Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Триада «Самодержавие, Православие, Народность» в 1992 г. (Максим Соколов) и начало конституционного процесса в России ХХ в. (Елена Боннэр)


Владимир Тольц: 15 февраля - день рождения скончавшейся в прошлом году Елены Георгиевны Боннэр. Перебирая к этой дате сохранившиеся в нашем звуковом архиве записи, я наткнулся на ее выступление 93 года в моей тогдашней программе "Наша с вами история". Сегодня мы воспроизведем часть той давней передачи. Но прежде о другом.

Два недели назад мы выступлением 20-летней давности историка Андрея Зорина (тоже сохранилось в аудиоархиве Радио Свобода) отметили 180-летие уваровской триады "Православие. Самодержавие. Народность". Сегодня другой фрагмент той давней записи, иллюстрирующей, как интерпретировалось и соотносилось изобретение графа Уварова с тогдашней действительностью 20 лет назад. Итак, февраль 1992-го. У микрофона Радио Свобода Максим Соколов.

Максим Соколов

Максим Соколов

Максим Соколов: Принципу "Самодержавие, Православие, Народность" не откажешь ни в почтенной давности, ни в истинно русском происхождении. Хотя и без немецкого романтизма у его авторов дело тоже не обошлось. В таком разе взять этот лозунг на вооружение естественнее всего было бы тем, кто особенно склонен подчеркивать свою преданность истинно русским устоям и отвращение к антигосударственному «безродному космополитизму». Тем не менее, патриотическая позиция, вообще говоря, не страдающая от перепроизводства зажигательных лозунгов, с этим девизом обращается как-то очень осторожно, точнее сказать - никак не обращается. Причина такой щепетильности, вероятно, в том, что девиз является достаточно удобопонятным, и как раз в силу этой удобопонятности его содержание в действительности очень противоречит политической практике патриотов.

В переводе понятия "самодержавие" на современный собачий язык политологии переводить надо два значения. Во-первых, самодержавие – это отсутствие вассальной подчиненности иной державе, то есть полный суверенитет. «Русь самодержавная» – это, собственно говоря, суверенная Россия, над которой нет никакого сюзерена в лице Союза ССР, Михаила Сергеевича Горбачева и так далее. В этом смысле самодержавие на Руси оказалось восстановлено в декабре прошлого (1991- В.Т.) года в результате, как выражаются патриоты, "беловежского злодеяния". Суть злодеяния в том, что наряду с самодержавной Россией появилось слишком много прочей самодержавной швали – Украина, Белоруссия и так далее, а это не есть хорошо. Возможно это и в самом деле не хорошо, но тогда нужно быть последовательным и в тех же суровых выражениях, которыми принято клеймить Бориса Николаевича Ельцина, заклеймить и другого самодержца Всея Руси Иоанна Васильевича Третьего, который в 1480 году предвосхитил беловежскую ошибку Бориса Николаевича: вместо того, чтобы преобразовать на истинно русских началах Золотую орду, тогдашнюю предшественницу союза ССР, Иоанн Васильевич в той же хамской форме, что и пять веков спустя Борис Николаевич, растоптал ханский ярлык, и с падением Руси Золотая орда стремительно развалилась.

Другой смысл слова "самодержавие", переводимый на нынешний язык словом "авторитаризм", так же совершенно не импонирует оппозиции. Ибо место, где она имеет хоть какое-то влияние и хоть каких-то друзей, является нынешняя система Советов, отчаянно борющихся против российского президента. Неслучайно, выбирая символику этого противостояния, 17 марта на Манежной площади патриоты били в вечевой колокольчик, как бы выражая этим символом негодование по поводу ведущих политических тенденций наших дней.
"Народ еще повоет, да поплачет,
Борис поморщится немного,
что пьяница над чаркою вина,
и наконец, по милости своей
принять венец смирено согласится".
Так что из двух девизов - более раннего "Боже, царя храни" и более позднего "Вся власть Советам!" - патриотическая общественность решительно предпочитает второй.

Что делать со следующим членом формулы, то есть с православием, оппозиция, похоже, просто не знает. Не очень понятно, какие претензии по этой части следует предъявлять правительству. Сведений о том, что Гайдар с Бурбулисом служат в Кремле черную мессу, вроде бы не поступало. И конечно, всешутейших и всепьянейших соборов сам Борис Николаевич тоже не устраивает. Наконец, доказать еретичность и душепагубность бездефицитного бюджета и, напротив, продемонстрировать богоустановленность гиперинфляции не в состоянии даже самые духовно просветленные деятели патриотической оппозиции.

Можно было бы, конечно, упрекнуть нынешнюю власть в омерзительном грехе веротерпимости, и в соответствии с принципом "нельзя быть русским, не будучи православным", потребовать поголовного крещения Руси и поражения в правах лиц, зловредно уклоняющихся от чистой истины православия. Однако тут тоже есть проблемы. По принципу "свой своему поневоле брат" вернейшим союзником православных антикоммунистов типа Виктора Аксючица оказываются ортодоксальные коммунисты типа Виктора Анпилова. А из уважения к марксистским убеждениям верных союзников приходится быть не слишком щепетильным в вопросах вероисповедания.

Нечто похожее получается и с принципом народности. Выяснить, какие положительные ценности оппозиция считает глубоко народными, довольно затруднительно, но зато заведомо известно, что патриоты считают антинародным - это отказ от имперских амбиций и интернациональная миссия, это свобода предпринимательства, это роспуск колхозов, это буржуазная мораль, это открытость внешнему миру и так далее. Результат логического рассуждения показывает, что если такие нынешние тенденции являются предосудительными и антинародными, то истинно народными являются чисто коммунистические ценности - милитаризация страны, принудительно направляемая экономика, закрытость от внешнего мира и так далее. Тем самым получается, что сколь-нибудь соответствует требованиям народности лишь период коммунистического правления, тогда как дооктябрьский период российской истории антинароден не менее, чем нынешний. Получается, что патриоты как бы отрекаются от тысячелетней российской истории, а это им вроде бы не к лицу.

Так что, возможно, известный лозунг "Самодержавие, Православие, Народность" и будет применен патриотическими силами, но не раньше, чем они прочно усядутся на российском престоле и, вдоволь на нем посидев, начнут отбиваться от общественного брожения путем чисто консервативных лозунгов. Сейчас время таких лозунгов никак не приспело, потому что сегодня патриоты - партия чисто революционная, и консервативные ценности для них одна обуза.

Владимир Тольц: 20 лет назад это говорил на Радио Свобода Максим Соколов. Прошло недолгое время, и многое стало меняться. Поначалу «царь Борис» стал, очевидно для народа, перебирать, в том числе и зелена вина. А еще недавно расставшиеся с партбилетами и научным атеизмом новые «бояре» кинулись, поспешно крестясь перед телекамерами, предъявлять миру свое православие. Народ же, по-разному относясь и к ним, и к престолу, то восторгался государем и преемниками, то роптал, то растерянно разводил руки: если не он, то кто? Призыв "Долой самодержавие и престолонаследие" был брошен в массы сравнительно недавно. Долго ли еще жить уваровской триаде – покажет время. Боюсь, что покажет нескоро.

В 93-м об истории в одной из моих передач говорила вдова Андрея Дмитриевича Сахарова Елена Георгиевна Боннэр.

Елена Боннэр: Я сейчас как-то совсем отошла от нашей повседневной текучки и втянулась в розыск документов, связанных с семьей Андрея Дмитриевича. Но я занимаюсь не родословной в прямом смысле, а я пытаюсь написать историю не рода, а семьи, в основном о тех людях, которые упоминаются Андреем Дмитриевичем в его книге "Воспоминания". Очень много в связи с этим раскопала материалов о деде Сахарова с отцовской стороны. Мне хочется сейчас рассказать об одном эпизоде, участником которого он был, и который шире, чем эпизод из одной биографии. Так сказать, «наша с вами история».

В начале несколько слов о самом Иване Николаевиче Сахарове. В 1884 году он окончил юридический факультет Московского университета. В течение 5 лет был помощником присяжного поверенного у известного общественного деятеля и одного из крупнейших российских адвокатов Федора Никифоровича Плевако. Через пять лет был принят в полные присяжные поверенные, то есть стал членом округа присяжных поверенных Московской судебной палаты. И принимал очень активное участие в различных направлениях общественной жизни - в борьбе с неграмотностью, участвовал в создании народных библиотек и был потом позже активным членом партии кадетов, выборщиком от этой партии был в думу.

В 1905 году после убийства в 1904 году, император Николай Второй издал рескрипт на имя министра внутренних дел Булыгина, который занял место Плеве, о создании комиссии, которой вменялось подготовить законопроект о создании думы и о выборах в Государственную думу. В связи с этим рескриптом московское юридическое общество, не в смысле формальное общество, оно не называлось обществом, оно позже стало так называться, собрало чрезвычайное собрание 13 марта. И московские юристы, 268 человек было на этом собрании, считали, что этот рескрипт царя – начало конституционного процесса. Слова все те же самые употреблялись, что и у нас. И они избрали конституционную комиссию в составе 18 членов и 8 кандидатов. Иван Николаевич Сахаров был в числе последних. Но я же хочу просто познакомить слушателей Свободы с некоторыми выступлениями на этом чрезвычайном собрании и с его резолюцией. Потому что. мне кажется, история - она баба серьезная, она всегда нам шуточки подкидывает. уж очень все перекликается.

Владимир Тольц: то ж, давайте обратимся к этой перекличке времен, о которой говорит Елена Георгиевна Боннэр. Итак, отчет о чрезвычайном собрании московских юристов 13 марта 1905 года. Из выступления адвоката Маклакова.

"Рескрипт может быть мелок по причинам своего появления, мелок по цели, если цель его – успокоить общество, а не преобразовать Россию. Но все же он содержит новую идею - участие представителей страны в управлении".

Владимир Тольц: Далее Маклаков сказал:

"Построить новый государственный порядок на новых началах - отношение наше к этому ясно. Мы хотим представительной формы правления - это значит мы хотим, чтобы впредь ни один закон не был издан без согласия народных представителей. Но ведь нет, конечно, ни одного закона более важного, чем тот, который определит самое государственное устройство, и потому мы не можем предоставить одной бюрократии выработку этого основного закона. Простая логика требует, чтобы были созваны народные представители для выработки основ государственного строя, для написания конституции. То есть, чтобы было созвано то, что носит название собрания учредительного. На каких же началах должно быть построено избрание в собрание? И на этот вопрос может быть только один ответ: на тех же началах, которые мы считаем наилучшими для народного представительства и для обыкновенного законодательного корпуса, и для собрания учредительного один и тот же принцип всеобщего, прямого и равного избирательного права. Но что же тогда будет делать булыгинская комиссия? Ей на долю пойдет только одна задача, но очень важная – организовать выборы, создать избирательный закон".

Владимир Тольц: Из выступления на том же собрании московских юристов адвоката Жданова.

"Теперь уже можно утверждать, что наша страна высказалась. Страна осудила наш старый бюрократический режим, страна оценила всю серьезность переживаемого нами внутреннего кризиса, выход из которого возможен только при свободном проявлении живых сил народных. Она потребовала условий для своего роста и развития, она потребовала политической свободы, закрепленной в ее единственной надежной гарантии – народном представительстве. В будущем основном законе всем русским гражданам без различия пола, происхождения, вероисповедания и национальности должны быть гарантированы следующие права: неприкосновенность личности и жилища, свобода слова, печати, вероисповедания, свобода передвижения, собраний, союзов, стачек и равноправность всех национальных языков".

Владимир Тольц: Из выступления адвоката Пржевальского.

"Представительный образ государственного правления, обеспечивающий политическую и гражданскую свободу народа, может быть прочен лишь на основе правильно организованного самоуправления. Без бюрократии, без профессионального чиновничества современное государство совсем обойтись не может. Вот почему, каков бы ни был образ правления, необходимо внести в государственный строй как надежный корректив противоположное бюрократии начало – самодеятельность общества. Самоуправление - крепкая стена, защищающая низины народной жизни от бюрократического потопа. Русской конституцией должны быть гарантированы народу организация местного самоуправления на началах выборного, бессословного и независимого управления".

Владимир Тольц: Думаю, все эти мысли и рассуждения московских конституционалистов образца 1905 года близки многим их коллегам нынешнего розлива. Но были тогда высказаны мысли и иного свойства. А как с ними? К примеру, адвокат Золотарев указал "на опасность в настоящее время всеобщего избирательного права". "Надо подумать, - сказал он, - не лучше ли в настоящее время представительство интересов. Воззрениям нашего народа, - полагал Золотарев, - более всего соответствует учреждение земского собора, организованного на началах сословных и исключающее участие в нем инородцев". Золотарева поддержал Шмаков.

"Какая бы форма представительства ни была получена нашей страной, евреи должны быть устранены от всякого участия в государственной деятельности. Предлагаю собранию высказаться против участия евреев в будущем представительном учреждении".

Владимир Тольц: Но конечно же, либеральные московские юристы начала века не могли в этом сойтись с тогдашними национал-патриотами. Из выступления Малинтовича-Котлецова.

"Политические права даются не за заслуги и добродетели, а они составляют неотъемлемую собственность и принадлежность каждого человека как такового. Лишение отдельных групп населения по каким бы то ни было причинам – национальным, вероисповедания, сословным и тому подобным, политических прав приведет лишь к обострению той борьбы, которую мы в настоящее время наблюдаем и которая явилась логическими результатом политики беспощадного, жестокого угнетения и произвола как по отношению к отдельным гражданам, так и по отношению к отдельным группам населения – поляки, евреи, армяне, латыши и так далее, приведших к полному краху весь самодержавно-бюрократический режим. Если политических прав не дают, то их завоевывают. Об этом должны помнить те, которые под фальшивым знаменем общего блага от имени истинно русских людей преследуют цели узконациональные и узкосословные".

Владимир Тольц: На Елену Георгиевну Боннэр, которая предоставила нам цитируемый отчет о собрании московских юристов 1905 года, особое впечатление произвела принятая на нем резолюция. Из 268 присутствовавших на собрании против нее проголосовало только пять человек, воздержавшихся не было. Вот отрывки из этого документа.

"1. Государственное устройство России должно быть определено конституционным актом.
2. Конституционный акт должен быть выработан учредительным собранием, составленном из народных представителей, избранных всеобщей прямой, равной и тайной подачей голосов.
3. В основу конституции должны быть положены следующие начала: а) народное представительство в форме постоянно действующего самостоятельного учреждения, организованного на началах всеобщего равного прямого тайного голосования; народным представителям принадлежит право законодательной власти, не исключая законодательный почин; б) исполнительная власть вверяется кабинету министров, ответственному перед народными представителями; г) в основу судоустройства должны быть положены следующие принципы: независимость и несменяемость судей, широкое применение выборного начала при замещении судебных должностей и широкое участие присяжных заседателей в отправлении правосудия с исключительной подсудностью суду присяжных всех преступлений политических и по делам печати, полное осуществление гласности и недопустимость изъятия из общих правил судопроизводства по роду дела или по положению лица подсудного; д) всем русским гражданам без различия пола, происхождения, вероисповедования и национальности должны быть гарантированы следующие права: неприкосновенность личности, жилища, свобода слова, печати, вероисповедования, свобода передвижений, собраний, союзов, стачек и равноправность всех национальных языков; е) организация местного управления должна быть построена на началах безусловной независимости самоуправления.

Владимир Тольц: Вот так решило собрание московских юристов, если угодно, конституционное совещание еще в 1905 году. Когда же я спросил Елену Георгиевну Боннэр, что ее в этой резолюции впечатлило, она ответила.

Елена Боннэр: Меня поразила краткость, если хочешь, четкость. Для того, чтобы наш разговор закончить, я могу сказать, кто знает, кто нет, я сама не знала, пока этим не занималась, потому что я всегда от истории была далека и знала ее в объеме нашего учебника школьного. Проект о думе был Булыгиным выработан к 5 июля 1905 года, так и октябрьские, декабрьские события 1905 года, как говорили наши учебники, пролог к Великой октябрьской революции грянул, и эволюционный конституционный процесс был сорван. Я не знаю, хорошо ли это или плохо для России было, но многое, даже судя по протоколам этого собрания, было задумано совсем неплохо в обществе.

Владимир Тольц: Возвращаясь к тому, с чего начал сегодняшнюю передачу, я спросил Елену Боннэр: полагает ли она, что, скажем, знание того, чем она сегодня поделилась с нами, может принести хоть какую-то практическую пользу нынешним конституционалистам?

Елена Боннэр: Я думаю, что знание истории всегда полезно, хотя ни люди, ни общество не учатся на истории. Андрей Дмитриевич написал в книге, что почти никто не учится на опыте других, дай бог, учиться на собственном опыте. Но знание, мне кажется, необходимо. Ведь это не простое любопытство. Нельзя изобретать заново велосипеды, что мы делаем – это совершенно точно. Жизнь не пробирка, и поэтому точный опыт повторить нельзя. Но все-таки не надо изобретать то, что изобретено.

Владимир Тольц: И тем не менее, жизнь – это постоянное изобретение заново велосипедов.

Елена Боннэр: Да, в жизни, тем не менее, так.
  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG