Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Рыжков - о встрече с президентом России


Дмитрий Медведев на встрече с руководителями политических партий, не прошедших государственную регистрацию.

Дмитрий Медведев на встрече с руководителями политических партий, не прошедших государственную регистрацию.

Состоялась встреча президента России Дмитрия Медведева с представителями оппозиционных политических партий. В числе участников был и Владимир Рыжков, один из лидеров ПАРНАСа. Своими впечатлениями он поделился с Радио Свобода:

– Было 2,5 часа общения, это нормальный формат, он дал возможность всем спокойно высказаться. И даже не по разу некоторые с репликами выступали. А цель Медведева проста и ясна. Он хочет политическую реформу, которую сам инициировал. Есть четыре законопроекта – о партиях, о выборах губернаторах, Думы и о выборах президента с точки зрения сбора подписей. Нужно, чтобы эти законы были приняты, подписаны и опубликованы до того, как у него закончится срок президентских полномочий. Медведев четко сказал, что в самые сжатые сроки все это законодательство должно быть принято.

– То есть до 7 мая?

– И не просто принято и подписано, но и опубликовано. То есть должно вступить в силу.

Второе. Он предложил очень быстро доработать законопроекты, если у нас есть замечания, которых у нас море. 22 февраля состоится первое заседание рабочей группы, в которой будут участвовать так называемые "несистемные" партии, и администрация. Модератором группы будет Володин. То есть начнется реальная работа над текстами.

Медведеву передали список политзаключенных, который был подготовлен оргкомитетом протестных акций. И президент сказал, что даст поручение разобраться по каждому человеку с точки зрения законности приговора и с точки зрения политической мотивированности.

Четвертое. Мы передали ему резолюцию с требованиями Якиманки и Болотной площади от 4 февраля. Но здесь мы резко разошлись в оценке фальсификации выборов, в оценке легитимности нынешней Государственной думы и в вопросе о необходимости досрочных парламентских выборов после принятия предложенного Медведевым пакета законопроектов. То есть, здесь общей точки зрения нет. Но мы довели требования людей до президента. Кстати, я предложил для реализации требований людей создать постоянный механизм "круглого стола", куда вошли бы полномочные представители президента, думских и не думских партий. Этот вопрос повис, но, по крайней мере, я его передал.

– Значит, президент не согласился ни с оценкой выборов, ни с тем, что декларировала улица?

– Да.

– Он давал какие-то оценки тому, что происходило на Болотной и на Якиманке?

– Он сказал что категорически против разделения страны на "наших" и "не наших". Он согласился со мной, что нельзя сталкивать и противопоставлять Поклонную и Болотную, что нельзя разжигать ненависть между различными частями общества, что нельзя шельмовать и клеймить протестное движение и оппозицию. Он с этим полностью согласился.

– Почему все-таки он именно сейчас встретился с вами? Что ему мешало это сделать месяц назад?

– Он ответил на этот вопрос следующим образом: для него это вопрос не личных амбиций, а он реально считает необходимым провести политическую реформу до завершения срока своих полномочий. Он за то, чтобы так называемая "несистемная" оппозиция, которую искусственно сделали несистемной, принимала участие в реализации, формировании и формулировании этой политической реформы. Это связано с его личным планом реформ, которые он инициировал.

– Но что же ему мешало это сделать на посту президента?

– Он ответил на этот вопрос. Сказал, что еще год-два-три назад думал про политическую систему совершенно иначе, чем сегодня. И признался, что его взгляды сильно изменились за последнее время.

– И поэтому он сделал свой шаг в сентябре, объявив о рокировке?

– Мы очень жестко поставили вопрос про "рокировочку", сказали, что это стало одной из причин этих акций протеста. Он ответил: "Я вообще не понимаю, чего все так возмущаются". Похоже, он действительно не понимает.

– Может быть, он все-таки лукавит?

– "Мы так с Путиным решили. А чего все возмущаются?" – удивился Медведев. А мы были в недоумении оттого, что он в недоумении. Вот в таком недоумении мы и оставили этот вопрос.

– Медведев, конечно, торопится, но президентом будет уже не он. И вся эта политическая реформа может закончиться, не начавшись.

– Он полагает, что если запустить процесс реформ, то никто не в состоянии будет развернуть его назад.

– А когда республиканскую партию и ПАРНАС регистрировать-то будут?

– Я обрушился с критикой на министра юстиции Коновалова, который, с моей точки зрения, просто издевается над Конституцией, над законом, над Европейским судом и здравым смыслом, второй раз пытаясь закрыть РПР, которую была незаконно закрыта пять лет назад. Я открыто поставил вопрос о незаконности отказа и в регистрации ПАРНАСа. На это Медведев сказал, что он уже давал поручение Коновалову доложить на эту тему, и удивлен, что до сих пор это не сделано. И сейчас повторно такая команда пойдет. Посмотрим, какой будет результат.

– Все это вызывает недоумение и вопрос о дееспособности и воле президента провести все эти решения.

– Мы исполнили свой долг на этой встрече, сделали свою часть работы. Теперь важно, чтобы свою часть работы сделал президент. А сделает или нет – это уже вопрос не к нам.

– Прошла информация о том, что правозащитники предлагают президенту Медведеву сделать напоследок доброе дело – выпустить Ходорковского и Лебедева. Разговор об этом был?

– Конечно, был. Медведев не сказал ничего конкретно по этим двум фамилиям, но совершенно четко заявил, что по всему списку политзаключенных будет дано соответствующее поручение.

– По атмосфере, по ощущениям, это – уходящий из политики человек? Или вам так не показалось?

– Это уходящий человек, но который действительно хочет напоследок провести крупную политическую реформу. Похоже, что он этого искренне хочет.

Фрагмент программы "Время гостей" Анны Качкаевой

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG