Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономист Вячеслав Домбровский – о перспективах экономического роста в Латвии


Рига, Латвия. Перед референдумом

Рига, Латвия. Перед референдумом

На проведение референдума о статусе русского языка, который прошел 18 февраля, Латвия потратила 1,5 миллиона латов, или примерно 3-3,5 миллиона американских долларов. С 2008 года страна переживает серьезный экономический кризис, из-за высокой безработицы на заработки за границу уехали, по официальным данным, более 300 тысяч человек.

Об экономической ситуации в Латвии и перспективах экономического роста говорит депутат латвийского сейма, доктор экономических наук Вячеслав Домбровский:

– Экономическая ситуация, конечно, лучше, чем год, два назад, но не намного. Процент безработицы высок, иммиграция еще весьма велика, – если не ошибаюсь, около 14 процентов работоспособного населения. Рост за прошлый год – около 5-6 процентов от ВВП. Но, опять же, учитывая кумулятивное падение ВВП с 2008 года, совокупно оно составило почти 25 процентов от ВВП. Конечно, с такой низкой базой ясно, что когда-то этот рост должен был начаться. То есть экономический рост был в прошлом году, но он все еще далек от уровня ВВП 2007 года.

– Проблемы безработицы и миграции населения Латвии взаимосвязаны?

– После вступления в Евросоюз возможность уехать у людей появилась, по крайней мере, по отношению к тем странам, которые открыли свои рынки труда, – Великобритания, Ирландия и частично Швеция. Вот два основных фактора, которые влияют на миграцию. Первый – это, естественно, разница зарплат. И второй – разница между уровнем безработицы, то есть разница в том, насколько велик шанс найти работу. Если после 2004 года, после вступления Латвии в ЕС, уровень зарплат был основным фактором, то после кризиса дополнительным фактором стала еще та самая "разница безработицы". То есть, когда безработица в Латвии фактически достигла 20 процентов от трудоспособного населения, началась новая волна иммиграции – в ту же Великобританию, в Германию, в другие страны.

– Если говорить о бизнесе, какое государство сейчас является основным торговым партнером Латвии?

– Первые две страны – совершенно точно Литва и Эстония. Международная торговля так обычно и идет: вы больше торгуете со странами, которые к вам ближе. А потом идут страны Евросоюза: Германия, Швеция, а также и Россия, которая занимает примерно пятое-седьмое место.

– Политика мешает бизнесу?

– Политика бизнесу всегда может как мешать, так и помогать. Если мы говорим конкретно о торговле с Россией, трудно сказать, насколько более хорошие политические отношения способствовали бы более тесным экономическим связям. В 2004 году, когда в России проводились опросы общественного мнения на тему "кто ваш враг номер один", – весьма часто таким врагом называлась Латвия. Но даже тогда торговля между Россией и Латвией велась совершенно в рамках предсказуемого – для стран с такой политической отдаленностью друг от друга и разным экономическим весом.

– Вернемся к вопросу об отъезде жителей Латвии за границу в поисках работы. Есть ли встречное движение? Едут ли люди в Латвию искать работу?

– Можно сказать, нет. По крайней мере, данных о том, чтобы это было значительной тенденцией, ни у меня, ни, наверное, у кого-то другого нет.

– Латвия уже несколько лет является членом Европейского Союза, но не входит в Еврозону. Планируется ли присоединение к зоне евро и если да, то когда именно?

– Планируется – в 2014 году. Когда мы вступили в Европейский Союз, референдум по вступлению фактически был связан и со вступлением в еврозону. Как известно, чтобы вступить в еврозону, нужно выполнить несколько критериев. Скажем, госдолг должен быть не больше 60 процентов от ВВП – это мы выполняем. Но есть и более сложные критерии. Инфляции должна быть не выше, чем средняя от трех самых низких инфляций в еврозоне – скорее всего, при нынешней ситуации в международной экономике мы, скорее всего, это выполняем. А дефицит бюджета должен быть не выше, чем 3 процента от ВВП, – это мы тоже, я думаю, выполним. То есть вступление в зону евро в 2014 году является очень реалистичным.

– Российский бизнес в Латвии, интерес к недвижимости в республике, в Риге, в Юрмале – насколько он велик, и боятся ли его в Латвии?

– Интерес велик. Недавние публикации говорят о том, что, например, в Юрмале фактически все последние сделки с недвижимостью были со стороны россиян. Основной интерес, конечно, в том, что фактически Латвия, скажем так, продает шенгенские визы, виды на жительство за вполне приемлемые суммы, – если не ошибаюсь, около 140 тысяч евро, которые нужно инвестировать, но фактически достаточно просто купить недвижимость. Это вызывает протест и весьма серьезные возражения у правых националистических партий, которые являются членами правящей коалиции. Это является их политической картой, способом зарабатывать политические очки. Вполне возможно, что скоро мы увидим какие-то предложения о каких-то ужесточениях в этой области.

– Могут ли возникнуть проблемы у тех, кто приобрел недвижимось в Латвии?

– Я думаю, нет. Мы все-таки правовое государство, есть же принцип, согласно которому новопринятые законы не могут иметь обратную силу.
XS
SM
MD
LG