Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о сирийском режиме и России


На окраине сирийского города Хомс взорван магистральный нефтепровод

На окраине сирийского города Хомс взорван магистральный нефтепровод

Генеральная ассамблея ООН одобрила резолюцию о ситуации в Сирии, в которой ответственность за многомесячное кровопролитие в этой стране возлагается на сирийские власти. В поддержку резолюции, содержащей призыв к отставке президента Сирии Башара Асада, выступили 137 стран-членов ООН, против были только 12, в том числе Россия, 17 воздержались. Россия и Китай ранее заблокировали принятие подобной резолюции в Совете Безопасности - несмотря на мнение Лиги арабских государств и стран Запада.

Владимир Кара-Мурза: Генассамблея ООН большинством голосов приняла резолюцию, осудив власти Сирии за военные действия против вооруженной оппозиции и гибель мирных граждан, а также поддержав призыв Лиги арабских государств к отставке сирийского лидера Башара Асада.
За резолюцию проголосовали 138, против - 12, воздержались - 17 стран.
Россия, как и ожидалось, проголосовала против, поскольку ее поправки к проекту документа не были приняты. В частности, она предлагала внести в резолюцию призыв ко всем оппозиционным силам в Сирии дистанцироваться от вооруженных групп, прибегающих к насилию, а также прекратить нападения на государственные учреждения.
Как заявил после голосования постпред России при ООН Виталий Чуркин, проект резолюции был "несбалансированным".
Против резолюции выступили также, в частности, Китай, Венесуэла, КНДР, Иран.
Как заявил заместитель постоянного представителя Китая при ООН Ван Минь, действия ООН "вместо того, чтобы усложнять проблему, должны быть полезными для поддержания мира и стабильности на Ближнем Востоке, для сохранения единства международного сообщества".
Противостояние в Сирии продолжается уже 11 месяцев. По данным ООН, за это время погибло свыше 5400 человек.
Падет ли сирийский режим, несмотря на поддержку России, об этом в нашей программе мы беседуем с Георгием Мирским, главным научным сотрудником Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук, Багратом Сейраняном, руководителем Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения Российской академии наук и Дмитрием Сидоровым, независимым журналистом, пишущим для "Форбс" и "Новой газеты". Чем, по-вашему, продиктована такая жесткая позиция российской дипломатии?

Георгий Мирский: Тут несколько моментов. Во-первых, это традиционная солидарность с режимом. Заметьте, что почти всегда, если происходят какие-то народные движения, восстания, какая-то самодеятельность появляется, как правило, наша дипломатия встает на сторону существующего режима. Всякая самодеятельность, я помню, когда 30 лет тому назад в Иране началась исламская революция, я говорил тогда, что победят сторонники Хомейни, меня все осмеивали. Второе: у нас фактически кроме Сирии нет союзников и партнеров на Ближнем Востоке. Тут и проблема базы в Тартусе, и поставок оружия, и моральное какое-то ощущение, что есть страна, которая с нами, и неудобно было бы ее оставлять, скажут – вот еще одного кинули. Тут как раз подходит третий момент, то, что произошло с Ливией в прошлом году. Известно, что наше общественное мнение это оценит в основном очень неодобрительно. Кстати, против МИДа продолжают многие говорить, что зря он так сделал. Если бы сейчас накануне президентских выборов по-другому проголосовали, то многие внутри страны сказали бы: опять. Сейчас вроде бы ясно, что Путин всем командует, и тогда командовал, но это так не виделось все, а тут сказали бы: еще одного сдали союзника, нехорошо. Все это вместе взятое и позволяет понять – почему.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, способна ли позиция России остановить междоусобицу в Сирии?

Баграт Сейранян: Если Россия будет действовать одна, то, конечно, ей будет трудно. Очень важно суметь выступить совместно, привлечь и Организацию Объединенных Наций. Мне кажется, что только совместные усилия и Лиги арабских стран, и Организации Объединенных Наций, и России, совместно принять усилия с тем, чтобы можно было как-то урегулировать ситуацию в Сирии, хотя это очень трудная и непростая задача. Дело в том, что в Сирии, так же, как и в Ливии, очень огромное влияние на ситуацию оказывают внешние силы. Тут дело не только во внутреннем положении страны, не только в том, что разворачивается гражданская война. Дело в том, что в Сирии границы почти открыты, очень легко проникать на территории Сирии и с севера со стороны Турции, и с ливанской территории, на востоке пустыни, на юге пустыни. Это чревато очень тяжелыми последствиями для всего региона. Поэтому, мне кажется, это допустить нельзя. Россия должна сделать все от нее зависящее, чтобы сохранить хотя бы относительную стабильность в этой стране, в этой очень важной арабской стране.

Владимир Кара-Мурза: Какова реакция американского общества на голосование России, Китая по резолюции Генеральной ассамблеи ООН?

Дмитрий Сидоров: Реакция достаточно однозначная. И Россия, и Китай с точки зрения Вашингтона ведут себя абсолютно некорректно. Причины этого понятны. Это в том числе не столько даже рынок вооружений, сколько большое желание руководствоваться тем же старым российским принципом балансирования ситуацией на Ближнем Востоке, балансированием Соединенными Штатами. Желание не дать возможность Соединенным Штатам и части европейцев оторвать Сирию от Ирана. И это то, чего, на мой взгляд, безусловно хочет добиться Вашингтон, то, чего безусловно хотят добиться Лондон, Берлин и Париж. Это в значительной степени облегчило бы ситуацию и на возможных переговорах с Ираном, и возможного давления на Иран. Так что в этой ситуации позиция России, Россия пытается цепляться за режим Асада, Россия потеряет режим Асада. Вопрос заключается в том, не все так просто, с одной стороны действительно, еще раз повторю, Россия потеряет режим Асада, вопрос в том, когда это произойдет, с другой стороны, кто придет к власти в Сирии и что из себя представляют повстанцы – это довольно серьезный вопрос, будут ли они вести более-менее агрессивную политику в отношении своего соседа Израиля. Мы видим, что ситуация в Египте в отношениях Египта с Израилем и в отношении Египта с Соединенными Штатами на сегодняшний день очень сложная. Поэтому разобраться на самом деле в том, что дальше произойдет и какие обещания дадут повстанцы в случае прихода к власти, довольно сложно.

Владимир Кара-Мурза: Федор Лукьянов, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике", считает, что сирийский режим стоит на грани краха.

Федор Лукьянов: Скорее всего режим Башара Асада уже не устоит. Поддержка России может создать ему некоторое прикрытие дипломатическое, но против Асада настроена практически большая часть арабского сообщества, по крайней мере, на официальном уровне, видимо, не большинство, но большая часть собственного населения. К тому же так называемые повстанцы или борцы за демократию давно из мирных протестантов превратились в тяжело и хорошо вооруженных мятежников, которых активно поддерживают извне. Так что, я думаю, российское содействие, если не произойдет каких-то кардинальных изменений, которые заставят начать переговоры, о чем Россия постоянно говорит, в основном рассчитывать на то, что он удержится, оснований очень мало.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG