Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ульяновск - белый цвет под запретом




Автомобильный флэшмоб «Белые улицы», который состоялся в прошлое воскресенье в Ульяновске, привлек к себе внимание не большим количеством участников, а неуклюжими действиями полиции, которая создала инцидент на пустом месте. Всего около полутора десятков автовладельцев на машинах, украшенных символикой честных выборов, сделали два круга по центру города. Когда казалось, что ничего особенного ждать уже не стоит, сотрудники ГИБДД остановили три автомобиля с «белыми» лентами. Причин задержания не объяснили, документы у владельцев авто были в порядке. На место прибыла дознаватель дежурной части УВД Людмила Алимова. Когда у нее спросили, с какой целью ее вызвали, она ответила: «Чтобы разобраться в ситуации».
В чем суть ситуации, она объяснить так и не смогла, как ни пытал ее один из организаторов акции Константин Трошин.

Константин Трошин: Кто вас вызвал? Кто ваш непосредственный начальник? Назовите должность, имя-фамилию-отчество.

Дознаватель: Я уже сказала: так как я дежурный дознаватель, я была отправлена дежурной частью.

Константин Трошин: С какой целью вас сюда отправили?

Дознаватель: Чтобы выехать на Гончарова, 21. Что еще? А вы кто? Я даже не видела вашего паспорта, а если вы не гражданин?

Константин Трошин: Вот мой паспорт. Участник оргкомитета «За честные выборы». Вы за честные выборы?

Дознаватель: А как же иначе?

Константин Трошин: А вот сотрудники полиции почему-то препятствуют проведению акции за честные выборы. Объясните, как так получается, что граждане РФ - за честные выборы, а правоохранительные органы уже больше часа держат на морозе три машины и граждан, которые тоже требуют честных выборов?

Сергей Гогин: На место происшествия, которого не было, по указанию руководства прибыла сотрудница отдела административной практики УВД, она не представилась. К диалогу с ней подключился участник акции «Белые улицы» Алексей Данилов. Из диалога выяснилось, что в Ульяновске, оказывается, действует принцип – «больше двух не собираться».

Алексей Данилов: Ездят с георгиевской ленточкой 9 мая. Законно?

Сотрудница полиции: Законно.

Алексей Данилов: Люди клеят на заднее стекло автомобиля объявления о том, что они продают свой автомобиль и номер телефона – это законно?

Сотрудница полиции: Законно.

Алексей Данилов: Чем мы отличаемся от них? У нас белые ленты и плакаты, которые не противоречат закону.

Сотрудница полиции: Дело в том, что вас уже собралось, грубо говоря, больше двух...

Алексей Данилов: Нет, нас собрали больше двух. Мы ехали по одному, с большим расстоянием,

Сотрудница полиции: Не колонной?

Алексей Данилов: Ни в коем случае.

Сотрудница полиции: А как же вас всех вместе собрали?

Алексей Данилов: А вот человек с полосатой палочкой сделал вот так – раз, два, три! – и мы оказались вместе.

Константин Трошин: Граждане РФ имею право иметь автомобиль. Естественно, они имеют право на нем передвигаться по центру города. Люди ездят по любимому городу, прикрепив к антенне белую ленту, символ честных выборов. В чем нарушение законодательства?

Сотрудница полиции: Вы передвигались группой, колонной. Так?

Алексей Данилов: Нет!

Сергей Гогин: В соответствии с правилами дорожного движения, один из признаков колонны – спецмашина сопровождения с мигалкой, идущая во главе. Но в данном случае не было даже синих ведерок. Следователь утверждала, что может собрать свидетелей того, что участники акции двигались колонной. В это Константин Трошин охотно поверил.

Константин Трошин: Составят необходимые документы, передадут в мировой суд, это будет считаться административным правонарушением, и фигурантов дела будут штрафовать.

Сергей Гогин: Как правило, суд не испытывает недоверия к показаниям сотрудников полиции, поэтому принимает их сторону, добавил Трошин.
Все кончилось тем, что дознаватель записала данные Алексея Данилова и зафиксировала его отказ давать какие-либо объяснения, потому что объяснять, собственно, было нечего. Участник акции «Белые улицы» Олег Лоскутов в тот же день записал в своем блоге: Приехавшая дознавательница не знала, что ей «дознавать», а следовательница не знала, что же «расследовать». Я спросил Алексея Данилова, как он оценивает роль полиции в том, что произошло или, скорее, не произошло.

Алексей Данилов:
Это какое-то давление на них происходит, они сами говорят, что они лично претензий к нам не имеет и что на них давит начальство. Имена-фамилии начальства они не говорят, я могу только догадываться.

Сергей Гогин: Тратя ресурсы на борьбу с оппозиционно настроенными гражданами ради обеспечения призрачной стабильности, российская полиция ставит под угрозу стабильность реальную. Накануне в Ульяновске злоумышленники за одну ночь прокололи колеса около 50 автомобилей, припаркованных в одном районе. Подозреваемым назначили некого молодого человека, который якобы признался, что резал колеса из зависти. Ульяновский журналист Михаил Белый оказался одним из пострадавших. Он считает, что происшествие является отголоском парковочных войн: так криминальные бригады парковщиков объясняют автомобилистам, где надо ставить машины и кому платить. Михаил Белый говорит, что полиция работает плохо.

Михаил Белый: Вместо того, чтобы реально заниматься тем, чем они должны заниматься, обеспечивать безопасность граждан, они снимают ленточки. В общем, это проще и безопасней для той же полиции.

Сергей Гогин: Из пяти десятков пострадавших только двадцать человек написали заявление в полицию. Остальные считают это напрасной тратой времени, многие предлагают сразу договариваться с «братками», то есть, по сути, идти неправовым, но более эффективным путем. Это и есть прямая угроза стабильности в России.
XS
SM
MD
LG