Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Предварительные итоги Олимпстроя для природы российского юга



Ирина Лагунина: Российские экологи продолжают кампанию в защиту Черноморского побережья. У здания Министерства природных ресурсов в Москве прошел пикет против уничтожения заказника Утриш и олимпийского строительства, разрушающего природу Краснодарского края. Экологи потребовали отставки министра природных ресурсов Юрия Трутнева, который, по их мнению, лично виновен в том, что экологическая обстановка на юге России ухудшается с каждым годом. С участниками пикета побеседовала моя коллега Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Пикет у здания Минприроды организовали активисты «Экологической вахты по Северному Кавказу», но участвовали в нем представители разных экологических движений. Защитники природы держали в руках плакаты «Жулики и воры! Вон из Утриша!», «Утриш- не место для госдач!» и другие. Именно чиновники Минприроды, по данным экологов, в 2011 году утвердили Положение о заповеднике «Утриш», исключив из его территорий наиболее ценные участки, где теперь строится очередная дача для первых лиц государства. Именно Минприроды, по мнению пикетчиков, делает все, чтобы легализовать незаконное разрушение черноморского побережья при строительстве олимпийских объектов в Краснодарском крае. Говорит один из участников пикета, руководитель проекта по особо охраняемым природным территориям Гринпис в России Михаил Крейндлин…

Михаил Крейндлин: Лозунги в первую очередь направленные на сохранение Черноморского побережья Кавказа, недопущение строительства коммерческих объектов, в том числе всяких объектов рекреационных высших чиновников государства. Почему собственно у Минприроды? Потому что, к сожалению, именно Минприроды вместо того, чтобы защищать ценные природные территории, в большой степени способствует их разрушению. Конкретно если говорить о Черноморском побережье, то именно Минприроды утвердило границы заповедника Утриш, из которого исключены наиболее ценные природные территории, черноморские можжевелово-фисташковые леса у побережья, где планируется строительство физкультурно-оздоровительного комплекса, инициатором которого по официальным документам было Управление делами президента, а также некоторых объектов, которые хочет себе построить администрация Краснодарского края. Минприроды фактически прикрывает полный беспредел, который творится на олимпийских стройках в Сочи, не предпринимает никаких мер, чтобы хотя бы приостановить. Поэтому пикет проводился именно у этого ведомства, в частности, участники потребовали отставки министра Трутнева.

Любовь Чижова: Рассказывал один из участников пикета у Минприроды, руководитель проекта по особо охраняемым природным территория Гринпис в России Михаил Крейндлин. На пикет вышли и активисты движения «Спасем Утриш». Они полагают, что «благодаря» действиям Минприроды стало возможно строительство госдачи на территории уникального заказника – ведомство приняло положение об Утрише, признав его заповедником, однако особо ценные территории в него не включили. На них и планируют строительство физкультурно-оздоровительного комплекса Управления делами президента. Рассказывает один из защитников Утриша Николай Бернард…

Николай Бернард: У Минприроды проводился санкционированный митинг в защиту не только Утриша, как одного из заповедников, но еще нескольких других заповедников, на которые идет активное наступление со стороны властей, которые стараются застраивать места, уникальные по своим природным особенностям. В заповедниках в течение очень долгого времени не было хозяйственной деятельности человека, но к сожалению, сейчас эти уникальные участки природы могут прекратить свое существование. И по практике известно, что если человек вторгается в природу, то очень долго, несколько сотен лет природа хранит следы воздействия человека, такие незаживающие раны и рубцы. Поэтому наш долг защитить эти куски от дальнейших посягательств человека, поэтому пришли к Минприроды, поэтому был организован митинг.
Почему Минприроды? Просто потому, что, я считаю, что это их прямая обязанность. Официально известно, что прямая обязанность Минприроды защищать заповедники.
По Утришу сложилась отдельная ситуация, там пытаются законодательным образом вывести один из центральных участков, одну из главных лагун заповедника, чтобы законодательно разрешить строительство. Но дело в том, что мы понимаем, те, кто был в Утрише, кто знает эти места, те, кто охраняет эти места, знаем, что те несколько лагун, которые собираются вывести из состава заповедника, являются самым важным участком, самым уникальным, самым реликтовым участком в заповедники Утриш.

Любовь Чижова: Какое место занимает Утриш в экосистеме Краснодарского края, в экосистеме Черноморского побережья? Почему вы защищаете Утриш, чем он вам лично может быть дорог?

Николай Бернард: Дело даже не в личном отношении. Конечно, лично он дорог, безусловно. Но дело не в личном отношении, дело в том, что этот участок побережья уникален, он единственный в России участок сухого средиземноморского редколесья. Если эту рощу уничтожить, эти несколько лагун, то в России не останется уникального сообщества, все остальные средиземноморские сообщества расположены в других странах. В России не останется такого удивительного участка для проведения научных работ, для сохранения для потомков.

Любовь Чижова: Как же не останется? У чиновников останется.

Николай Бернард: Во-первых, мы не гарантируем, что чиновники не произведут уничтожения территории. Во-вторых, какая-то часть территории будет естественно уничтожена для построек, причем это территория очень большая, судя по картам, которые опубликованы в официальных источниках и неофициальных тоже, уничтожению подлежат огромные площади реликтовой рощи. Кроме того понятно, что для поколений вряд ли останется хоть что-то.

Любовь Чижова: Что вы вообще думаете о природоохранной политике российских властей, изменится она, не изменится в ближайшее время, какие у вас ощущения?

Николай Бернард: На сегодняшний момент я хочу сказать, что природоохранная деятельность властей носит отрицательный характер. То есть идет наступление власти на природу. К моему огромному сожалению, мы за 20 лет демократических свобод так и не смогли спасти многие участки заповедников, просто национальные парки. Что касается дальнейшего, я считаю, современная политическая система, как ее принято называть, вопросам экологии уделяет минимальное внимание. Единственная партия из известных, которая вообще занимается этим вопросом, - это "Яблоко". Хотелось бы обратиться ко всем, кто понимает проблемы защиты природы так же, как мы, с просьбой помочь информационно или как-то еще пикету, который стоит в защиту Утриша на территории Утриша. Дело в том, что люди остановили живой колонной бульдозеры три года назад и с тех пор несется вахта постоянная, круглосуточная и круглогодичная на этом месте. Стоит пост от движения "Спасем Утриш", где постоянно пребывают наблюдатели или несколько наблюдателей. Этим людям нужна помощь, они живут в палатках и зимой, и летом. Все усилия, которые они предпринимают, они предпринимают исключительно по собственной инициативе, исключительно за свой счет, конечно, им нужна помощь и продовольственная, и поддержка, в том числе и денежная. На сайте "Спасем Утриш" есть подробная информация.

Любовь Чижова: Это был Николай Бернард из движения «Спасем Утриш». Участники пикета у Минприроды напоминают о разрушении экосистемы всего Черноморского побережья, где ведется строительство объектов будущей Олимпиады. Подробнее об этом рассказывает активистка «Экологической вахты по Северному Кавказу», жительница Сочи Ольга Носковец.

Ольга Носковец: Законы должны быть для природы, а не против природы. Сейчас мы выступаем против поправок к закону об особых экономических территориях, которые позволяют выводить из заповедников и национальных парков земли и заниматься в них хозяйственной деятельностью. То есть теперь любой желающий может брать в аренду земли заповедника и делать все, что они хотят. На самом деле поправка была сделана с одной целью, чтобы вновь созданная корпорация Курорты Северного Кавказа смогла на территории кавказских заповедников строить свои курорты. Как показывает практика, чаще всего это частные заведения, либо резиденции для VIP-персон, которые называются курортами.

Любовь Чижова: С чем связаны основные экологические проблемы Черноморского побережья?

Ольга Носковец: Первая проблема для нас – это Олимпиада. Страдает не только город Сочи из-за этого, из-за этих проектов уже пытались в Анапе добывать песок, что может привести к деградации анапских пляжей. Песок нужен для олимпийской стройки, своего нам уже не хватает. Это бесконечное загрязнение моря и горных рек отходами производства, мазутными элементами. Потому что техника работает, получаются аварийные сбросы нефтепродуктов. Горные реки, которые когда-то были чистыми, которые обеспечивали наш город чистой водой, где нерестилась рыба, теперь это практически мертвые реки, по которым бесконечно плывут мазутные пятна, это все попадает в море и далее. Говорить о курорте в том виде, в котором сейчас Сочи, очень сложно. Еще одна задача – проблемы курортов Черноморского побережья, что они не развиваются как курорты. Складывается такое впечатление, что наши курорты хотят превратить в промышленные зоны, россиян лишить последней возможности ездить в комфортные зеленые города.

Любовь Чижова: Ольга, если я не ошибаюсь, вы живете в Сочи. Можете как обычный человек рассказать радиослушателям о том, как изменился ваш город за последние годы? Удобно в нем стало жить, неудобно, приятно, неприятно?

Ольга Носковец: Каждый день мы сталкиваемся, во-первых, безобразная точечная застройка, когда вырубаются эвкалиптовые аллеи, которые очищали наш воздух, которые делали целебным и ценным, ради чего приезжали в наш город. На месте алей, парков строятся уродливые многоэтажные здания, которые стоят пустые, никто квартиры в этих комплексах не покупает, а мы остаемся без зелени. То есть город-парк превращается в город-пень. Учитывая, что у нас повышенная сейсмичность, у нас оползневые районы, в таких домах опасно жить, Сочи превращается в опасную территорию для проживания. Конечно, люди, которые приезжают отдыхать – это изуродованный центр. Более-менее остались зеленые пригороды, но опять появляются проекты застройки. Местных жителей это не может не волновать. Я чувствую, когда открываю кран, у нас была чистая вода, мы не пользовались никакими фильтрами, не знаем, что это такое, но я чувствую, как вода изменилась и мне стало неприятно пить эту воду. Думаю, многие это заметили. Нам стало хуже дышать, в городе увеличились заболевания бронхо-легочные, обострений очень много. Я приезжаю в Москву, не чувствую разницы, для меня воздух, что в Москве, что в Сочи одинаков. Но Москва – это мегаполис, а Сочи приморский город.

Любовь Чижова: А что стало с Черноморским побережьем за последние годы?

Ольга Носковец: Идет тотальный захват, во-первых, пляжной полосы, пляж находится под замком, под заборами, под всякими предлогами пляжные полосы изымаются, там тоже ведется строительство разнообразное. Идет бесконечный сброс нечистот в море, какие-то аварийные выбросы, непонятно откуда нефтепятна. Не только город Сочи подвергается уничтожению, такие же проблемы в Новороссийске, в Ейске, в Туапсе, в Анапе. Строятся опасные промышленные предприятия, как в Туапсе работает химический терминал прямо на берегу моря, ведется отгрузка и загрузка химических удобрений, все это попадает в море. Порт Кавказ, наши власти краевые разрешили туда заход судов с отработанным ядерным топливом, которое последует далее через всю Россию в красноярские могильники. Несмотря на то, что вся Россия превращается в ядерный могильник, сейчас это будут делать через порты Черного моря, в том месте, где неоднократно происходили аварии, и море загрязнялось нефтепродуктами, а теперь мы будем принимать отработанное ядерное топливо. Логика человеческая отказывается понимать, зачем это делается, когда можно было наоборот деньги вкладывать в развитие курортов, делать мощные сильные курорты, у нас ведь все для этого есть.

Любовь Чижова: Ольга, как вы думаете, что будет с Сочи после олимпиады, после 2014 года?

Ольга Носковец: Мы останемся в огромном количестве недостроенных объектов. Я живу, я вижу, в кулуарах строители рассказывают, что главное объекты сдать, а остальное мы красивой рекламой затянем, никто не увидит. Спортсмены уедут, гости разъедутся, красивую рекламу снимут и с чем мы останемся? Останемся с недостроенными дорогами, потому что физически это невозможно достроить в такие короткие сроки. То, что делается в сжатые сроки, качество таких построек вызывает большое сомнение. Потому что город уже пополз, все эти постройки тоже ползут. Знаю, что даже в горной местности строители сталкиваются с большими проблемами. И вопросов у нас возникает очень много именно сейчас, с чем мы останемся. Поэтому мы с этими вопросами выходим к Министерству природы – это только начало нашей общественной деятельности, чтобы привлечь внимание не только чиновников, но и простых граждан. Потому что люди зачастую не знают, что происходит в Сочи, мы находимся в информационной блокаде.

Любовь Чижова: О предолимпийских настроениях жителей Сочи и о разрушении природы Черноморского побережья рассказывала участница пикета у Минприроды в Москве, активистка Экологической вахты по Северному Кавказу Ольга Носковец.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG