорят – у них 2 млн. - а в том, что она слита, связана, сплетена с административной структурой нашей страны. Потому что в этом медведевском законе делается то, от чего оппозиционные партии несколько уже циклов подряд убегали. У них постоянные были требования к власти… Это такое специфическое дело, но попытаюсь объяснить. Партийный список разбит на несколько частей. Есть часть, которую все знают, общефедеральная, где все начальники, лидеры партии идут, и какое-то определенное количество региональных частей. Оппозиционные партии всегда настаивали на уменьшении количества этих региональных частей. Потому что не везде у них хорошо с этим. Даже коммунисты не во всех регионах имеют резерв. А сейчас медведевский закон делает 225 региональных частей! Понятное дело, что чем в больших частях ты выставляешься, тем больше у тебя в сумме получается голосов. Ты можешь выставиться в меньших, тогда, соответственно, ты априори уменьшаешь свои шансы. Я, честно говоря, не знаю, зачем это нужно оппозиции.

Елена Рыковцева: Какой аргумент все время приводят оппоненты людей, которые выходят на Болотную площадь? Говорят, посмотрите, уже пошли вам навстречу. Вы уже выдавили из нас сколько поблажек, послаблений – вас будут регистрировать (имеются в виду маленькие партии), у вас появится новый принцип выбора депутатов Думы. И вот вчера этот принцип обнародован. И что же мы видим?

Иван Родин: Он совершенно противоречит объявленному курсу на либерализацию на партийном фронте. Потому что мелкая партия из 500 человек, может, и спокойно себе возникнет, но по тому закону о выборах в Думу, который сейчас предложен, у нее не то, что никаких шансов нет, ее вообще никто не заметит. Потому что для уверенной победы нужно будет в этих 250 территориальных единицах выдвинуть по 4 кандидата. Сейчас максимальное количество кандидатов в списки – 600, а надо, получается, за 1000. Соответственно, ты можешь выдвинуть меньше, но тогда у тебя получается меньше шансов. Причем ты, как я понимаю, как минимум, в одной территориальной единице, находящейся в субъекте данной федерации, обязан выдвинуть своих кандидатов. Например, в Москве этих территориальных единиц будет, может быть, 30, в каком-то городе – их 5. Мелкая партия выдвинет в одном. Избиратель придет и увидит, что в его территориальной единице эта партия никого не выдвинула. Он вынужден будет голосовать за этот маленький списочек, выдвинутый по всему региону. А "Единая Россия", например, уважит избирателя в этой территориальной единице и выдвинет 4 человек – врача, учителя, сталевара…

Елена Рыковцева: "Народный фронт".

Иван Родин: Да. За кого будут голосовать люди? За тех, кто с уважением к ним относится, кто дает им народных кандидатов. А эти кто такие? Они даже не пришли к нам баллотироваться – все, до свидания! И так будет даже у коммунистов во многих местах. Мне вообще непонятно – это что, Медведев нам говорил, по-моему, на прошлой неделе со своими сторонниками, что это не отдельные куски (законы о либерализации). Это некий комплекс. Но как соотносится между собой закон о выборах, который требует наличие крупных, суперкрупных партий, и закон о партиях, который разрешает регистрироваться буквально на ходу? Вышел из дома на работу и обратно – 500 человек набрал, на следующий день пошли и зарегистрировались. Мне непонятно, где тут логика.

Елена Рыковцева: Иван, мы же видим только крошечные кусочки происходящего в парлеманте, которые считает нужным показать телевидение. Как в Думе себя ведет Миронов? Что он говорит? Его не показывают во время этих баталий. Жириновский кричит, Зюганов тоже, считай, а его не показывают. Какое ощущение у вас? Ведь была очень жесткая первая кампания "Справедливой России". Сейчас он как-то ушел в тень. Полное впечатление, что надавили на него или как-то договорились с ним.

Иван Родин: Вообще, инерция после думской кампании еще была - на первых заседаниях Думы Миронов выступал в этих так называемых пятиминутках гнева, которые выделили оппозиции еще от щедрот в прошлом созыве. Потом как-то он в Думе на публичном уровне стал уходить. Но надо сказать, что каждую неделю он проводит брифинги, когда заседает Дума. На этих брифингах он по-прежнему тот же самый Миронов.

Елена Рыковцева: Он слово "Путин" произносит на этих брифингах?

Иван Родин: Да, он против Путина. Он будет с ним бороться. Он говорит, что только он единственный реальный ему соперник. А почему на таком публичном уровне он исчез, видимо, тут вы правы, что есть некий элемент договоренности, причем, может быть, даже не с Путиным. Я, например, не исключаю, что это элемент договоренности с Зюгановым для того, чтобы Зюганов собрал больше голосов. Потому что электорат-то примерно одинаковый – это протестный электорат, причем, левый протестный электорат. Я не исключаю, судя по тем недавним заявлениям, когда они обменивались любезностями, говорили, кто из них старше, кто из них младше, и младший признал себя младшим, и готовы были обсуждать какие-то совместные действия потом в случае победы, хотя она, конечно, фантастическая… Так что, может быть, это и с этим связано. Но факт медицинский – Миронова стало меньше.

Елена Рыковцева: И он стал мягче. Если что-то и происходит на брифингах, о которых вы говорите, так мы их не видим, нам их не показывают. Может быть, он ще для своих что-то такое произносит, для внешнего мира этого нет. А ведь он очень много голосов собрал на жестких протестных настроениях своей партии. Я считаю, что все, что он получил, это их ролики…

Иван Родин: Да – это Миронов.

Елена Рыковцева: Это «жулики и воры», которые, кстати, вовсю эксплуатировались в этих роликах. А сейчас ничего подобного нет.
Я очень часто спорю со своими гостями, которые говорят, что вот «Путину нарисуют». Мой прогноз – 70%. Сам он, мне кажется, может собрать даже под 60, плюс все-таки административный ресурс, который не для того чтобы избежать второго тура, а чтобы вообще все вопросы отпали. Вы сколько даете?

Иван Родин: Если будет принято решение победить в первом туре, то меньше 60 не может быть. А дальше – там уже в меру фантазии Вячеслава Викторовича Володина.

Елена Рыковцева: Вам не кажется, что партия "Единая Россия" очень легко смирилась с обозначением "Партия жуликов и воров"? Они привыкли, они к этому спокойно так относятся. Я не помню, чтобы Владимир Путин хотя бы один раз где-то вступился за честь и достоинство своей же собственной партии и как-то высказал свое отношение к этому определению, которое прицепилось так намертво, что мы даже видели его в рекламных роликах "Справедливой России".

Иван Родин: Это название – такой смертельный удар, как фехтовании, который невозможно отразить. Потому что если сейчас оправдываться, то это только лишний раз напоминать про жуликов и воров. Факты людям, которые интересуются, известны: что ни месяц, то сняли одного мэра, того, сего, депутата какого-нибудь регионального. И они в основном все "единороссы". Как Путину заступиться? Он что, должен сказать, что, нет, она не совсем партия жуликов и воров. Партия жуликов, но не воров. Партия воров, но воров мы посадим, останутся только честные люди. Путин, вообще, никогда не жалел свою "Единую Россию". Когда он был президентом, у него неоднократно звучало, что, да, я понимаю, что партия – ерунда, но другого инструмента нет. Мы почистим ее, погладим, зашлифуем. Пока, правда, не получилось. Сейчас он во время своей кампании про "Единую Россию" вообще не вспоминает. Да и про "фронт" в его риторике нет.

Елена Рыковцева: Теперь это называется "сторонники, доверенные лица".

Иван Родин: То есть еще более широко, чем "Фронт". Нормально. Владимир Владимирович снова готовится занять пост национального лидера. Зачем ему заступаться за одну из партий?!

Елена Рыковцева: "Единственный выход, чтобы не состоялись нелегитимные выборы Путина на третий срок и он не узурпировал власть – сдать, пока не поздно всем кандидатам в президенты свои мандаты и, таким образом, не допустить выборы президента, отложив на более поздний срок. Если выборы будут допущены, что фактически происходит, Путин однозначно будет выбран, т. к. агитация за него по всем каналам безудержная. К тому же чиновники проявляют власть – насильственным образом организуют митинги в поддержку Путина, фактически избрав его президентом безо всяких выборов", - так пишет нам Наталья.
Иван, что могло бы заставить этих кандидатов, о которых пишет Наталья, отказаться от участия, снять свои кандидатуры в предвыборной гонке? Все унижения они имеют по полной программе, их показывают в резервации информационной. Он, конечно, бог, царь и герой. Что могло бы их вывести из себя? Или нет такой силы, которая могла подвигнуть их на такой шаг?

Иван Родин: Я считаю, что такой силы нет. Потому что на президентских нынешних выборах жизнь этих людей не заканчивается. У них есть партии. Например, возьмем Геннадия Андреевича Зюганова. Я уверен, что главная его цель на этих выборах – получить немного больше, чем получила партия на думских. Тем самым, он снова подтверждает свое право на лидерство в Компартии, и вопросов к нему стороны партии быть не может. Миронов заранее сказал, что он не гонится за процентами фактически, а что он пришел в эту кампанию, чтобы выборы проходили честно. Поэтому, судя по всему, он согласиться с тем, что получит меньше, чем его партия, хотя, конечно, с политологической точки зрения это выглядит дико. Владимир Вольфович уже пять раз участвовал и всегда получал такой результат. Для него это не станет новостью.
Это системные люди. Мы должны понимать, что они не просто так сидят. Множество договоренностей, разные нити их связывают. Они составляют часть режима. Надо как бы к этому относиться нормально. Потому что, по большому счету, в таких сложных больших странах как Россия переворотов внешних, скорее всего, никогда не будут. Изменения могут прийти изнутри власти. Надо работать всем на это. К сожалению, мне кажется, что «с улицы» власть не заставишь, тем более что власть теперь улицу выиграла. Ее улица больше не волнует!

(Программу целиком можно прослушать здесь же)

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG