Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гибралтар – колония, которая не хочет менять свой статус


Ирина Лагунина: В последние недели между Испанией и Великобританией вновь разгорелась несколько приутихшая в последние годы полемика вокруг Гибралтара, скалы и прилегающей к ней территории в несколько квадратных километров на юге Иберийского полуострова. Испания требует возобновить переговоры о возвращении ей этой британской колонии. Рассказывает мадридский корреспондент РС Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Все началось после заявления нового министра иностранных дел Испании консерватора Хосе Мануэля Гарсия Маргальо. Он потребовал от Лондона возобновить политический диалог о возвращении Гибралтара Испании. Этот диалог был заблокирован Великобританией в 2002 году. Вместо него с 2004 года – в то время в Испании правила соцпартия - велись так называемые трехсторонние переговоры о пограничном сотрудничестве с участием двух государств и Гибралтара. Неприятная для Лондона тема возвращения колонии была фактически заморожена – испанские левые на ней не настаивали. С их уходом с политической арены - после ноябрьских парламентских выборов - ситуация изменилась. Министр Гарсия Маргальо считает, что Мадрид не имеет права отказываться от Гибралтара, ведь подобный отказ означает «предательство национальных интересов страны»:

Х.М.Гарсия Маргальо: Мы исправим политику, проводимую Испанией по отношению к Гибралтару в последние годы. Я уже сообщил своему британскому коллеге, что отныне мы займемся данным вопросом всерьез. Деколонизацию и возвращение этой территории Испании мы считаем делом первостепенной важности. Переговоры по теме не могут осуществляться в рамках трехсторонних консультаций. Они должны вестись напрямую между Мадридом и Лондоном, без участия Гибралтара. Ведь это не государство, а всего лишь зависимая территория. Что касается экономического сотрудничества, то здесь Гибралтар может вести самостоятельный диалог, но только не на государственном уровне, а с администрацией пограничных с ним испанских областей. Однако продвижение подобного диалога отныне будет находиться в прямой зависимости от успеха основных переговоров - о возвращении Гибралтара Испании.

Виктор Черецкий: Напомню, что Гибралтар был захвачен Великобританией в начале 18-го столетия в ходе так называемой войны за испанское наследство, то есть за испанский престол. В Испании этот захват до сих пор расценивается как «ничем не оправданный акт пиратства». Между тем, по заключенному в 1713 году миру, Гибралтар является английской территорией, но в случае отказа от нее Великобритании, она должна однозначно вернуться в лоно Испании. В Лондоне проблему трактуют по-иному. Премьер-министр Дэвид Кэмерон поспешил ответить Гарсия Маргальо, что не будет разговаривать на тему Гибралтара без согласия и участия в переговорах населения скалы. И, вообще, гибралтарцы имеют полное право на самоопределение вплоть до отделения от Великобритании и провозглашения собственного независимого государства. Подобная позиция, как считают в Испании, противоречит условиям мира 1713 года и международным решениям о деколонизации, принятым уже в современную эпоху. Испанский историк, профессор Мадридского университета Рафаэль Санчес признает, что британская сторона оказалась перед лицом требований Испании в довольно сложном положении:

Рафаэль Санчес: Я как исследователь исхожу из истории Гибралтара. Ведь корни нынешнего испано-британского спора имеют сугубо исторический характер. Единственная легальная база присутствия здесь британцев – это мирный договор 18 столетия. Этот договор действует, и его нельзя игнорировать. Однако проблема Гибралтара сделалась значительно более сложной, поскольку в конфликте появилась третья сторона. Мне представляется, что Лондону в одиночку было бы не так сложно решить конфликт с Испанией. Но проблема в том, что делать с жителями колонии?

Виктор Черецкий: Действительно, небольшое население Гибралтара – всего 30 тысяч человек – по разным причинам не желает становиться испанцами. И это при том, что большинство из них имеют испанские корни, носят испанские фамилии, испанский язык - в его южном андалузском варианте - считают родным наравне с английским и поддерживают самые широкие связи с соседями - и родственные, и деловые, и культурные. Многие жители Гибралтара предпочитают не тесниться на скале и покупают или снимают квартиры на территории Испании. Житель колонии Джонатан Тиума, школьный преподаватель.

Джонатан Тиума: Я живу в Испании, потому что там квартиры дешевле. Вообще для нас Испания – это как соседний город или поселок. Мы ее не воспринимаем как заграницу. У меня много родственников и друзей испанцев. Мы сами гибралтарцы – с детства впитываем в себя две культуры – английскую и испанскую.

Виктор Черецкий: Между тем, Франсиско Ода, профессор социологии частного мадридского Университета имени короля Хуана Карлоса, видит в отношениях гибралтарцев с Испанией определенное противоречие:

Франсиско Ода: Позиция жителей Гибралтара явно двусмысленна. Так, их официальное отношение к Испании противоречит их каждодневным поступкам. Они полностью отрицают возможность присоединения к нашей стране и, тем не менее, уже давно тесно связаны с Испанией и пользуются ее благами: едят в испанских ресторанах, покупают продукты в испанских магазинах, учат детей в испанских школах. 20% гибралтарцев вообще живут на испанской территории. Многие получают медицинскую помощь в наших клиниках. Они разделяют с испанцами все радости и горести и при этом ни в какую не хотят становиться гражданами Испании. В этом и заключается противоречие.

Виктор Черецкий: Ну а глава администрации колонии – «главный министр» Гибралтара лейборист Фейбьян Пикардо, хотя и признает все эти факты, не видит в этом никакого противоречия. Для него все это – лишь свидетельство добрососедских отношений жителей Гибралтара с испанцами, но, правда, не с правительством в Мадриде, желающим заполучить колонию, а с местной администрацией пограничных районов и их жителями:

Фейбьян Пикардо: С руководителями пограничных муниципалитетов, с мэрами городов и поселков у нас сложились очень хорошие отношения, и нам бы хотелось их расширять. Ведь нам, гибралтарцам, выпало счастье быть соседями испанской Андалузии. Это настоящий рай, куда приезжают люди со всей Европы на две недели в отпуск. А мы можем отдыхать на испанском побережье, пользоваться испанскими пляжами, в конце каждой недели. У меня тоже есть дача в Испании. У нас считается лучшим вложением денег покупка недвижимости на испанском побережье, чтобы проводить там конец недели и отпуск.

Виктор Черецкий: В последние годы в результате переговорного процесса по вопросам сотрудничества, стороны стали совместно использовать гибралтарский аэропорт, что обеспечило колонии дополнительный приток туристов. Расширился торговый обмен, были достигнуты договоренности в области телекоммуникаций, сотрудничества в области медицинского обслуживания, пенсионного обеспечения и так далее. Фейбьян Пикардо:

Фейбьян Пикардо: Нам в Гибралтаре повезло еще и тем, что мы можем пользоваться системой здравоохранения юга Испании. По существующей договоренности мы имеем возможность помещать наших больных, к примеру, если для них нет места в клиниках Гибралтара, в лечебные заведения Испании. Ни я лично, ни моя жена этими услугами пока не пользовались, но приятно знать, что они всегда нам доступны. Известно, что теперь в Европе - и мы не исключение - люди живут значительно дольше, чем раньше. Поэтому не удивительно, что у нас часто больницы заняты пожилыми людьми. Кроме того у нас нет некоторых специалистов, которые имеются в Испании. Естественно, мы оплачиваем все услуги, оказанные нашим гражданам. Евросоюз для того и создан, чтобы помогать друг другу.

Виктор Черецкий: Нынешнее изменение курса в испанской политике и жесткие нотки по отношению к Гибралтару, прозвучавшие из Мадрида, требование вернуть ему Скалу, гибралтарцы восприняли с разочарованием и тревогой. Фейбьян Пикардо:

Фейбьян Пикардо: Очень жаль! Ведь у нас существовало до сих пор прекрасное соглашение, которое открывало перспективы для углубления сотрудничества. Мы сожалеем, что Испания теперь замораживает трехсторонний диалог. Кроме того, пока шел этот диалог, мы не спорили и не ругались друг с другом.

Виктор Черецкий: Как отмечают наблюдатели, жители Гибралтара не хотят воссоединения с Испанией по целому ряду соображений: и не столько политических, патриотических, сколько экономических. Уровень жизни в колонии значительно выше испанского и даже среднеанглийского. Объясняется это особым статусом Гибралтара. Еще недавно он был оффшорной зоной. На сегодняшний день здесь зарегистрировано более 90 тысяч различных компаний со всего мира, в том числе 20 тысяч инвестиционных. И хотя под давлением Евросоюза Гибралтар был вынужден формально отказаться от статуса «финансового рая», сюда продолжают стекаться капиталы со всего мира, владельцы которых не желают платить налоги. В Гибралтаре для них по-прежнему созданы подходящие условия. Историк Рафаэль Санчес:

Рафаэль Санчес: Соединенное королевство всегда использовало Гибралтар в своих интересах. К примеру, в 19 веке оно пользовалось колонией для контрабандных поставок в Испанию хлопчатобумажную тканей из Манчестера и Ливерпуля. В последние времена Гибралтар был использован для создания здесь сомнительного финансового центра, куда стекаются капиталы, часто весьма подозрительного происхождения. Несмотря на формальное закрытие оффшорной зоны, капиталы такого сорта продолжают туда поступать.

Виктор Черецкий: Концентрация огромного количества денег и обеспечивает жителям колонии высокий уровень жизни. Кроме того, здесь развит туризм, которому содействует, в частности, беспошлинная торговля. Иностранцы, в первую очередь, испанцы, приобретают в колонии товары, благо таможенного контроля давно нет. Испания не скрывает, что если Гибралтар отойдет, в конце концов, ей, то моментально лишится всех своих привилегий. Почему? Не секрет, что от налогов в Гибралтаре спасаются, в первую очередь, испанские дельцы, утаивая здесь от казны миллиарды евро. Ну а беспошлинная торговля подрывает соседнюю испанскую коммерцию. Все это на юридическом языке называется нелояльной конкуренцией, с которой Мадрид хотел бы покончить раз и навсегда. Профессор экономики Мадридского автономного университета Эмилио Онтиверос:

Эмилио Онтиверос: В нынешний кризис меры по борьбе с неплательщиками налогов и теми, кто им помогает, особенно актуальны. Ведь правительства различных государств, будь то США, Германия или Испания, не имеют морального права требовать от рядовых граждан каких-то усилий в борьбе с экономическим кризисом, зная, что при этом некоторые состоятельные люди уходят от налогов. Им трудно оправдать перед населением свою помощь банковским учреждениям, когда эти учреждения нередко прибегают к услугам того или иного «налогового рая». Государства должны зорко следить за соблюдением законодательства. Тем более, что среди клиентов «налогового рая» вы не найдете представителей трудящихся - людей с низкими и средними доходами. Речь часто идет о тех, кому мы собственно и «обязаны» нынешними экономическими неурядицами, тех, кто в погоне за сверхдоходами, вверг нас в нынешний кризис.

Виктор Черецкий: Однако чего, собственно, опасаться жителям Гибралтара в современной демократической и неагрессивной Европе? Тем более, что гарантией их прав продолжает оставаться Великобритания. Оказывается, для опасения есть основания. Наблюдатели напоминают в этой связи, что с 1969 по 1982 год граница между Испанией и Гибралтаром была перекрыта испанской стороной с целью оказания давления на колонию и Великобританию. Снабжение скалы в те времена осуществлялось лишь морем и по воздуху, туризма не существовало. Гибралтарцы жили бедно. Профессор Франсиско Ода:

Франсиско Ода: После того, как Испания перекрыла границу с Гибралтаром, в колонии начался продолжительный период депрессии. Она оказалась почти отрезанной от мира. Деловая активность населения ограничивалась лишь обслуживанием военных судов, которые заходили на расположенную здесь военно-морскую базу. Люди сидели без работы и влачили жалкое существование. Многие об этом хорошо помнят.

Виктор Черецкий: Действительно, жители Гибралтара постарше с ужасом вспоминают те времена и больше всего боятся, что Испания вновь может «закрыть решетку», существующую на границе с Гибралтаром.
XS
SM
MD
LG