Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ульяновск - дети и коррупция




(Фрагмент урока)

Учитель: «А может ли ученик получать деньги от родителей за хорошую учебу или за помощь по дому? Да или нет? Большинство – да…»

Сергей Гогин: Классный час в 10А классе ульяновской средней школы №57, тема: «Денег много не бывает». Обсуждается вопрос: что важнее – быть честным и добрым или богатым. Звучат разные мнения. Если жил для денег, то жил зря, говорит один. Чтобы выжить, надо быть богатым, а не честным, спорит другой. Честно заработать большие деньги можно только в спорте и в искусстве, добавляет третий. Только если ты талантлив или если у тебя есть связи, уточняют другие. Как бы сама собой возникает тема коррупции. Бывает, удобнее дать взятку, чтобы обойти формальности, считают некоторые: да, это нечестно, но иногда необходимо. Ученик Костя Наумкин выступает с радикальным предложением: узаконить взятки и обложить их налогом.

Константин Наумкин: Учитывая наши многомиллионные сделки, государство получит много денег с налогов.

Сергей Гогин: Обсуждаются способы борьбы с коррупцией. Кто-то предлагает рубить руки взяточникам. Резкое повышение зарплат чиновников дети признают мерой малоэффективной: у судей зарплата и так большая, говорят они, а независимыми они так и не стали. В итоге сходятся на том, что деньги важны, но главное все же – найти свое место в жизни.
Классный час проходил в рамках программы антикоррупционного воспитания и образования учащихся, которая разработана городским управлением образования. Спрашиваю учеников, что они вынесли из урока. Говорит Светлана Втюрина:

Светлана Втюрина: Не стоит лишний раз повторять, что взятка это плохо. Да, проблема стоит обсуждения – один раз, второй, третий… Но не стоит с этим перебарщивать: чем больше давит эта информация на учеников, тем меньше хочется вообще знать что-либо об этом.

Сергей Гогин: Для Анны Байрамовой тема тоже не нова, но она воспринимает взятку прежде всего как угрозу социальной справедливости:

Анна Байрамова: Я нахожусь на том социальном уровне, что моя мама не может оплатить мое образование. И поэтому для меня является проблемой поступление в вуз. Учусь я не так уж и плохо, пытаюсь учиться, и хочется, чтобы я поступила в университет, который захочу. И чтобы какой-нибудь сын богатого человека тоже поступал по совести. Чтобы не платили за него деньги. Вот учился он на тройки, и пусть он идет в университет, которого достоин.

Сергей Гогин: Спрашиваю Константина Наумкина, хотел бы он стать чиновником?

Константин Наумкин:
Почему бы и нет, если я буду работать честно, подавать другим пример, что чиновники – они все-таки работают, а не просто берут взятки?

Сергей Гогин: Выдержат ли школьные беседы о вреде коррупции столкновение с реальностью? Учитель истории 57 школы Артем Крамаренко настроен оптимистично.

Артем Крамаренко: Я считаю, что это должно откладываться у детей очень серьезно. То, что говорят старушки у подъезда, родители во время кухонных разговоров, люди в транспорте – они впитывают эту информацию. Школа же им может дать правильную точку зрения. Классный руководитель, учителя-предметники могут дать объективную информацию, в том числе сформировать у них правильное отношение, что взятки это, действительно, плохо. А в старших классах – обсудить механизмы борьбы с ними.

Сергей Гогин: Классный руководитель 10 А, учитель информатики Татьяна Малеева верит, что антикоррупционные уроки могут вооружить детей против порочной системы, хотя главная роль тут принадлежит семье.

Татьяна Малеева: Семья – важно звено, где зарождается личность. И сли в семье говорят, что взятки – это хорошо, то у ребенка откладывается, что взятка – это вполне нормально. Тогда школа не поможет. Нужно больше встречаться с людьми, которые когда-то находили выход из подобной ситуации с пользой для себя. Надо показать, что есть много положительных примеров, и тогда у детей в подсознании останется, что можно справиться с этим злом.

Сергей Гогин: О программе антикоррупционного воспитания говорит ведущий специалист управления образования мэрии Ульяновска Марина Бичина:

Марина Бичина: Если в начальной школе с первый по четвертый класс были беседы о том, что хорошо, что плохо, кого можно назвать гражданином и так далее, то, начиная с пятого класса – с пятого по девятый – идет формирование компетенций, а уже 10-11 класс – это разговор с совершенно взрослым, сформировавшимся человеком, у которого уже должны сложиться нравственные устои. Причем формы самые различные – это и конкурс плакатов, сочинение, конкурсы проектов и так далее.

Сергей Гогин:
В программе – уроки, классные часы, диспуты на такие серьезные темы, как «Коррупция как способ борьбы за власть и как способ существования власти», «Коррупция: выигрыш или убыток», «Можно ли противодействовать коррупции», а также эссе на тему «Коррупция и образование», «Моё отношение к антикоррупционной политики в РФ» и другие. В ряды борцов с коррупцией встают Гоголь, Достоевский и Салтыков-Щедрин. Учителя литературы используют «Мертвые души», «Ревизор», «Историю города Глупова» как иллюстрацию к разговору о взятке.
Доцент кафедры литературы Ульяновского педагогического университета Михаил Матлин считает, что русская литература не может быть методическим пособием по решению социальных задач, она для другого предназначена.

Михаил Матлин: /В литературе/ найти можно все что угодно: сегодня – бороться с коррупцией, завтра – повышать рождаемость. Встает вопрос: а зачем она вообще нужна, русская классическая литература? Большинство учителей – хорошие, среди них много талантливых, и они вам ответят, я думаю, так: для воспитания души. Перед нами художественное произведение, а не публицистика, поэтому важно показать, не как идет дача или получение взятки, а как раскрываются люди, и это будет интересно. Во-вторых, нельзя забывать, что «Ревизор» – очень смешная вещь, смех здесь будет важнее любых прямых плоских моральных формул. Если поведение этих персонажей вызовет смех – это и есть воспитание.

Сергей Гогин: Профессор кафедры филологии Ульяновского госуниверситета Татьяна Васильчикова также предостерегает учителей от нажима и начетничества. Она предлагает побеседовать с детьми о том, откуда берутся деньги.

Татьяна Васильчикова:
Даже в хорошей семье дети в это часто не посвящаются. Между тем именно с младых ногтей надо объяснять реальную цену денег. Разграничивать жестко: деньги заработанные и нет, как их зарабатывать. Это и есть нравственное воспитание. Если это заложено, ребенок сам даст правильную оценку модели, которая показана Гоголем, Достоевским в его «Братьях Карамазовых», там тоже это есть. Там везде идет нарушение этого правильного нравственного отношения к деньгам: «Деньги могут быть только заработанными». Следовательно, они и расходоваться должны разумно.

Сергей Гогин: Очевидно, средней школе предлагается сделать то, чего пока не удалось целому государству и его правоохранительным органам – сформировать у граждан страны антикоррупционное сознание. А ближайшие президентские выборы покажут, способны ли сами учителя противостоять политической коррупции в форме фальсификаций.
XS
SM
MD
LG