Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о сторонниках Путина и их призывах к укреплению его единоличной власти


Участники автопробега "За Путина", прошедшего в Москве 18 февраля

Участники автопробега "За Путина", прошедшего в Москве 18 февраля

Во вторник, 21 февраля, один из сторонников кандидата в президенты России Владимира Путина кинорежиссер Никита Михалков в ходе круглого стола в агентстве РИА Новости заявил, что достойных конкурентов у его кандидата нет. Михалков считает, что "у нас и не из кого выбирать". "И в этом, кстати говоря, проблема власти, что за это время не появился никто, кто мог бы достойно конкурировать с тем, кто так или иначе к этой власти придет. Но если сегодня не Путин - то это катастрофа для страны", - утверждает режиссер.

Владимир Кара-Мурза: Совет Федерации переназначил председателем Конституционного суда Российской Федерации Валерия Зорькина. Его кандидатуру поддержал 141 сенатор. Таким образом, 69-летний Зорькин был переназначен на этот пост уже в пятый раз. Зорькин выступил перед сенаторами с речью против пересмотра конституции и усиления полномочий парламента. Глава Конституционного суда считает подобные инициативы "несвоевременными". "Нынешняя ситуация никак не предполагает на крутом ходу менять конструкцию", - сказал Зорькин и добавил, что лично он "был и остается сторонником сильной президентской республики в России".
Президент Татарстана Рустам Минниханов выразил мнение, что России "нужен царь". "Царь - это мужественный человек, который отвечает за страну", - объяснил Р.Минниханов свою позицию.
Схожую точку зрения высказал и кандидат Владимир Жириновский в интервью Радио Коммерсант ФМ. "России демократия не подходит вообще. Россия – самодержавная страна.
Уж лучше честная монархия на 30 лет, а в среднем возраст монархии в российском государстве был 15 лет, то есть они два срока просидят. Клан питерских – вот монархи. Это семья питерских".
О том, противоречит ли Основному закону призывы сторонников премьера к укреплению единоличной власти, об этом в нашей программе спорят юристы Юрий Иванов, адвокат, бывший депутат Государственной думы Российской Федерации от партии КПРФ, Борис Надеждин, депутат Государственной думы нескольких созывов и Вадим Прохоров, адвокат, член политсовета движения "Солидарность". Насколько последовательной, по-вашему, выглядит политическая позиция Валерия Зорькина?

Вадим Прохоров: Если вспомнить тот период, благодаря которому собственно Валерий Дмитриевич и запомнился россиянам, а именно это лето и осень 93-го года, о котором многие говорят, многие это воспринимают как преступление Ельцина, многие воспринимают те события как попытку реформ и подавление мятежа. Я, например, отношусь к последним. Действительно спорный вопрос. Валерий Дмитриевич тогда занял позицию достаточно четкую антиельцинскую, выступил против указа 1400 и как раз тогда занимал пропарламентские позиции, то есть за наличие именно парламентской республики в России. Что же сейчас изменилось? Царь поменялся? На смену царю Борису пришел царь Владимир, Лжедмитрий или кто еще и, соответственно, меняются позиции Валерия Дмитриевича. Если его позиция конституционная меняется под влиянием каких-то конкретных фигур, которые в тот или иной момент оказались у власти, зачастую достаточно случайно, в таком случае возникает вопрос последовательности его действий и его высказываний. Мне кажется, что есть определенные проблемы, о которых стоит задуматься.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, допускает ли Валерий Зорькин нарушение закона, вмешиваясь в политические вопросы, которые могут стать предметом рассмотрения Конституционного суда?

Юрий Иванов: Вы знаете, Зорькин такая красочная, интересная фигура. Так получилось, что я когда-то был студентом, его судьба прошла на моих глазах, мы сверстники. И это сначала был "красный" профессор, который проповедовал коммунизм в университете, потом он был руководителем морально очень некрасивого процесса над КПСС. Морально, потому что коммунисты судили коммунистов, коммунисты-ренегаты судили тех, кто остался верен коммунизму. Потом в октябре он действительно боролся за парламентаризм. Я бы обратил внимание на одно обстоятельство – на его трансформацию. В 90-е годы в начале он был сторонником западной модели, совершенно четко проповедовал идеи парламентаризма, либерализма. Это был в моем понимании человек с большим весом либерализма. То ли годы его испещрили, то ли жизнь заставила быть таким обывателем-прагматиком, но сегодня этот человек ушел от западных принципов ближе к русофильству. По сути дела он занимается тем, что подыгрывает нынешнему президенту, подыгрывает достаточно умело. Допустим, если такие примитивные агитаторы Путина нас все время пугают дестабилизацией, он стал говорить о хаосе, что у вас выбор: или недемократическое правление Путина, или хаос. Он запугивает общество хаосом.
Но главная его позиция, я сейчас, готовясь к вашей передаче, посмотрел в компьютере несущие фразы, я его цитирую: "Нынешняя ситуация никак не предполагает на крутом ходу менять конституцию, чтобы было больше демократии". Сегодня этот человек, который является сторонником, как он говорит, президентской республики, а по сути дела есть у президента такая теплая печка, на которой греются совершенно разные фигуры, от михалковщины до табаковщины и там же все сторонники Пиночета Леонтьевы, Латынины. На этой печи сейчас оказался этот яркий, интересный, умный человек. И он не видит, что жизнь развивается по своим канонам, что есть улица, что кроме улицы есть требования людей. Он сидит на этой печи, и я боюсь, что до конца жизни он уже себя не поменяет. Он вырвал очередные шесть лет срока, пожелаем ему здоровья на эти шесть лет, а себе пожелаем дожить до рассвета, в котором Зорькина не будет.

Владимир Кара-Мурза: Чем вы объясняете участившиеся призывы к установлению в России единоличной власти, которые звучат в широком спектре чиновников от председателя Конституционного суда до оппозиционеров?

Борис Надеждин: Очевидно, боязнью потерять эту власть, больше ничем объяснить не могу. Если смотреть трезвыми, объективными глазами, то это все средневековье и совершенно неадекватное современному российскому обществу представление о стабильности. Дело в том, что стабильность может обеспечиваться теоретически двумя противоположными способами. Первый – это несменяемость власти. Египетские фараоны две тысячи лет правили, триста лет была династия Романовых, престолонаследие и все такое. В современном мире долгосрочная политическая стабильность обеспечивается ровно обратным способом, а именно политической конкуренцией и периодической сменой власти по итогам честных выборов. И сейчас страна стоит реально на стрелке: с одной стороны у нас есть силы по своему происхождению феодальные и средневековые, которые считают, что нужен царь или генсек или президент навсегда, чтобы не менялся, одна партия. С другой стороны выросло поколение, которое понимает, что так стабильность не обеспечится и что принципиальным является доверие людей к результатам выборов. Вот, собственно, о чем идет спор. Поэтому все те, кто видел стабильность в монополии КПСС, а сейчас видит в "Единой России" и Путине, те за царя, твердую руку и так далее. А те, кто выходит на Болотную площадь, понимают, что из них пытаются сделать крепостных, им это не нравится, я их понимаю.

Владимир Кара-Мурза: К нашему разговору подключилась Тамара Георгиевна Морщакова, бывший зам председателя Конституционного суда. Насколько безупречной, по-вашему, выглядит процедура переназначения председателя Конституционного суда, которая сегодня была реализована в очередной раз?

Тамара Морщакова: Вы знаете, если сравнивать ее с тем, что прописано в законе, то она как раз была безупречна. Но просто надо сравнивать, очевидно, с другими стандартами. Потому что эта процедура, с моей точки зрения, я уже неоднократно об этом говорила, не отвечает тому принципу несменяемости, который для обеспечения независимости судьи является главным.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, могут ли вопросы государственного устройства России, о которых в своей вступительной речи высказался сегодня Валерий Дмитриевич, стать предметом рассмотрения Конституционного суда?

Тамара Морщакова: Вопросы государственного устройства России, конечно, могут стать предметом рассмотрения Конституционного суда. И это может быть в разных процедурах. Это может быть в процедурах толкования конституции, например, если будут соответствующие запросы. Это может быть, с моей точки зрения, в процедурах проверки конституционных законов в поправках, вносимых в конституцию Российской Федерации. Естественно, в других всех процедурах, где проверяется содержание федеральных законов, определяющих структуру государственной власти.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, переезд Конституционного суда в город на Неве сказался на его лояльности или опасения были напрасными?

Тамара Морщакова: Если иметь в виду обеспечение лояльности власти, то я не думаю, чтобы этот переезд был главным козырем в обеспечении такой лояльности. Просто очень сильно поменялся статус суда, независимо даже от того, что он переехал, он все равно в остальных параметрах так же серьезно изменен. И это, конечно, влияет на его способность быть противовесом других властей.

Владимир Кара-Мурза: Андрей Савельев, бывший замглавы думского комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками, противник превращения идеи монархии в профанацию.

Андрей Савельев: Для монархиста тезис о том, что России нужен царь, достаточно естественен и понятен. Но когда этот тезис переносится на действующего политика, который собирается занять пост президента, то это выглядит в глазах монархиста, а я являюсь монархистом, как чистейшая профанация. И более того, призыв к тому, чтобы будущий президент перешагнул через все правовые нормы и через все статусы, заложенные в действующих документах, прежде всего в конституции. Поэтому я расцениваю заявление президента Татарстана как призыв к государственному перевороту и как призыв к Владимиру Путину этот государственный переворот совершить.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG