Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Адвокатура Жуликов и Воров


Дмитрий Гололобов и Светлана Бахмина

Дмитрий Гололобов и Светлана Бахмина

Известный адвокат и телеведущий Владимир Орешников получил два года за крупное мошенничество. В течение двенадцати лет он незаконно занимался адвокатской практикой, используя поддельный диплом, сообщили СМИ несколько дней назад.

Ну вот, скажете вы, снова об адвокатах-оборотнях. Надоело уже. Понятно, что многие их них носят от клиента к следователям и судьям одни бумажки, а от следователей и судей – клиентам – другие. На этом их функции заканчиваются. Рядовая новость, еще один неудачник пал жертвой палочной системы на ниве борьбы с коррупцией.

Но разговор пойдет не о мошенничестве адвокатов. Адвокаты-мошенники есть и в Москве, и в Нью-Йорке, и в Лондоне. Даже, наверное, где-нибудь на Тикси и то есть. Явление, увы, распространенное. С ним борются, конечно, но побороть окончательно вряд ли до второго пришествия смогут - одна из древнейших профессий все-таки, искушений - море.

Итак, что мы имеем, если убрать примитивное мошенничество с заносом и разводом клиента, которое уже никому не интересно. А имеем мы несколько парадоксальную ситуацию: человек успешно (!) работал адвокатом (!) и телеведущим юридической передачи (!) двенадцать лет (!). Вдумайтесь в эти простые факты. Да, вот еще: защищал уважаемый не-адвокат в основном всяких сотрудников правоохранительных органов, а особо прославился (если тут подходит это слово) защитой майора Евсюкова.

Сейчас «радетели чистоты одежд» сразу возмутятся: враги, враги, снова нападают на российскую адвокатуру – оплот свободы и демократии. «Не надо раскачивать лодку и делать далеко идущие выводы из одного случая», - скажут поседевшие на тяжкой адвокатской ниве умы. Тут мы осмелимся напомнить про самого известного клиента господина Орешникова: не будем даже комментировать к каким глобальным последствиям для российской правоохранительной системы привело окончание одного его рабочего дня. Вообще-то, уметь делать выводы из показательных единичных случаев и тормозить, соответственно, перед краем обрыва – показатель мудрости и профессионализма.

Короче, если кто-то считает, что та адвокатура, которую мы имеем это именно та демократическая профессиональная адвокатура, которая и нужна современной России, то ответьте, пожалуйста, на несколько простых вопросов. Разрешите внезапно возникший в душе когнитивный диссонанс.

Во-первых, как так получилось, что за указанные двенадцать лет никто в адвокатской палате и конкретном адвокатском образовании так и не удосужился проверить подлинность диплома и наличие профессиональных навыков у успешно делающего карьеру коллеги? Если же его коллеги скажут, что ничем особым он не выделялся, то это еще страшнее – значит, что они точно такие же как он: по уровню, извините, образования и юридической грамотности. Если же выделялся, то вопрос к ответственным лицам адвокатского сообщества: почему не заинтересовались и не проверили? Времени не было или будем копать глубже? Понятно: не будем, там дальше никому неинтересно. В уголовном праве развитых стран это носит название wilful blindness (намеренная слепота). Ну, это так, исключительно для справки. Мы и сами можем придумать приблизительно двадцать объяснений тому, почему это не сделали. На то мы и юристы. Вот был в Штатах случай – человек прикидывался гинекологом. Там его быстро раскусили. Но это же не юриспруденция. Теперь, надеюсь, все окончательно поняли, почему на юрфаки такой конкурс.

Во-вторых, адвокато-человек вел дела, многие выигрывал, слыл успешным. И тут, как назло, опять жёсткая дилемма: либо у нас все судебная и правоохранительная систем такая, что сложные дела в ней может легко выиграть и выпускник животноводческого или кулинарного техникума. Или он дела выигрывал не за счет собственных юридических знаний и умений, а за счет, ну сами понимаете чего... бумажки туда, бумажки – сюда. Скукотища, одним словом. Хотя «чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй» - это и про адвокатскую систему, которая часто легко умудряется обходиться БЕЗ ПРАВА. Более того, оно для нее даже лишнее: мешает обходить ненужные острые углы. «Так ведь прямо законом запрещено – Ну так что, мы не договоримся что ли…» - краеугольный принцип ВСЕЙ российской юстиции от начала и до конца: от следователей Магницкого до адвокатов по весьма громким делам.

В-третьих, куда смотрели остальные участники многочисленных процессов господина Орешникова и адвокаты, принимавшие в них участие? Двенадцать лет у них на глазах человек без юридического образования что-то говорил, писал, доказывал, выигрывал, выпивали вместе (уж чего греха таить). Неужели ни у кого не возникло сомнения? Или возникло, но сразу же подумалось, что стучать на коллегу нехорошо, пусть себе дальше лохов-клиентов разводит. Называется это не иначе как корпоративная солидарность. Кто-то недальновидный может, конечно, назвать это и преступным сговором, но мы в знак все той же солидарности его немедленно отдернем в самой жестко форме.

Ну ладно адвокаты. С ними вроде как разобрались: корпорация, омерта и все такое прочее. А юристы высшей квалификации – судьи, а следователи, которые при малейшем проколе должны просто гореть желанием сдать заклятого врага. Не тут-то было. Отсюда точно такой же вывод: либо они все как один были слепоглухонемые и немного умственно отсталые (о чем страшно думать) либо, опять извините, в доле (о чем думать еще страшнее). Называется это все, скорее всего, уже не корпоративная солидарность, а круговая порука. Когда судья купил диплом, следователь подделал диплом, адвокату диплом просто подарили. И все эти ответственные товарищи нас с вами судят. И почему мы после этого удивляемся приговорам по самым нашумевшим политическим процессам?

Судья, не выпускавший, например, Магницкого, это не «сферический конь в вакууме», выросла среди других судей, следователей и адвокатов. Среди которых бродят оборотни с фиктивными дипломами. Итого: Хамовнические и Бассманные суды, рейдерство, беспредел на зонах и прочее, прочее, прочее, рассказами о чем вы успешно забиваете себе каждый день мозги, возможны при прямом и непосредственном соучастии именно таких адвокатов Евсюковых, собранных в кучу. На непрофессионализме которых и на попустительстве которым и стоит система. Оборотни вообще уживаются хорошо только с оборотнями: следователями, полицейскими, судьями и далее – по списку. Непрофессионализм и круговая порука идут рука об руку.

Вы спросите, конечно, а есть ли в России хорошие и честные адвокаты. Конечно, есть. Ибо сказано в Писании: «И среди плевел найдутся зерна». Но они, как правило, крайне недешевы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG