Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Документальный театр и жизнь меньшинств


Международная театральная лаборатория "Разрушая границы: работа с документами"

Международная театральная лаборатория "Разрушая границы: работа с документами"

Сахаровский центр и Театр Йозефа Бойса проводят международную театральную лабораторию под названием "Разрушая границы". Документальный театр и жизнь меньшинств". 16 молодых режиссеров, художников и театроведов из Германии, Польши и России делают эскизы спектаклей на основе блогов, интервью, судебных постановлений, интервью с инвалидами, представителями религиозных и сексуальных меньшинств. Лаборатория открыта для зрителей.

Представляют проект его кураторы, драматург Михаил Калужский и руководитель Театра Йозефа Бойса Георг Жено.

Георг Жено: Демократия – это не то, когда большинство все решает, а в первую очередь учитываются нужды меньшинств. И мы выбрали группы меньшинств, чей голос не слышен, чьи элементарные жизненные нужды в России не удовлетворены.

Михаил Калужский: Сначала мы отбирали тексты. Это истории, связанные с трудовыми и политическими мигрантами, с сексуальными меньшинствами и трансгендерами, с инвалидами, в том числе и детьми-инвалидами. Мы специально отобрали несколько текстов откровенно гомофобских, потому что один из лучших способов посмотреть на то, как себя чувствуют геи, – это прочитать то, что о них говорят их хулители. Например, эфир "Эха Москвы" "За что вы не любите гомосексуалистов?" – блестящий "документ" своего рода, с SMS и звонками в студию. Было два текста, посвященных болезни и творчеству. В одном случае это мемуары слепоглухого ученого Александра Суворова, а в другом – сочинения детей-аутистов. Некоторые участники лаборатории привезли с собой какие-то тексты, что сделали наши немецкие коллеги, а наши польские коллеги, участники лаборатории, сказали: "Что вы нам предлагаете? Самое интересное, что происходит в России, – это революция. И насколько мы понимаем, вы, кто участвует в протестном движении, – сейчас самое актуальное меньшинство. Поэтому мы бы хотели знать о том, как россияне пытаются изменить мир и как активное меньшинство взаимодействует с пассивным большинством," – сказали нам 20-летние польские режиссеры и художники хипстерского вида. Так что нам пришлось что-то поменять. К нам приедут некоторые лидеры "снежной" революции и будут рассказывать нашим участникам, что они себе думают о происходящем.

Роман Павловский, специалист в области документального театра, редактор "Газеты Выборча", Польша: Меня это не удивило, потому что реальность работает быстрее, чем театр. То, что происходит на улицах Москвы, что происходит в умах, даже в подсознании общества – это более интересно, чем проблемы, допустим, геев или больных. С меньшинствами у меня есть проблема моральная. Всегда надо спрашивать их: "Вы хотите стать героями театрального спектакля или нет?". Мы, люди театра, культуры, иногда пользуемся человеческой трагедией. Есть очень тонкая граница между манипуляцией, художеством или политическим актом. Столько уже было спектаклей про меньшинства, почему сейчас мы снова должны возвращаться к этой теме?

Георг Жено: В России ничего же не меняется. Человек небогатый, у которого нет ног и рук, может попросить другого человека только помочь ему повеситься, потому что его жизнь в обществе закончена. А я с этим не согласен. Я верю в то, что в каждом человеке есть какой-то уникальный потенциал. Почему мы не можем построить такое общество, когда все могут в нем жить нормально?

Роман Павловский: Театр это не изменит. Надо изменить законы...

Георг Жено: Не согласен. Мы и в театре можем менять сознание людей.

Сергей Лукашевский, директор Центра Сахарова: Тема нашей лаборатории и общественно-политические события, которые происходят последние три месяца, переплетаются. Мы отчасти выбирали тему меньшинств потому, что приближение к реальности, к документу и к гражданственности, в том числе, происходит на уровне небольших групп, на партикулярном уровне. И нынешнее общественное протестное движение вырастало из партикулярных протестных, можно сказать, меньшинств, людей, недовольных тем, как ездит с "мигалками" начальство. И обращение к общественной солидарности тоже начиналось с поддержки больных детей или с темы гомофобии, и так далее. Сейчас удивительным образом все очень живо и сильно переплетается.

Анна Селянина, театральный художник, участница лаборатории: Я понимала, что могу взять в работу только тот документ, который меня как-то задевает. Меня задел протокол, констатация факта – случай в воронежской школе. Маленький мальчик пришел на урок, и оказалось, что перед началом урока происходит православный молебен, обязательный. А мальчик про это вообще ничего не знал. И родители были не в курсе, и учительница, несмотря на то, что знала, что семья не воцерковленная, ничего не сказала. Мальчик испугался и убежал. Его потом побили одноклассники. Его родители пытаются судиться со школой. Меня это задело. Я увидела в этом сюжете тему выбора, свободы выбора вероисповедания и шире – "кем я хочу быть".

Фрагмент программы "Свобода в клубах"
XS
SM
MD
LG